Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вдохновение


Находясь в данный момент за пределами Синеокой, как-то особенно приятно писать про Минск, хоккей, вылизанные до рези в глазах улицы и все такое прочее родное. Здесь – за бугром – и трава не такая зеленая, и люди странно так улыбаются, проходя мощеными улочками старого города мимо тебя, такой всей неместной. Страсть к перемене мест захватывает, да так сильно, что иногда кажется, будто, переехав в другую страну, можешь начать все заново. Что ТАМ обязательно что-то получится.

Но люди на самом деле – улитки, и весь ворох своих проблем мы смиренно тащим за собой, пока наконец не находим способ освободиться от замедляющего нас "домика" за спиной… Но что-то меня потянуло на философию. В Минске – чемпионат, который разделит город на "до" и "после", болельщики уверенно атакуют общепит, а мы – смотрим кино о тех, кто все-таки решил сменить место жительства и об этом (не)пожалел. И да, фильмов про иммигрантов не счесть, но в данном случае я решила обратиться к самым колоритным сборным по хоккею и отыскать не менее яркие фильмы с представителями соответствующих диаспор.

Дания vs Швеция и "Пелле-завоеватель"

фото
tfile.me

В нашем понимании скандинавские страны зачастую идут в одной связке, всегда заодно и живут себе, в ус (бороду викингов) не дуя. Датчанин Билле Аугуст, не очень хорошо знакомый белорусскому зрителю, но входящий в шестерку режиссеров, завоевавших "Золотую пальмовую ветвь" Каннского фестиваля целых два раза, создал трогательную драму "Пелле-завоеватель" (1987) о непростой судьбе обнищавших шведских фермеров, которые перебираются на датский остров Бронхольм в поисках лучшей жизни. Суденышко для эмигрантов, пересекающее вечно холодное море, пожилой отец, вынужденный устроиться на самую низкооплачиваемую работу, сын Пелле, терпящий издевки сверстников, – вот оно, незавидное существование иммигрантов.

Конечно, мы говорим о Скандинавии образца начала XX века: аграрная экономика, нежелание перебираться в города и настойчивые попытки местных правительств провести хотя бы вменяемую железную дорогу, но все-таки наши стереотипы о Земле Обетованной на Дальнем Севере Аугуст ломает уверенно и надолго. Картина стала знаковой для режиссера: "Золотая пальмовая ветвь", "Оскар", "Золотой глобус" и целый набор других наград, но самая главная заслуга – она открыла мир для Аугуста и Аугуста – для мира. Сейчас у режиссера собственная киностудия в Китае, проекты в США и в родной Дании, и только он способен рассказать о международных проблемах с неподражаемым скандинавским лиризмом и честностью.

"Гавр"  Аки Каурисмяки (Финляндия – Франция – Германия)

фото
kino-teatr.ru

Еще три страны - участницы нынешнего чемпионата в 2011 году совместно создали горькую комедию о жизни во французском портовом городке – пристанище разбитых мечтаний и несостоявшихся надежд. Марсель Маркс – типичный писатель-неудачник, забивший на все, кроме соседнего бара, неожиданно встречает мальчика-беженца из Африки, который не только меняет его представление о себе, Гавре и окружающих, но и вообще заставляет жить, а не прозябать в, оказывается, полном событий и интриг городе. Финн Аки Каурисмяки вообще любит снимать неброские задворки Европы и делает это по-нордически лаконично. Кстати, раз уж у нас городская неделя – никто еще не снял Хельсинки лучше, чем Каурисмяки в своих лентах, будь то "Союз Каламари", "Тени в раю" или "Ариэль": голый реализм, никаких иллюзий скандинавского благополучия, кроме мелких нарциссов вдоль набережной. В "Гавре" режиссер показал, скорее, город характеров, а не зданий, но не ради ли этого ощущения города мы так стремимся побывать в неизведанных местах? К слову, роуд-муви о перемене мест с финским акцентом – "Ленинградские ковбои едут в Америку" – сделали Каурисмяки любимым режиссером по обе стороны от Беларуси и позволили открыть в родном Хельсинки пару тематических баров, где самого режиссера можно частенько увидеть за кружечкой пива.

