• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вдохновение


Эти книги как белые вороны. Они не похожи ни на один из тех десятков и сотен томов, которые вы прочли до. Смешные, трогательные, поразительные, пугающие и непонятные… И при этом любимые миллионами читателей, которые с удовольствием и некоторым благоговением (это ж как можно было создать ТАКОЕ?) отправляются в путешествие по крутым виражам, проделываемым фантазией авторов.

Представляем вашему вниманию подборку из десяти отличных книг, которые кажутся нашим читательницам необычными и несколько странными по форме подачи или по содержанию.

Джонатан Сафран Фоер “Полная иллюминация”

Светлана, повар: “Поскольку сюжет завернут довольно круто, то, “о чем” книга, мне проще рассказать, приведя аннотацию. Итак, молодой американский еврей-коллекционер по имени Джонатан Сафран Фоер отправляется в Украину на поиски женщины, которая в годы Второй мировой войны спасла его деда от нацистов в украинском городке Трахимброд. Вооруженный картами, сигаретами и старыми фотографиями Августины и своего деда, Джонатан начинает свое путешествие. Спутниками парня в этих поисках становятся Алекс – студент, который несмотря на практически полное отсутствие знания английского языка становится переводчиком Джонатана, и его странноватый “слепой” дед-антисемит с собакой... И приключение, начавшееся хуже некуда, постепенно обретает глубокий смысл и становится причиной серьезных изменений в жизнях всех вовлеченных в него людей.

В течение повествования вас постоянно отшвыривают в прошлое местечка Трахимброд с его сумасшедшими жителями. Из каждой буквы романа прет такая энергетика, такой колорит! Иногда замираешь и перечитываешь абзацы по нескольку раз. А письма Алекса – это же тихий ужас! Читая, кажется, что сейчас сломаешь мозг, но как по-другому передать читателю его отвратительное владение английским? Впрочем, в процессе чтения влюбляешься во всех героев. Потому что они предстают какими-то очень искренними и настоящими.

Ну и фильм по роману также сняли очень достойный. Только – сначала книга, а потом – кино, и никак иначе”.

Любимые цитаты:

“Я тебя просил сделать только одну вещь, и ты сделал из нее катастрофу!”

“Виновная муха угодила в сачок школьника, личность которого не установлена. Мальчик занес руку, чтобы прихлопнуть ее, понимая, что нужен урок, но пока кулак опускался, муха дернула крылышком, но не взлетела. Мальчика (а это был чувствительный мальчик) внезапно постигло ощущение хрупкости жизни, и он выпустил муху. Муха, тоже что-то постигшая, умерла от признательности. Урок был преподан”.

“Прости, что тебе досталась такая жизнь. Спасибо, что мы притворяемся вместе”.

Милорад Павич “Ящик для письменных принадлежностей”

Александра, программист: “Вообще, положа руку на сердце, у Павича все книги как на подбор – странные и не похожие ни на какие другие. “Последняя любовь в Константинополе”, “Пейзаж, нарисованный чаем”, “Хазарский словарь” с его женской и мужской частью – это же все как будто не с этой планеты, ей-богу! Но мне больше всего по нраву небольшой и изящный “Ящик для письменных принадлежностей” – его я у этого автора прочла первым, и именно эта книга сразила меня наповал своей необычной структурой. В самом начале дается чертеж старинного ящика с множеством маленьких отделений разных форм и назначения, в том числе потайных. Главы рассказывают о каждом из этих отделений. И в каком порядке “исследовать” этот ящик, то есть читать главы, – решать читателю. Очень загадочная, мистическая, волнующая книга. Не роман, а произведение искусства!”

Любимые цитаты:

“Души пользуются нашими снами как местом для передышки в пути. Если к тебе в сон залетит птица, это означает, что какая-то блуждающая душа воспользовалась твоим сном как лодкой, для того чтобы переправиться через еще одну ночь. Потому что души не могут плыть сквозь время как живые… Наши сны – это паромы, заполненные чужими душами, а тот, кто спит, перевозит их…”

“Быстрее всего человек забывает самые прекрасные моменты своей жизни. После мгновений творческого озарения, оргазма или чарующего сна приходит забытье, амнезия, воспоминания стираются. Потому что в тот миг, когда реализуется прекраснейший сон, в миг творческого экстаза – зачатия новой жизни – человеческое существо на некоторое время поднимается по лестнице жизни на несколько уровней выше, но оставаться долго там не может и при падении в явь, в реальность, тут же забывает миг просветления. В течение нашей жизни мы нередко оказываемся в раю, но помним только изгнание...”

