Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Принципиально не смотреть фильмы ужасов – легко. Чаще всего жанр фильма ясен уже по жутковатого вида афише или трейлеру, в котором сплошь месиво, мертвецы и чудища. Увидишь такое – и бежать!..

А вот когда берешь в руки книгу, здесь все далеко не так однозначно. Что скрывается там, за нейтральной обложкой, на пятистах страницах с отвлеченной аннотацией?.. Ведь страшно до дрожи в коленях и капелек холодного пота по спине может стать не только от сочинений дядюшки Кинга и иже с ним, но и от книг, к которым вурдалаки, маньяки и нашествия кровожадных крыс не имеют никакого отношения…

Десять девушек назвали для LADY.TUT.BY книги, которые, независимо от жанра, заставили их неоднократно вздрогнуть во время прочтения.

Эрих Мария Ремарк "Искра жизни"

фото

Анжела, 25 лет: "Я не люблю страшных книг и фильмов, поэтому избегаю их. Нет, не "ужастиков", а свидетельств о самых настоящих людских зверствах. "Искра жизни" Ремарка – возможно, единственная ужасающая книга, которую я прочитала. Художественный роман, основанный на реальных событиях.

Концлагерь, описанный в романе, под собой подразумевает печально известный Бухенвальд, хотя назван по-другому. А какие там люди! Внешне потеряв человеческий облик в результате пыток и мучений, внутри они просто сверхчеловеки! Иначе бы просто не выжить.

Правда, в романе описано множество историй разных людей, в том числе детей, и большинство из них настолько ужасны, что даже не хочется такое упоминать. Пытки, изнасилования, ситуации, когда детям, для того чтобы выжить, приходится есть трупы… Такие вещи для меня намного страшнее любых ужастиков".

Цитата:

"Только в романах встречается дешевая фраза о том, что дух не сломить. Я знал хороших людей, которые были способны лишь на одно – выть как звери. Сломить можно почти любое сопротивление. Для этого требуется только достаточно времени и случай".

Джордж Оруэлл "1984"

фото

Анна, 24 года: "Прочитала Оруэлла лет в 19, и вряд ли когда-нибудь перечитаю: пять лет прошло, а до сих пор помню будто каждую страницу. Читала перед этим "Скотный двор" – было мерзко, но не страшно, а "1984" накрыло с головой. Начала читать вечером, закончила к утру – меня мама так и нашла на том же месте с квадратными глазами и трясущимися руками. Не хочу знать, что творилось с автором тогда, но это наверняка такой особенный внутренний ад безысходности и беспомощности, вылившийся вот в такое. С трудом понимаю, почему Оруэлла нет в списке нобелевских лауреатов – произведения гуманистичнее не найти. Наверно, эта книга, от которой невозможно оторваться, но и хочется никогда не знать такого. "1984" как-то определила во мне на всю жизнь этот страх перед одинаковостью, тоталитаризмом, перед согласием людей с существованием Большого Брата. Нет, камеры вешать на перекрестках – это меня не смущает, но повсеместное желание запретить другим делать что-то как тенденция последнего времени – смущает очень. И пугает, да".

Цитата:

"Иногда, – сказала она, – тебе угрожают чем-то таким… таким, чего ты не можешь перенести, о чем не можешь даже подумать. И тогда ты говоришь: "Не делайте этого со мной, сделайте с кем-нибудь другим, сделайте с таким-то". А потом ты можешь притворяться перед собой, что это была только уловка, что ты сказала это просто так, лишь бы перестали, а на самом деле ты этого не хотела. Неправда. Когда это происходит, желание у тебя именно такое. Ты думаешь, что другого способа спастись нет, ты согласна спастись таким способом. Ты хочешь, чтобы это сделали с другим человеком. И тебе плевать на его мучения. Ты думаешь только о себе".

Стивен Кинг "Кладбище домашних животных"

фото

Татьяна, 35 лет: "Самый страшный сюжетный поворот для любой матери (неважно, в кино или в книге) – это когда погибает маленький ребенок. Это до того пронзительно, до того тяжело… И вот с этой книгой у меня было так же. Плюс для меня было ужасно, невыносимо и жутко все, что в этой книге происходило. Сама тягостная обстановка и то, как использовалось то кладбище: там хоронили людей и животных, которые потом возвращались домой, но только уже в виде зомби.

