109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Посол России в Беларуси рассказал о предложении о встрече от оппозиции, которую сравнил с обществом книголюбов
  2. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  5. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  6. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  7. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  8. В суде по делу Бабарико продлен перерыв, заседаний 9 и 10 марта не будет
  9. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  10. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  11. Какие курсы доллара и евро установили обменники после больших выходных
  12. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  13. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  14. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  15. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  16. Что происходит в Беларуси 9 марта
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  18. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  19. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  20. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  21. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  22. Эту неделю еще померзнем, но весна все же придет
  23. Три новых интересных здания, которые минчане вряд ли видели. Показываем, как они выглядят
  24. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  25. Максим Знак остается в СИЗО до 9 мая
  26. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  30. «Зарплата 350 рублей, медицины нет». Откровенный рассказ семьи минчан о переезде в деревню


Чтобы сейчас и впредь вам легче было найти книгу «под настроение», мы затеяли ежемесячно делать подборки интересных книг на любой вкус.

В них может быть литература самых разных жанров, вышедшая как 10 дней, так и десять лет тому назад. Не факт, что вы встретите здесь рекордсменов продаж («Пятидесяти оттенков серого» ждать не приходится), потому что обзоры эти будет делать не магазин, у которого есть цель «сбыть с рук», а увлеченный читатель, который любит писать о книгах.

От автора рубрики Эмилии Корсаковой:

«В этой рубрике никогда не будет того, что мне не понравилось (по крайней мере в оценке книг я постараюсь быть откровенной), также в ней не будет отзывов о книгах, которые я не читала. Но и объективности, пожалуй, ждать особенно не стоит, ведь на вкус и цвет все фломастеры разные, а списки книг не рекомендованы какими-нибудь важными государственными органами.

Порой эта рубрика будет тематической, порой просто списком книг, прочитанных за тот месяц, что я готовлю этот текст, тут нет правил — только книги. И еще один маленький вводный момент: о каких-то книгах я буду писать довольно много, о каких-то меньше, но это абсолютно не говорит ни о качестве, ни об объеме книги, а просто о том, как сложились буквы в слова лично у меня".

Напоминаем: наши прошлые обзоры были посвящены теме чуда в повседневной жизни и книгам, которые станут лучшим подарком для друзей.

Ну, а февраль мы решили подытожить книжной подборкой, которая объединит в себе книги, посвященные настоящим мужчинам… и любви!

Список книг получился крайне разнокалиберным…

Александр Дюма — Граф Монте-Кристо

Приключенческий роман, являющийся классикой французской литературы. Думаю, мало тех, кто не знаком с сюжетом романа хотя бы по его киноверсиям. Сложно назвать героя Эдмона Дантеса в полной мере настоящим мужчиной, ведь все, что он сделал, было, в первую очередь, во имя мести. Но с другой стороны, судьба уж больно жестоко обошлась с ним, чтобы он не стал после такого тем, кем стал. И в то же самое время он в погоне за местью не отвернулся от любви всей своей жизни, не отвернулся и от тех, кто помог ему на его пути, а значит, в сердце его сохранились любовь и доброта.

В любом случае роман представляет собой классический образец хорошей французской литературы конца XIX века и будет явно интересен и детям, и тем взрослым, которые по каким-либо причинам не знают этого захватывающего сюжета.

Артур Конан Дойл — Приключения Шерлока Холмса

Кто не знаком со знаменитым лондонским детективом, созданным Конан Дойлом? В настоящее время этот персонаж так растиражирован, что не знаешь, за какой сериал хвататься. При этом мало кто реально читал те 56 рассказов и 4 повести, которые вышли из-под пера сэра Артура Конан Дойла. Кроме того, не стоит забывать и о втором действующем персонаже, от лица которого и ведутся все рассказы — докторе Ватсоне. Двое английских джентльменов, не забывая о своих манерах, расследуют самые запутанные и порой леденящие кровь истории.

Конан Дойл считается мастером детективного жанра, однако сам он буквально ненавидел Шерлока Холмса и собственноручно «убил» своего персонажа у вод Рейхенбахского водопада (правда, впоследствии автору все же пришлось воскресить Шерлока).

