Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Дорогие читатели, в предпраздничные и праздничные дни мы предлагаем вам вспомнить лучшие материалы LADY в уходящем году. Приятного вам неспешного чтения.

Никто не может рассказать об искусстве лучше, чем художник. Даже если художник всего лишь рассказывает о своей жизни – наверное, потому что самой своей жизнью он уже ведет диалог с вечностью.

В этой подборке – книги художников, не всегда понятых при жизни и после нее, рассказывающих про свою жизнь и свои картины, дающих нам урок не столько искусствоведения, сколько восхищения силой духа и стремлением к творчеству.

1. Марк Шагал "Моя жизнь"

Марк Шагал рассказывает о своем детстве и юности так же, как рисует: короткими фразами, неземными цветами, неземными сравнениями. Его книгу читаешь с тем же удивлением, с которым смотришь на его картины: откуда берутся эти синие, лиловые, зеленые цвета? Откуда берется это желание рисовать?

stihi.ru

Обычная бедная семья, серые и коричневые краски, простой и тяжелый быт, простые люди – и среди этого у маленького мальчика неизвестно откуда просыпается сильное, неудержимое желание рисовать. Эта неспокойная сила добивается своего: упрямый мальчик начинает учиться в единственной в Витебске художественной школе.

"Как-то раз дед наткнулся на рисунок, изображавший обнаженную женщину, и отвернулся, как будто это его не касалось, как будто звезда упала на базарную площадь и никто не знал, что с ней делать".

mail.ru

Потом – едет в Петербург, живет впроголодь. Рисует. Нигде почти не встречает похвалы, везде его пытаются переучить, но он несгибаем: рисует так, как считает нужным.

Вокруг – бедность, война, революция; среди этого – вспышки света: любовь, путешествие в Париж, своя художественная школа, преподавание рисования сиротам, и снова Париж.

Марк Шагал просто и образно рисует свою эпоху, смутное время начала столетия, свою глубокую влюбленность, всевозможных персонажей, попадающихся на его пути, свои прекрасные картины.

"Ты, что прячешься в облаках или за домом сапожника, сделай так, чтобы проявилась моя душа, бедная душа заикающегося мальчишки...

И в ответ город лопался, как скрипичная струна, а люди, покинув обычные места, принимались ходить над землей. Мои знакомые присаживались отдохнуть на кровли. Краски смешиваются; превращаются в вино, и оно пенится на моих холстах".

wikiart.org

2. Винсент Ван Гог "Письма брату Тео"

"… Человек несет в душе своей яркое пламя, но никто не хочет погреться около него; прохожие замечают лишь дымок, уходящий через трубу, и проходят своей дорогой".

Среднестатистические знания о Ван Гоге ограничиваются обычно "Подсолнухами", отрезанным ухом, нищетой и связями с проститутками. Все это, конечно, правда – но очень малая ее часть.

"Письма брату Тео" читать довольно тяжело, особенно вначале, однако чем дальше, тем тяжелее оторваться. Почти каждое из них – вполне законченное литературно-философское эссе, в каждом – невозможная по силе передача чувств, как головокружительный взгляд в бездну.

amerikanki.com

В этих письмах читается так ясно его мучительная невозможность делать что-либо другое, кроме рисования, ощущение необходимости писать, как необходимости дышать, как выполнение долга, как обязанность, словно ты последний солдат великой армии. Если выбор был – купить еду или краску – он покупал краску. Никогда иначе, и он сам при этом ощущал себя не более чем инструментом.

"4 дня я прожил в основном на 23 чашках кофе с хлебом, да и те выпросил в кредит".

Кроме этого, в этих письмах – безмерное сочувствие людям тяжелого физического труда, попытки спасти женщину и постоянное, постоянное непонимание. Эти письма больно читать физически: почти в каждом из них Ван Гог пишет о возможности в будущем зарабатывать деньги своими картинами, хотя бы окупая расходы на краски, но мы-то знаем, что за всю жизнь он продаст всего одну. Столько автопортретов у него лишь потому, что ему нечем было платить своим моделям. Эти письма больно читать физически, потому что именно так он чувствовал жизнь: острой, как лезвие.

"Разве нельзя стать терпеливым, разве нельзя научиться терпению у природы, видя, как медленно созревает пшеница, видя, как все растет? Разве можно считать себя настолько мертвым, чтобы допустить, что ты уже никогда не будешь больше расти?"

wm-painting.ru

Сложно даже представить себе силу и интенсивность того духа, который тек через него, того, который стал пейзажами с яркими красками, портретами с выделяющимися сухожилиями рук и прямыми взглядами, темными хижинами, цветами и кипарисами, но читая его записи, глядя на его картины, понимаешь, что стал свидетелем чуда.

"Вечером гулял по безлюдному берегу моря. Это было не весело и не грустно – это было прекрасно.

На темной синеве неба пятна облаков, то еще более синих, чем яркий кобальт, то светлых, напоминающих голубую белизну Млечного Пути. На синем фоне – яркие звезды: зеленоватые, желтые, белые, розовые, более светлые, более похожие на драгоценные камни, чем у нас на родине и даже в Париже; их можно сравнить с опалами, изумрудами, ляпис лазурью, рубинами, сапфирами.