“Видишь, – сказал он, – наверху, на горах, лежит снег. И ты думаешь, что там лишь снег. Но это не так. Там три снега, причем это можно ясно увидеть и различить даже отсюда. Один снег – прошлогодний, второй, тот, что виднеется под ним, позапрошлогодний, а верхний – снег этого года. Снег всегда белый, но каждый год разный. Так же и с любовью. Неважно, сколько ей лет, важно, меняется она или нет. Если скажешь: моя любовь уже три года одинакова, знай, что твоя любовь умерла. Любовь жива до тех пор, пока она изменяется. Стоит ей перестать изменяться – это конец”.

Шон Тан “Прибытие”

Екатерина, специалист техподдержки: “Художник и автор детских книг Шон Тан создал настоящее произведение графического искусства – глубокий и сложный роман без единого слова. Он называется “Прибытие” и посвящен всем переселенцам и эмигрантам, всем тем, кто покинул родную страну и приехал туда, где все кажется чужим и незнакомым. Это книга без единого слова. Но это и настоящая история, увлекательная, со смыслом и сюжетом. И при этом настолько трогательная, настолько эмоциональная, что сердце замирает перед каждой перевернутой страницей. А созданный автором мир поразителен – каждая деталь продумана, и каждую картинку можно разглядывать часами”.

Любимые страницы:



Венедикт Ерофеев “Москва – Петушки”

Дарья, главный бухгалтер: “Эта книга очень неоднозначна. И ее можно даже обвинить в порочности замысла, поскольку все повествование вдоль и поперек построено на алкоголе во всех его порой невероятных проявлениях (иллюстрации рецептов коктейлей прилагаются), пропитано им. Да и герой – ну какой он герой: алкоголик со стажем, бывший интеллигент, доморощенный философ, опустившийся и деградирующий.

Но что-то в этой книге все-таки невероятно цепляет: не зря ее читают, любят и цитируют столько людей. И я, читавшая в трезвом виде (я и вообще как-то не особо пью), как ни странно, нежно люблю эту книгу тоже. Странная, необъяснимая, местами горькая и противная, но очень живая и правдивая – поэма в прозе “Москва – Петушки”.



Любимые цитаты:

“Надо чтить, повторяю, потемки чужой души, надо смотреть в них, пусть даже там и нет ничего, пусть там дрянь одна, все равно: смотри и чти, смотри и не плюй...”

“Тупой-тупой выпьет, крякнет и говорит: “А! Хорошо пошла, курва!” А умный-умный выпьет и говорит: “Транс-цен-ден-тально!” И таким праздничным голосом! Тупой-тупой закусит и говорит: “Закуска у нас сегодня – блеск! Закуска типа “я вас умоляю!” А умный-умный жует и говорит: “Да-а-а… Транс-цен-ден-тально!..”

“Надо привыкнуть смело, в глаза людям, говорить о своих достоинствах. Кому же, как не нам самим, знать, до какой степени мы хороши?”

Габриель Гарсиа Маркес “Последнее плавание корабля-призрака. Повести и рассказы”

Юлия, врач: “Я горячо люблю Маркеса, и практически все его произведения можно назвать странными или очень странными. В вымышленной деревне Макондо, в которой происходит действие большинства рассказов, странные события, – это норма жизни. В рассказе “Последнее путешествие корабля-призрака” повествование течет гладко, сюжет увлекает, слова перетекают друг в друга, пока не становятся слишком вязкими, и ты вдруг понимаешь, что до сих пор читаешь первое предложение! Рассказ небольшой, но дойдя до конца, ты обнаруживаешь, что весь он целиком действительно состоит из одного-единственного предложения. И это оказывается возможным, абсолютно не принося никакого вреда повествованию и его художественной ценности”.

Любимая цитата: “… а случилось так потому, что трансокеанский лайнер был уже здесь, совсем рядом, немыслимо огромный, мама родная, огромней всего огромного, что только есть на свете, и темней всего темного, что скрыто в земле или под водой, триста тысяч тонн акульего запаха проплыли так близко, что он увидел уходящие вверх по стальному обрыву швы, и ни искорки света в бессчетных бычьих глазах, ни вздоха в машинном чреве, ни души живой на борту, зато свой собственный ореол безмолвия, собственное беззвездное небо, собственный мертвый воздух, собственное остановившееся время, свое собственное, странствующее с ним вместе море, где плавает целый мир утонувших животных…”

“Рассказ “Самый красивый утопленник в мире” написан в более традиционной форме, но он очень и очень странный по содержанию. Зато как красиво написано, это просто песня! Гимн странной и всепоглощающей любви всех к неизвестно откуда взявшемуся красивому мертвому мужчине, принесенному морскими волнами в глухую деревню”.