В любом случае все эти рассказы как нельзя лучше отразят Англию того времени и, кроме того, дадут возможность узнать первоисточник всех ныне существующих прототипов.

Джон Стейнбек — Жемчужина

Довольно малоизвестная повесть, основанная на фольклорных истоках, от автора таких известных произведений, как «Гроздья гнева», «О мышах и людях».

Почему же я обратила свое внимание именно на малоизвестную повесть, которую прочла заодно с другими произведениями в сборнике? В ней автор на небольшом числе страниц показывает крайне трудную жизнь обитателей прибрежной деревни ловцов жемчуга. Жизнь эта трудная (для нас, читателей, и вовсе невозможная), но по-своему счастливая, поскольку у этих людей есть самое главное — любовь, взаимопонимание, поддержка.

Для главного героя по имени Кино самое важное — защитить свою семью перед лицом любой опасности. Даже в тот момент, когда защищать становится некого… Когда любое богатство становится проклятым, потому как цена ему — то благополучие и любовь, которые царили в семье до его появления. Очень сильное и какое-то очень настоящее произведение.

Фрэнсис Скотт Фицджеральд — Великий Гэтсби

— Невероятно популярный в наше время роман американского писателя, не единожды поставленный на различных площадках и экранизированный в кино. Роман о распущенности, отсутствии морали, превалировании ценностей над чувствами. Роман об Америке 20-х годов, о «сухом законе», о платьях-туфлях-шляпках-вечеринках. А еще этот роман — о любви, о том, на что может пойти мужчина, который по-настоящему любит ту, единственную, женщину. Всего, что имеет Гэтсби, он добился ради нее, ради того, чтобы в один прекрасный день все бросить к ее ногам и рядом положить свою любовь. И в конечном счете отдать за эту любовь жизнь. Даже в той ситуации, когда не нужна на самом деле не только жизнь, но и любовь. История, рассказанная в романе, как мираж, как наваждение, но от этого она не становится менее гениальной.

Джек Керуак — Бродяги Дхармы

В этой книге можно замирать и думать буквально над каждой страницей, несмотря на то, что для многих подобные вещи не являются откровением и философию, вложенную в эту книгу, можно не разделять.

Тем не менее, «Бродяги Дхармы» могут в буквальном смысле стать «Библией» для тех, кто готов разделить убеждения главных героев. Для остальных книга оправдает себя интересным сюжетом, в котором в правильных пропорциях присутствует восточная философия.

А еще интересно, что, по сути, в книге нет какой-то конкретной отдельной истории, имеющей начало и конец: мы встречаем главного героя посреди пути и прощаемся с ним также в дороге. Но это не уменьшает нашего интереса к нему, просто каждый из нас продолжает идти своей дорогой, как и шел до этого.

Этель Войнич — Овод

Войнич была почти не популярна на родине в свое время, зато невероятно популярна в СССР, где ее перевели на все языки союзных республик, пожалуй. При этом после прочтения подумалось, что роман вполне мог затеряться среди себе подобных, но в свое время в нем усмотрели революционный дух, а посему роман стал очень популярен. Это книга о человеческих отношениях, о том, что не стоит молчать, что порой имеет смысл отказаться от гордости — даже, скорее, гордыни. О том, что стоит бороться за себя, за свои отношения с дорогими тебе людьми, потому что потом очень непросто будет сломать скорлупу взаимного отчуждения, а может, и вовсе никогда не получится. И все это на фоне революции, которая лишь является декорацией для трагедии человеческих судеб, трагедии до потоков слез.

Янн Мартел — Жизнь Пи

На мой взгляд, это тот случай, когда язык автора не дотягивает до воображения. При этом даже такое скудное изложение производит очень сильное впечатление и от книги буквально невозможно оторваться.

Эта книга — о преодолении, казалось бы, тех вещей, с которыми мы имеем дело ежедневно, о том, как невероятно трудно было Пи в океане все эти дни, какие он прошел испытания, как может зародиться «настоящая мужская дружба» между мальчиком и Тигром, о том, что каждый день жизни, каждый час жизни может быть действительно подвигом.

Виктор Гюго — Отверженные

Две главные неожиданности романа для меня заключались в следующем:

  1. роман вовсе не о революции, как полагала я всю жизнь;
  2. кажется, роман специально такой огромный, чтобы в конечном счете понравиться читателю.