Море – темный ультрамарин, берег – лиловатый и бледно-розовый, кусты на дюнах (высотой до 5 метров) – прусская синяя"

vorotila.ru

3. Василий Кандинский "Ступени. Точка и линия на плоскости"

Василий Кандинский, основоположник абстракционизма, учиться живописи стал относительно поздно – в 31 год, до этого – изучал юриспруденцию, участвовал в этнографической экспедиции и путешествовал. В 52 года он пишет автобиографическую книгу "Ступени". В ней – описания Мюнхена, Москвы, Вологодской губернии; рассуждения о происхождении таланта и появлении художника, но больше всего в этой книге – цвета и музыки.

bibliotekar.ru

Есть мнение, что Кандинский обладал синестезией – особенностью восприятия, которая позволяет "слышать" цвета и "видеть" музыку, как цвет. Философские по сути "Ступени" – практически поэтический текст, который действительно смешивает цвета и звуки в потрясающие образы.

"Солнце уже низко и достигло той своей высшей силы, к которой оно стремилось весь день, которой оно весь день ожидало. Не долго продолжается эта картина: еще несколько минут, и солнечный свет становится красноватым от напряжения, все краснее, сначала холодного красного тона, а потом все теплее. Солнце плавит всю Москву в один кусок, звучащий, как туба, сильной рукой потрясающий всю душу. Нет, не это красное единство – лучший московский час. Он только последний аккорд симфонии, развивающей в каждом тоне высшую жизнь, заставляющей звучать всю Москву подобно fortissimo огромного оркестра. Розовые, лиловые, белые, синие, голубые, фисташковые, пламенно-красные дома, церкви – всякая из них как отдельная песнь – бешено-зеленая трава, низко гудящие деревья, или на тысячу ладов поющий снег, или allegretto голых веток и сучьев…"

wassilykandinsky.ru

"Точка и линия на плоскости" – это уже полноценное исследование, хоть и не менее поэтичное, для всех, кто хочет понимать абстрактное искусство. Кандинский характеризует элементы картины – точку, линию, их ритм, их цвет и размер с точки зрения движения и времени, молчания и текста, музыки (нотная запись в виде точек) и архитектуры (Эйфелева башня, составленная из линий), силы и температуры. Это так удивительно: у тебя на глазах мир рассыпается на простые элементы и цветовые пятна, чтобы собраться вновь многообразным единым целым.

"Так выглядят некоторые семена; и если мы откроем чудесную, гладко отполированную, подобную слоновой кости головку мака (она, в итоге, тоже крупная шарообразная точка), то обнаружим в этом теплом шаре выстроенные в регулярную композицию скопления холодных серо-голубых точек, несущих дремлющие силы плодородия, так же точно, как и в живописной точке".

plakat-poster.com

4. Сальвадор Дали "Дневник одного гения"

В отличие от, скажем, Ван Гога, Сальвадор Дали отсутствием признания своего творчества и внимания к своей персоне не страдал. Вряд ли от мастера эпатажа можно было ожидать книги с другим названием: Дали в ней творит свою собственную биографию как очередное сюрреалистическое произведение.

"Сюрреалистическая" фотография Сальвадора Дали, 1948 г.

"Эта книга призвана доказать, что повседневная жизнь гения, его сон и пищеварение, его экстазы, ногти и простуды, его жизнь и его смерть в корне отличаются от всего, что происходит с остальной частью рода человеческого. Эта уникальная книга представляет собой, таким образом, первый дневник, написанный гением. Больше того, тем уникальным гением, которому выпал уникальный шанс сочетаться браком с гением Галы – той, которая является уникальной мифологической женщиной нашего времени".

Помимо уверений в собственной гениальности и божественности музы Галы, Дали рассуждает о Фрейде и Ницше, об усах и своей семье, рассказывает о своих выдающихся друзьях – Бунюэле, Лорке, разъясняет деятельность сюрреалистов, детально описывает свои сны, физиологические процессы (включая испражнение и слюноотделение) и чудесные превращения реальности: например, однажды у Дали получилось превратиться в рыбу.

ru.wikipedia.org

Свой дневник Дали сам называет "ошеломительными откровениями", его экзальтация и эксцентричность и вправду ошеломляют, как и уверенность в исключительном смысле любых происходящих с ним событий. Книга – разъяснение тезиса "Сюрреализм – это я", книга-забава: то ли наивность избалованного ребенка, то ли расчетливый эпатаж за пару десятков лет до науки пиара.

5. Казимир Малевич "Черный квадрат"

Так же, как не представим абстракционизм без Кандинского, а сюрреализм – без Дали, не представим и авангардизм без Малевича. "Черный квадрат" – это сборник его манифестов (среди которых есть даже "Декларация прав художника"), статей об искусстве и писем.

museum-online.ru

В этих статьях и манифестах Малевич экспрессивно и подробно объясняет, как из традиционного, классического искусства вырастают фовизм, кубизм и супрематизм; показывает развитие искусства как развитие человека и природы, говорит о мистике и интуиции в искусстве, о значении цвета, геометрических форм и беспредметности.

artap.ru

Это снова поэтические тексты, важные тексты для тех, кто хочет понимать современное искусство. Супрематизм – это превосходство цвета над другими свойствами живописи, и Малевич последовательно объясняет, почему лица и тела людей он пишет красным, зеленым и синим.

sochinenie-po-kartine.ru

Некоторые из манифестов сборника настолько афористичны, что их можно разобрать на цитаты по одному предложению, ведь искусство – это не только чувства и впечатления, но и мысли, рассуждения и понимание.

"Художнику дан дар для того, чтобы дать в жизнь свою долю творчества и увеличить бег гибкой жизни. Только в абсолютном творчестве он обретет право свое".