Любимая цитата: “Женщины шили, усевшись в кружок, поглядывая после каждого стежка на мертвое тело, и им казалось, что еще никогда ветер не дул так упорно и никогда еще Карибское море не волновалось так, как в эту ночь; и у них было чувство, что все это как-то связано с мертвым. Они думали, что если бы этот великолепный мужчина жил у них в селении, двери у него в доме были бы самые широкие, потолок самый высокий, пол самый прочный, рама кровати была бы из больших шпангоутов на железных болтах, а его жена была бы самая счастливая. Они думали: власть, которой бы он обладал, была бы так велика, что позови он любую рыбу, она тут же прыгнула бы к нему из моря, и в работу он вкладывал бы столько старанья, что из безводных камней двориков забили бы родники, и он сумел бы засеять цветами прибрежные крутые скалы. Втайне женщины сравнивали его со своими мужьями и думали, что тем за всю жизнь не сделать того, что он смог бы сделать за одну ночь, и кончили тем, что в душе отреклись от своих мужей как от самых ничтожных и жалких существ на свете”.

Итало Кальвино “Если однажды зимней ночью путник”

Людмила, директор магазина: “Обожаю разного рода литературные эксперименты. Как узнаю, что есть, к примеру, книга без единой буквы "о", мне тут же надо ознакомиться. Только вот дочитывать такие книги, при всем моем изначальном любопытстве, силы воли не хватает. Хочется все-таки, чтобы и сюжет захватывал, и смысл был не сильно глубоко запрятан под пластами интеллекта и эрудиции.

С книгой “Если однажды зимней ночью путник” у меня, однако, все сложилось. Ведь эта книга – о нас, увлеченных читателях. И о писателях, которые готовы жизнь положить на то, чтобы написать что-то такое, от чего мы не сможем оторваться.

А необычность этой книги в том, что под ее тоненькой обложкой, кроме самой истории о читателях и писателях, уместились начала целых десяти романов. Ух, какие начала. Хочется все эти романы прочитать... Нет, проглотить. Но вместо этого волей-неволей досочиняешь.

С книгой Кальвино просто так не расстанешься. Приходится в ней пожить”.

Любимые цитаты:

“Чтение – это одиночество... Ведь даже если нас двое, мы читаем в одиночку”.

“Читатели – это мои вампиры. Чувствую, как стая читателей склонилась надо мной и впивается взглядом в слова, еще не застывшие на бумаге. Не могу писать, когда на меня смотрят”.

“Вы полагаете, что у каждой истории должны быть начало и конец? В прежние времена все истории заканчивались двумя способами: после всевозможных перипетий герой и героиня либо шли под венец, либо умирали. Главный вывод, вытекающий из всех на свете историй, двояк: непрерывность жизни и неизбежность смерти”.

Ольга Арефьева “Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной”

Анастасия, художник: “Это действительно самая странная книга из всех, которые мне приходилось читать: в ней нет ни сюжета, ни логики, ни сути, но все ужасно красиво и мозг встряхивает от догм и стереотипов наилучшим образом.

Это чем-то похоже на Павича, но куда более по-женски, что ли… В этой книге есть какая-то скрытая музыка, почти как в песнях самой Арефьевой. Я уверена, что 90% людей скажут: “ой, че за хрень?!” и “ох уж эта современная литература с ее постмодерном!”, но мне понравилось. Эту книгу можно читать абсолютно с любого места, и картинки бесконечно рассматривать – они там просто ах! А еще на ней гадать очень хорошо: ну, вот это вот – “открой на 42-й странице и читай третью строчку сверху”. В общем, действительно необычная вещь, но фанаты у нее есть. И я – в их числе”.

Любимые цитаты:

– А что ты думаешь первое, когда просыпаешься утром?

– "Здравствуй, прекрасный Боже!"

– А я "ну вот, опять".

“Все звучит одновременно. Все происходит сразу. И у Бога нет никаких планов. Он свободен в эту воскресную пятницу, он совершенно свободен. Он думает, чем бы заняться? Распяться или воскреснуть? Разделиться или собраться? Он может все – а это трудный выбор”.

“Да, всегда есть те, кому хуже, чем мне, поэтому они считают, что я в чем-то виновен. У меня есть выбор: быть виноватым, сделать себе хуже или не жить. Все варианты не подходят”.

Вера Павлова “Тысяча и одно объяснение в любви”

Алиса, фотограф: “Книга издана удивительно – в ней все тексты, даже технические, вроде выходных данных, написаны от руки. Оттого ты не проглатываешь буквы – ведь к чужому почерку еще приноровиться нужно, – а читаешь медленно, понемногу, вдумчиво.
Каллиграфический почерк Павловой плюс детские рисунки ее дочери создают неповторимую атмосферу личного письма – тебе, из рук в руки. И ты листаешь страницы – и забываешь о времени.

Ее поэзия простая и честная, здесь смесь всего – острой утренней нежности, ночной горечи, вопросов о смерти и ответов, к которым внутренне не готов. Мне нравится, что Павлова называет вещи своими именами. Без свойственного юности жеманства, как мудрая опытная женщина, она говорит о любви. И ты читаешь как о себе, как от себя – настолько знакомо и близко, что почти больно”.

