Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Captain Beefheart & His Magic Band – Trout Mask Replica

Художник Дон Ван Влит был очень одаренным ребенком и считался за вундеркинда: в 11 лет он выступал с лекциями в художественном колледже и лепил в прямом эфире на ток-шоу неплохие скульптуры. После того как его родители отвергли несколько предложений об обучении сына в подходящем заведении под предлогом, что это все глупости и не дело для нормального человека, Ван Влит переключился на джаз и блюз, который слушал с таким же уровнем самоотдачи. Со своим новым другом Фрэнком Заппой он обычно вместо школы с утра до ночи слушал в своей комнате пластинки, заставляя родителей носить ему еду и колу.

"Trout Mask Replica", главный альбом Влита-музыканта, уже почти тридцатилетнего человека, ошарашивал сорок лет назад и ошарашивает сейчас в первую очередь тем, что страшно похож на альбом, записанный именно испорченным подростком-вундеркиндом, крепко двинувшимся от блюза и джаза. Он странно и дико звучит: все инструменты будто расстроены, при этом звучат они всегда выразительно, то есть так музыкантами и было задумано; вокалист, собственно, сам Ван Влит, поет какие-то блюзы, но при этом периодически сбивается, дает петуха, поет мимо аккомпанемента – и все это в то же время неизъяснимо увлекательно, его голос хочется слушать еще и еще. Из альбома торчат уши вообще всех революционных идей музыки того времени – от академической и джаза до приемов американских гитаристов-примитивистов – и в то же время это всегда просто песни, довольно понятные и привлекательные.

Странности и дикой раскрепощенности альбома мы обязаны буквально пластами музыки – любимец миллионов Том Уэйтс, скажем, не более чем вежливая вариация на тему "Trout Mask Replica", лишь в своих самых лихих моментах достигающая Ван Влитовского уровня упора. Стоит ли говорить, что остальным туда дорога вообще заказана – как ты можешь записать альбом, сворачивающий шею современной музыке, если ты даже не смог заставить родителей бегать тебе за колой, пока ты прогуливаешь уроки.

Robbie Basho – Visions of the Country

Взявший себе фамилию в честь японского поэта, Робби Басе с юности мечтал скрестить посконную американскую музыку – тягучие блюзы и надрывные баллады – с экзотической музыкой Японии, Индии и даже коренных американских индейцев. Его желания шли в общем русле идей его друзей и соратников по лейблу "Takoma", которые тоже чего только не делали, чтобы превратить одинокого певца с гитарой в аналог целого оркестра по сложности и насыщенности музыки.

"Visions of the Country" Басе сделал как раз когда от восточных рахатлукумностей устал даже сам: это довольно строгий фолк-альбом, без сложных гармоний и соло, больше всего похожий на типичный североамериканский пейзаж с его бесконечными равнинами и гордым спокойствием красок. Однако годы тренировки на японцах тоже не прошли бесследно: альбом совершенно лишен любых клише акустического фолка, он будто бы застрял в воздухе между началом 19-го века (Басе часто клонит в вокализы в духе романтизма) и концом 20-го (на находках альбома в Чикаго и сейчас функционирует полноценная построковая сцена). Фактически Басе совершил обратную кругосветку – пойдя от дома так далеко, как только было можно, он к сорока годам пришел в родной дом и полюбил его сильней, чем когда-нибудь мог представить.

По злой иронии Восток ему этого не простил: через пару лет Басе пошел к хиропрактику, который во время своих манипуляций повредил ему сосуды шеи и вызвал этим сердечный приступ.

"4 Позиции Бруно" – "Ты и двое молодых"

Екатеринбургская электронная группа "4 Позиции Бруно" годами вытачивала свой собственный звук – булькающее, темное даунтемпо с периодически всплывающими мелодиями и кусками с трудом атрибутируемых полевых записей, которые лучше всяких слов объясняют, где и в какое время сделаны эти записи. На концертах поверх зацикленных кусков этой музыки группа поет дурными голосами песни, примерно такие же пугающие.

На альбоме "Ты и двое молодых" группа единственный раз дала слабину и показала, что у них за душой крупным планом, не таясь. Весь альбом – это несколько десятков коротких, редко больше двух минут, часто меньше одной минуты, грубо обработанных кусков низовой русской музыки: положенный на угрюмый хип-хоп-бит припев из "Кольщика" Михаила Круга, ускоренная песня неизвестного сумасшедшего барда, потусторонний цирковой органчик под заголовком "Ярмарка органов". Единственный более-менее подходящий аналог в мировой музыке – альбом J Dilla "Donuts", где схожим образом обращались с соул-песенками и разными аудио-артефактами эпохи дохипхоповой эры. Только "Ты и двое молодых" не замыкал собой протяженную серию, скажем, шумовых переделок Круга, а существовал (да и поныне существует) более-менее в пустоте, в одиночку пытаясь разобраться с "плохой музыкой" с позиции "хорошей музыки".

Одиночество альбома и его, в общем, не самая большая известность, конечно, расстраивает, но музыке идет только на пользу: "Ты и двое молодых" для любого постсоветского человека гарантированно окажется самой странной музыкой на свете и погрузит в замешательство на неопределенный срок.