"Трудности перевода" по-американски (2003)

фото
radionibiru.ru

Представительница голливудской династии София Коппола задумывала снять фильм про отношения двух непонятых сердец, а получилось – про столкновение двух цивилизаций: западной (американской) и восточной (японский), с сединами в волосах и трепетно юной, ценящей успех и той, где дзен-спокойствие – это стиль жизни.

Этот совсем "неамериканский" фильм рассказывает историю несостоявшихся романтических отношений известного актера, приехавшего рекламировать виски, и молодой жены фотографа, скучающей у окна в токийском отеле. Собственно, через это окно мы и видим японскую столицу. Но и этого достаточно: японская культура и восприятие мира сами собой проникают в мизансцены и бесконечные разговоры двух героев, невероятно чужих в этом полном энергии городе, в этом безликом железобетонном здании, в этом глобальном мире, где все одинаково – кресла в гостиницах, телепередачи, одиночество…

Интересно, как много хоккейных болельщиков в минских наспех скроенных отелях будут ночами высматривать дух города из своих номеров, такие же одинокие и непонятые белорусской столицей?

"Невероятные приключения итальянцев в России" (СССР-Италия, 1973)

фото

Прекрасная буффонада из нашего общего советского прошлого, демонстрирующая не только максимально возможные различия в менталитете двух миров, но и прекрасные виды города на Неве. Сюжет, если вы подзабыли, таков: престарелая эмигрантка умирает в Италии, упомянув на смертном одре про спрятанные под одним из питерских бесчисленных "львов" дореволюционное сокровище. И вот за ним начинают охотиться "руссо туристо" и "avventurista italiano" со всеми вытекающими последствиями и комическими ситуациями. С кинематографической точки зрения итальянское название картины ("Одна безумная, безумная, безумная гонка по России") отсылает нас к американскому лауреату "Оскара" 1963 года "Этот безумный, безумный, безумный мир" – еще одному феерическому квесту в поисках клада.

фото
wikimedia.org

Картину увидел Рязанов уже будучи в Италии и быстро переписал на то время готовый, но не нашедший поддержки у итальянской стороны сценарий, используя колоритные советские реалии. Рязанову вообще удавалось показать сатирические стороны жизни в СССР вопреки всем многочисленным комиссиям и худсоветам, которые пытались "причесать" его картины. Знакомые итальянцы постарше, например, рассказывают, что именно благодаря этому фильму познакомились с совершенно иным Советским Союзом – веселым, бесшабашным и так похожим на полную милого хаоса Италию.

Казахский "Борат"

фото
spynet.ru

Это фильм самым наглым образом напрашивался в этот список – таким же наглым и бесцеремонным, как и главный его герой – казахский журналист, исследующий Америку с неподражаемым среднеазиатским шармом и напором. Бессмысленно описывать набор скетчей на грани фола, но при всей своей показной неотесанности фильм-таки получил "Золотой глобус" и был выдвинут на "Оскар". Награды, правда, не всегда показатель качества фильма, зато – отличный барометр интересов общества. "Борат" спровоцировал целую плеяду сверхироничных фильмов о национальных стереотипах и общественном мнении в целом. Один из последних примеров – "Несносный дед" (США, режиссер Джефф Тремейн, 2013), высмеивающий на поверку весьма косное американское общество Среднего Запада.

фото
piter.tv

Конечно, фильмов об иммигрантах и иностранцах, изучающих другую культуру, куда больше – здесь впору писать энциклопедии. В конце концов, во многом Голливуд обязан своим появлением именно иммигрантам. И, возможно, за этой статьей последуют другие, подробно рассказывающие о том стоящем, что было снято на тему миграции в мировом кинематографе. Но пока прайм-тайм вашего внимания занят разборками на ледовых катках столицы, не будем вдаваться в подробности изучения нашего глобального общества.

В конце концов, лучший способ не стать чужим в своем родном городе (особенно, если на его улицах одномоментно появились целые группы хоккейных фанатов) – просто поддаться всеобщему спортивному веселью и выйти на улицу в нашу непредсказуемую белорусскую погоду.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-80%
-20%
-10%
-10%
-10%
-30%