Ложится снег на мертвую траву.

Изнемогает сердце вторить чуду.

Утешься: я тебя переживу.

Не сокрушайся: я тебя забуду.

Всех веселей среди веселых вдов

в угаре, в опьяненье, в вихре вальса

смущать мужчин, сводить с ума юнцов

я буду. Обещаю. Не печалься.

***

Тебе повезло: ты не видел меня,

когда тебя нет рядом.

Ты бы меня не узнал: ни огня

во взгляде, ни самого взгляда,

ни лица... Фотография на

паспорт, привет из ада,

спящая красавица с бодуна,

рекламная дура с плаката.

***

Ласковый жест сгибаю как жесть

и строю дом, начиная с крыши.

Пишу то, что хочу прочесть.

Говорю то, что хочу услышать.

Пишу: горечь твоя горяча.

Молчу, по Брейлю тебя жалея.

Мурашки, ползите домой, волоча

нежность в сто раз себя тяжелее!

Ди Би Си Пьер “Вернон Господи Литтл”

Кира, корректор: “Роман, получивший в 2003 году Букеровскую премию. Книга фантастическая. Переводчик – гений. Потому что таких красивых и совершенных по форме литературных оборотов с матом я не встречала нигде и никогда.

В чем суть: тинейджер из провинциального техасского городка становится случайным свидетелем массового убийства собственных одноклассников. Полиция тут же берет его в оборот – сначала как возможного соучастника, а потом уже и как убийцу, попутно вешая на него все новых собак. И пацан решает сбежать в Мексику...

Стиль повествования поражает воображение: сочные, жирные метафоры, лихо завернутые в отборный мат. Но читая, не испытываешь ужаса, только восхищение – авторским словом и такой обезоруживающей подростковой честностью, что невозможно оторваться. Умная и злая “комедия 21 века в присутствии смерти”. В общем, это нечто.

Заранее простите за цитаты”.

Любимые цитаты:

“Я уже давно успел усвоить, что родители всегда одерживают верх потому, что с самого твоего рождения собирают базу данных, в которую заносят каждую сделанную тобой дрянь или глупость, и в любой момент готовы пустить ее в дело. Глазом моргнуть не успеешь, а тебя уже срезали как миленького; только подумаешь, чем бы таким в них запустить, глядь, а тебя уже возят лицом по асфальту. А когда им нечего делать, они е...т тебя просто от нечего делать. Чтобы глянец не тускнел”.

“Тоска такая, будто ты анод в забитой песком кислотной батарее. П...ц всему – но с любовью”.

“Папа Бог растил нас, пока мы не влезли в длинные штанишки; потом продал права на размещение своего имени на долларе, оставил на столе ключи от машины и на х...й с.....я из города. Не пялься в небо, оттуда помощи не будет. Смотри на людей, которые запутались в мечтах, как в соплях. Ты и есть Господь. Прими на себя ответственность. И пользуйся властью, которая тебе дана”.

Марк Хэддон “Загадочное ночное убийство собаки”

Анжела, паспортист: “Для меня всегда была очень притягательной мысль хоть немного проникнуть во внутренний мир людей “не таких, как все”, страдающих аутизмом. Поэтому книгу “Загадочное ночное убийство собаки” я прочла на одном дыхании и была очень впечатлена. Кристофер, 15-летний мальчик-аутист, думает, что его мать умерла. Но она просто не вынесла этого испытания и сбежала с любовником, оставив сына с мужем. Вся правда о взрослом, таком непонятном и нелогичном мире начинает открываться для него в то утро, когда он находит убитой соседскую собаку и проводит расследование, записывая все свои мысли в дневник. В результате его жизнь меняется кардинально, и он совершает такие поступки, на которые, как все думали, он просто не способен из-за своего состояния. Но все события описываются с его точки зрения, такой странной и непривычной для нас, приоткрывающей завесу тайны внутреннего мира полностью погруженных в себя людей, страдающих аутизмом”.

Любимые цитаты:

“Люди не обязательно неполноценные, если у них есть особые нужды”.

“Полагаю, что люди очень часто не понимают друг друга. Первая, основная причина состоит в том, что люди часто общаются, не используя слов. Шивон говорит, что, если поднять одну бровь, это может означать много разных вещей. Это может значить: “Я хочу заняться с тобой сексом”, и также это может значить: “Я думаю, что ты сейчас сказал глупость”.

“Математика не похожа на жизнь, поскольку в жизни не обязательно есть четкий ответ в конце”.

А какие самые странные и необычные книги (как по форме подачи, так и по содержанию) читали вы?

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-15%
-10%
-10%
-25%
-20%
-20%
0057345