Здесь главный герой стоял перед выбором: вернуть ли самого близкого тебе умершего человека, пусть и таким путем, или потом всю жизнь жалеть, что мог, но не сделал этого. Неизвестно, как бы на его месте поступил каждый из нас. И хотя того, что описано в книге, в общем-то не бывает на самом деле, глубоко сидящий в нас страх потерять любимого, родного человека заставляет переживать события этой книги всей душой. Этим она и страшна. И гениальна".

Цитата:

"Ржавые, полузабытые страхи есть у любого человека, и люди вынуждены возвращаться к этим воспоминаниям, ворошить их, даже если рана при этом начинает снова болеть, словно уродливые и зловонные гнилые зубы в черных коронках воспаленных нервов; зубы с больными корнями. Остается это в забытых, вредных подвалах памяти: если Бог – добро, то Он дремлет где-то в самых крепких снах".

Светлана Алексиевич "Цинковые мальчики"

фото

Марина, 30 лет: "Во времена военных действий в Афганистане я была еще слишком маленькой, чтобы что-то понимать. Но гроб – металлический, блестящий на солнце, который привезли однажды женщине в нашем подъезде, – мне запомнился. Это были какие-то необычные похороны. И только потом я узнала, что такие гробы с телами своих сыновей и мужей получили очень многие женщины в Советском Союзе…

"Цинковые мальчики", как и все книги Алексиевич, – пронзительна, правдива и горька. Читая, плачешь без остановки, дрожишь, как от холода, но читаешь все равно. Чтобы знать. Хоть и страшно.

Эта книга – документальная. Вся состоит из лоскутков воспоминаний людей, имевших отношение к той войне, позже объявленной "политической ошибкой": солдат, офицеров, матерей, врачей, жен, вдов…

Когда читаешь о Великой Отечественной войне, там хоть и страшно, но ты понимаешь, что люди отвоевывали Родину, сражались с фашистами, которые томили узников в концлагерях и травили в газовых камерах. А эта война, она никому не была нужна. И ее участники сами не знали, за что сражались и кому это было нужно. Кому нужно было столько смертей и искалеченных душ. И самое страшное в этом то, что это было совсем недавно. И пусть сейчас мы живем в совсем другой стране, мне все равно страшно отпускать сына в армию. Потому что неизвестно, не взбредет ли политиканам в голову развязать еще какую-нибудь бойню…"

Цитата:

"Одного потом в туалете с петли сняли… Обкрутил шею простыней, хотел на оконной ручке повеситься… Получил письмо от девочки: "Знаешь, "афганцы" уже не в моде…" А у него двух ног нет…"

Алексей Атеев "Загадка старого кладбища"

фото

Татьяна, 29 лет: "Обожаю мистические триллеры! Как только узнала, а было это лет в 10, что их можно не только смотреть, но и читать, счастью моему предела не было. До развала Советского Союза мои родители выписывали несколько российских журналов, в их числе была и "Смена". Однажды папа провел ревизию, вырвал страницы с рекламами и с ненужной информацией, а все художественное оставил, сшив в отдельные блоки по жанрам – о боги, это был просто кладезь для меня! Подшивки обожаемого чтива! Конечно, читалось все это втихаря: какой нормальный родитель даст своему чаду такие кошмарики?..

Я перечитывала все это по нескольку раз. Были там и изгоняющие дьявола, и монстры, живущие в потайных стенах военного замка, и работодатели-маньяки… Но куда милее сердцу славянина ужасы в знакомых ему декорациях: в такой же квартире, как у тебя, а не в американском фургоне, с библиотекаршей в главной роли, а не с группой студентов колледжа в пустом общежитии…"Загадка старого кладбища" Атеева – именно об этом...

Перечитывая ее уже в более сознательном возрасте, я, конечно, отметила некоторую наивность повествования, а экранизация, найденная в Сети, и вовсе чуть не разрушила одно из приятных воспоминаний детства – настолько топорно и непрофессионально она сделана… Но, например, момент, когда Валентина Сергеевна зажгла специальную свечку, делающую ее невидимой от злых духов, а те звали ее из темноты голосом ее умершего ребенка…бррр… прямо сейчас мурашки по коже".