Прорваться сквозь первые главы действительно сложно, но где-то в середине я по-настоящему втянулась, и все «бесконечные» отступления уже стали не менее, а местами и более интересными, чем сам сюжет. Потому и называют «Отверженные» романом-эпопеей, поскольку это максимально полный и точный рассказ об эпохе, об ушедшей Франции накануне скачка прогресса — такой разновеликой, такой разномастной, раздираемой на части, но в то же время — аккурат в годы своеобразного затишья.

И в то же время это роман о человеке, не о том множестве героев, которые возникают на его страницах, а о жизни, об искуплении одного-единственного человека — Жана Вальжана. Тут можно было бы еще много строк написать и провести анализ героев, их поступков, порассуждать о жизни Франции начала XIX века, но, пожалуй, я оставлю только четыре строки и предложу прочитать роман каждому, кому интересна эта тема, все остальное Гюго вам расскажет сам.

Он спит. Хоть был судьбой жестокою гоним,

Он жил. Но, ангелом покинутый своим,

Он умер. Смерть пришла так просто в свой черед,

Как наступает ночь, едва лишь день уйдет.

Ицхокас Мерас — Ничья длится мгновение

Что можно нового сказать про нацизм? Про гетто? Про геноцид еврейского народа? Все это страшно, больно, безысходно и главное — эта рана на теле человечества никогда не заживет. Ицхокас Мерас и не говорит нового, он просто бросает нас в колодец прошлого и заставляет самим выныривать, чтобы глотнуть воздуха — и снова вниз.

Судьба целого народа на примере одной семьи, семьи Авраама Лимпана, в которой было 5 дочерей и 2 сына. Одна дочь боролась за партитуру «Жидовки»: ей было важно, чтобы кто-то встал в конце генеральной репетиции и сказал — вот она, та опера, которую мы хотели поставить. Другой — разрешили родить в гетто, хотя всем запрещали, потому что это были опыты по искусственному оплодотворению. Третья отказала тому, кто бы мог ей помочь, никому не отказывала, а вот ему отказала, дала пощечину. Сын не смог противиться надсмотрщику, не смог бороться, промолчать, где хранятся боеприпасы, а потому нашел себе укромное место, где повесил крюк и веревку с хорошей петлей. Еще одна дочь под обстрелом немцев обороняла партизан рядом с мужчиной, который любил ее, а она не знала об этом. Самой младшей было 9 лет: она никогда не жила в гетто, ее забрала к себе бездетная семья литовцев, ее любили, баловали. Авраам Липман сел и рассказал историю про своих детей, из которых остался только сын Исаак. И этот сын сделает ход, за которым будет победа…

Александр Грин — Алые паруса

Повесть, которую мы все читали в детстве, я перечитала сравнительно недавно. И вот что стало для меня самым странным: как-то легко все досталось Ассоль. Да, она осталась без мамы, росла в нищете, но в любви. И ждала, поверив сказочнику Эглю на берегу, но ее ожидание не требовало от нее подвига души, она как-то вообще мало ждала, буквально пару строк. А потом получила сразу богатого умного красивого наследника на своем корабле и с древним бочонком вина. По тексту даже непонятно, сколь страшен морской берег и маленький рыбацкий городок, а ведь это не просто голубой простор, светлое небо и яркое солнце над головой, а тяжелая, беспросветная во многом жизнь. Ассоль в повести ради мечты не пришлось делать выбора, отказываться от чего-то, преодолевать препятствия. Так почему же эта книга здесь и даже завершает список книг о настоящих мужчинах?

Пожалуй, Грин в первую очередь не повесть написал, а подарил веру в мечту, в сказку, которая может произойти в жизни. Для Александра Грина возможность писать была способом ухода от по-настоящему суровой реальности. Факты его биографии рассказывают о том, сколь непроста, сколь тяжела была его жизнь, поэтому он создавал этот сказочный, очень морской мир, чтобы спрятаться в него от своей жизни. И это ему удалось передать: образ корабля хеппи-энда и капитана Грея так же ярок, как и цвет алых парусов.

-10%
-37%
-10%
-30%
-10%
-25%
-10%
-5%
-10%