Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Австралийская группа диджеев The Avalanches прославилась своим феноменальным мэшап-альбомом “Since I Left You”, который, будучи формально танцевальным, все время бросал то в смех, то в слезы и вообще душевно выматывал, как хороший роман. Клип, снятый на заглавную песню лондонским режиссерским дуэтом Blue Source про попавших в завал шахтеров, изумительно это ощущение передает. С одной стороны, это четыре минуты дистиллированной сновидческой няшности: пузатый закопченный усач пляшет с красивыми девушками в каком-то со стенами мореного дуба школьном актовом зале, его обаятельный товарищ живописно завидует. С другой стороны, усач, видимо, мертв, а товарищ, соответственно, мнется перед небесными вратами – комментаторы ролика на YouTube до сих пор ведут на этот счет глубокомысленную культурологическую переписку. Большое искусство, короче говоря.

В группе Girls нет девушек, такое название два жителя Сан-Франциско взяли, скорее, потому, что только девушками в жизни и интересуются. Как и положено песне, начинающейся со слов “вот бы у меня был парень”, в клипе на их “Lust For Life” присутствуют два гея в плавках, но в основном показывают все-таки девушек. Они приплясывают, топчут незаправленные кровати, убегают в закат, лежат накрашенные в ванне, строят рожи и смотрят, кажется, тебе прямо в душу. Ничего проще и нагляднее озвученного в песне тезиса, что для счастья нужно лишь пойти с бутылкой вина и хорошим человеком на пляж, и не придумаешь.

Вообще “Can't Tell Me Nothing”, как и положено первому синглу с альбома большой звезды, сначала получила нормальный клип. В видео живого классика гламурного экзистенциализма Хайпа Уильямса Канье Уэст в рапиде ходил по пустыне и, кажется, высказывал свое недовольство жизнью прямо богу. Но потом к делу как-то подключился самый смешной человек современости Зак Галифианакис. На пару с оператором и великим фолк-музыкантом Уиллом Олдхэмом он поехал к себе в деревню и снял – ну, вы видите что. Смотреть, как два уморительных человека разъезжают по полю на тракторах, плюют друг другу в бороды, прыгают в реку бомбочкой и при этом с абсолютно серьезными лицами открывают рты под глубокомысленную читку Уэста, можно бесконечно.

“House Of Jealous Lovers” группы The Rapture – одна из лучших и чуть ли не сама влиятельная песня последних десяти лет. Без нее не было бы гитарных групп с танцевальными ритмами, а диско, вероятно, так оставалось бы предметом интереса геев и людей с плохим вкусом. У нас ее, впрочем, знают до сих пор мало, а уж момент оглушительного успеха в модных клубах Нью-Йорка начала 2000-х точно никто не застал. Клип из фрагментов выступления The Rapture (даром, что в лондонском клубе), перемешанных с газетными вырезками и просто экспрессивными картинками, дают некоторую возможность этот момент хоть задним числом пережить.

Чрезвычайно успешный и получивший даже “Грэмми” последний альбом французской группы Phoenix удивительно срезонировал с модной молодежью в буквальном смысле всех стран мира. Его суть точно уловил неизвестный пользователь YouTube, наложивший первую песню с альбома на кадры танцев персонажей фильмов культового режиссера подростковых драм Джона Хьюза. Сладкая, меланхоличная и мечтательная музыка Phoenix идеально подходила для танцев таким угловатым, не слишком раскрепощенным, но вполне веселым и прекрасным людям, какими были герои Хьюза и хотели быть все остальные люди на свете. Неудивительно, что после этого под “Lisztomania” танец из “Клуба “Завтрак” бросились плясать по всему миру (буквально – сейчас речь идет о трех десятках примерно одинаковых роликов из всех концов мира; из соседей успели отметиться Москва и Рига). Самой тонкой и просто лучшей, впрочем, остается первая, нью-йоркская адаптация: бесконечно милые юноши и девушки на закатной бруклинской крыше с видом на Манхэттен самозабвенно празднуют собственную молодость – и надо быть совсем бессердечным, чтобы их удовольствие от себя и песни не разделить.