Невилл Шют "На последнем берегу"

фото

Виктория, 27 лет: "Мой Самый Настоящий Ужас не живет под кроватью, не скрипит на старом чердаке и не сидит в кустах, репетируя внезапное: "Бу!" Спасибо киноиндустрии, которая помогла зрителям выработать иммунитет против подобных приемчиков. Ужастики и всякого рода расчлененку уже давно без всяких эмоций заедаю попкорном и каждый раз удивляюсь, зачем совать голову в темный подвал с неизменным вопросом: "Кто здесь?".

Писателям гораздо сложнее напугать искушенного читателя. Тут надо задеть те самые струны души, от которых мурашки бегут по коже. Страшно именно то, что перекликается с личными опасениями и проблемами. Трагедия конкретного человека, безысходность, одиночество, отсутствие будущего – вот что для меня по-настоящему страшно. Отсюда любовь к разного рода апокалипсисам. Среди многих прочтенных книг на эту тему выделю, пожалуй, именно "На последнем берегу".

Мир лежит в радиоактивных руинах. Две страны, не сумев преодолеть гордыню и толком не разобравшись, нажали красные кнопки. Осталась только Австралия, далекая от всемирной бойни. Но все мы живем на одной планете, а радиация не знает границ. Радиоактивное облако движется на последний и единственный островок цивилизации. Что тут страшного? То, что это конец. Автор не оставляет надежд на хэппи-энд. Герои живут в ожидании неизбежной смерти, следят за тем, как надвигается радиоактивное облако, снаряжают последнюю экспедицию туда, откуда по необъяснимым причинам еще идет один и тот же странный сигнал. Рожают детей, сажают цветы, которые зацветут, когда в домах уже никого не будет, делятся ядом, чтобы умереть быстро, если вдруг… Вера в будущее, которого нет – это ли не ужас?"

Цитата:

"Вы же всегда знали, что рано или поздно умрете. А теперь вы довольно точно знаете когда. Только и всего".

Джон Конноли "Книга потерянных вещей"

фото

Ирина, 27 лет: "Когда меня попросили рассказать о самой страшной книге, которую я читала, первое, что пришло на ум – мрачноватая сказка Джона Коннолли "Книга потерянных вещей". Притча, рассказанная Коннолли, являет собой замысловатое переплетение фантазии и реальности.

12-летний мальчик Дэвид последовал на зов умершей мамы и оказался в сказочном мире, полном невероятных существ, опасных приключений и страшных загадок. В этом мире легко стать королем – для этого всего лишь нужно принести в жертву Скрюченному Человеку своего брата или сестру, – но еще легче потерять самого себя. Местный лес захвачен ликантропами – полуволками-полулюдьми, а еще в нем обитает безумная Охотница, которая отрезает детям головы и пришивает их к телам животных, а затем преследует их, чтобы в конце концов убить и в качестве очередного трофея добавить в свою домашнюю коллекцию… На местных жителей совершает налеты ужасная тварь, зовущаяся Бестией, которая может сожрать целую деревню. Но самую главную опасность таит в себе Скрюченный Человек, заманивающий детей в этот абсурдный мир… зачем?

Удастся ли Дэвиду, невзирая ни на что, найти маму и вернуться домой?.. И даже если возвращение состоится, означает ли это, что у сказки будет счастливый финал? И что, если реальность в конце концов окажется куда страшнее вымысла?.."

Цитата:

"С историями все по-другому: они оживают, лишь когда их рассказывают. Без человеческого голоса, читающего их вслух, без широко раскрытых глаз, бегущих по строкам при свете фонарика под одеялом, они не существуют в нашем мире. Они – как зерна в птичьем клюве, ожидающие возможности упасть в землю и прорасти. Или ноты, жаждущие инструмента, способного дать жизнь музыке. Они дремлют в надежде на случай, который пробудит их. Если кто-то их читает, они получают возможность пустить корни в воображении читателя и изменить его. Истории желают быть прочитанными, шептала мама Дэвида. Им это необходимо. Вот почему они устремляются из своего мира в наш. Они хотят, чтобы мы дали им жизнь".

Агата Кристи "10 негритят"

фото

Наталья, 26 лет: "Мне было действительно страшно читать эту книгу. Изолированность десятерых людей на этом острове, хитроумность замысла убийцы и постепенное нагнетание ожидания следующего убийства – меня реально пробивало до дрожи от всего этого!..

Остров стал для его обитателей замкнутым кругом, из которого не может быть выхода. И если первые жертвы об этом и не подозревают, то последние живут в постоянном напряженном ожидании собственной смерти, боятся дышать и впадают в ступор от любого шороха. И я, читатель, вместе с ними…

Кто убийца – просто невозможно догадаться вплоть до финального монолога, точнее, до письма-исповеди, которую нашли потом, выброшенную на песок в бутылке. И в этом мастерство непревзойденной Агаты Кристи.

Но тот стишок, который прошел лейтмотивом по всей книге, я буду всегда вспоминать с содроганием… Он для меня – как часы, громко отстукивающие минуты до следующей неизбежной смерти".

Цитата:

"Нет ничего проще убийства, но чувство вины после этого преследует тебя всю жизнь".

Чак Паланик "Колыбельная"

фото

Евгения, 32 года: "Сюжет книги таков: есть колыбельная, спев которую, ты можешь распрощаться с человеком навсегда. И в этом причина возникшего в книге синдрома неожиданной смерти младенцев.

Чак Паланик жесток, эпатажен, злобен, агрессивен, мерзостен, циничен. Очень на любителя. Мне его читать было невыразимо страшно и местами где-то даже подташнивало от бессилия что-либо изменить. И от того, что в книге люди, наоборот, переходят грань, за которой изменить можно все. Решать, кому жить, кому – нет, с легкостью убивать, произнося лишь несколько слов из колыбельной… Чтобы вокруг не было так много людей, которые раздражают и бесят. Которые несчастны и стареют… Но разве выйдет что-то хорошее, если людям позволить обладать такой Властью?.."

Цитата:

"В мире есть вещи страшнее, чем пережить смерть жены и ребенка. Например, наблюдать, как тот же мир отбирает их у тебя. Наблюдать, как стареет жена. Как ей становится скучно жить. Как твои дети потихонечку узнают все, от чего ты пытался их оградить. Наркотики, развод, общепринятые нормы, болезни. Все эти хорошие добрые книжки, музыка, телевизор. Непрестанные развлечения, отвлекающие внимание. Хочется посоветовать всем родителям, кто потерял маленького ребенка: живите дальше. И вините себя. Убить тех, кого любишь, это не самое страшное. Есть вещи страшнее. Например, безучастно стоять в сторонке, пока их убивает мир. Просто читать газету. Так чаще всего и бывает".

Варлам Шаламов "Колымские рассказы"

фото

Евгения, 32 года: "Эта книга – как хроника из преисподней. Ее не хочется читать, ты замираешь в ужасе от прочитанного после каждого рассказа и запрещаешь себе об этом думать. Но потом возвращаешься к книге и переживаешь вместе с автором все годы его пребывания в лагерях по политической статье снова и снова.

Нечеловеческие условия, холод, голод, уголовники рядом, шаг вправо – шаг влево – расстрел, мечтания о буханке хлеба. Бесчеловечность, предательства, пытки и издевательства. И все это пережили (но большинство не смогли пережить) такие, как мы с вами, которых зачастую по ложным обвинениям ссылали на Колыму. Страшно.

Сам автор после всего этого пришел к такому выводу: "У меня изменилось представление о жизни как о благе, о счастье. Колыма научила меня совсем другому. Принцип моего века, моего личного существования, всей жизни моей, вывод из моего личного опыта, правило, усвоенное этим опытом, может быть выражено в немногих словах. Сначала нужно возвратить пощечины и только во вторую очередь – подаяния. Помнить зло раньше добра. Помнить все хорошее – сто лет, а все плохое – двести. Этим я и отличаюсь от всех русских гуманистов девятнадцатого и двадцатого века". И не нам судить, прав он или нет.

Цитата:

"Градусника рабочим не показывали, да это было и не нужно – выходить на работу приходилось в любые градусы. К тому же старожилы почти точно определяли мороз без градусника: если стоит морозный туман, значит, на улице сорок градусов ниже нуля; если воздух при дыхании выходит с шумом, но дышать еще не трудно – значит, сорок пять градусов; если дыхание шумно и заметна одышка – пятьдесят градусов. Свыше пятидесяти пяти градусов – плевок замерзает на лету. Плевки замерзали на лету уже две недели".

А какие книги считаете страшными вы?

Понравилась статья? Пусть и другие порадуются – жми на кнопку любимой соцсети и делись интересными новостями с друзьями! А мы напоминаем, что будем счастливы видеть тебя в наших группах, где каждый день публикуем не только полезное, но и смешное. Присоединяйся: мы Вконтакте, сети Facebook и Twitter.