/ Фото предоставлены авторами историй

«Мех дня» — наш зимний проект о животных. В нем мы рассказываем истории про ваших питомцах, а заодно про тех, кому пока не удалось найти дом. Давайте делать проект вместе: вы нам — письма о ваших друзьях с их фотографиями, а мы вам — публикации, которые согреют читателей.

Напоминаем простое условие участия:

Если у вас есть маленькое или большое меховое нечто — собака, кот, кролик, морская свинка, хомяк — и вы хотите, чтобы о нем срочно узнала вся страна, напишите нам по адресу: mehmeh@tut.by

Мы публикуем все истории, кроме тех, что пропагандируют безответственное и негуманное отношение к питомцам.

По этому же адресу вы можете задать любой вопрос о животных и о том, как сделать вашу совместную жизнь лучше, представителю международного благотворительного объединения помощи бездомным животным «ЗООшанс». Ответ мы обязательно опубликуем.

Подробнее о том, что должно быть в вашем письме, можно прочитать тут.

Пожалуйста, обратите внимание. Все довольно просто: в письме должны быть и фотографии, и рассказ о животном! Просто снимки без историй мы не публикуем. Равно как и рассказы без изображений, состоящие из пары предложений. Наверняка ваш питомец заслуживает хорошей истории, а кто может ее рассказать лучше вас?

Делимся новыми историями со счастливым концом

«Мы думали, что собака, пока нас нет дома, курит в окно и читает томик Есенина»

— Хочу поделиться своей историей, потому что, по-моему, она доказывает: ни переезды, ни рождение ребенка, ни его аллергия — не повод отказываться от тех, кого ты приручил.

Сколько себя помню, у нас всегда жили животные. Но сознательная история спасения хвостов началась в старшей школе. В пару к нашему домашнему коту Барсику решено было взять котенка из соседнего подъезда, где кошка родила прямо на лестничной клетке. Кстати, люди в доме жили на удивление хорошие: и котят разобрали, и маме-кошке нашли дом.

Барсик и Шпунтик жили прекрасно: за годы сытой домашней жизни отъели пузики и обленились. Бабушка для каждого из них, когда приходила в гости, приносила персональный вид колбасы — кому какая нравится. Ну а Шпунтик пошел дальше — и ел только определенный вид рыбки, за которую готов был продать свою кошачью душу.

Через некоторое время я съехала от родителей и быстро поняла, как мне не хватает животных. Стала шерстить объявления в интернете и увидела пост о том, что старушка принесла в сумке четверых новорожденных котят на усыпление на Гурского…

Так у нас появился Фунтик. С ним было сложнее, чем с Барсиком и Шпунтиком: выяснилось, что пребывание на Гурского бесследно не прошло и он заразился панлейкопенией. Неделя слез и выхаживаний, бесконечных уколов и таблеток, страхов, что котенок не выживет… Куда там! Фунтик оказался крайне жадным к жизни и вырос огромным, пушистым, ласковым котом.

После рождения ребенка я временно жила у мамы — и вся котовская армия: Барсик, Шпунтик и Фунтик — помогала нам растить малышку: они спали в ее коляске, колыбельке, на развивающем коврике, вместе кушали и играли, валялись друг на друге, драли обои и были абсолютно счастливы… Пока у дочки не вылезла аллергия на кошачью шерсть.

Естественно, отказываться от наших хвостов никто не собирался: Фунтик просто переехал к маме и Шпунтику. Мы «спонсируем» наших котов и часто привозим дочку к бабушке — «тренируем» аллергию. Верим, что организм адаптируется.

Но раз котов нам пока нельзя много и постоянно, приняли решение спасти собаку. И так в холодный февральский вечер нам привезли Найду — собаку дворянской породы и женщину трудной судьбы… Ее сбила машина. Полумертвая Найдочка лежала у дороги, но ее подобрали неравнодушные люди и отвезли в клинику. Ей сделали операцию. К тому же собака была беременна… К сожалению, спасти щенков не удалось. А Найда, пережив трудную операцию и период восстановления, смогла встать на лапы.

Первые полгода мы думали, что собака, пока нас нет дома, курит в окно и читает томик Есенина на подоконнике, настолько грустной она была… Но, к счастью, все изменилось. Найду теперь зовут Лола, у нее минская прописка, лежанка, выполненная на заказ, розовый ошейник со стразами, игрушки, куча собачьих друзей и, конечно, наша любовь.

Это самая ласковая и добрая собака на свете. Спустя время она адаптировалась, стала веселой, разговорчивой псинкой, которая любит играть, тырить у ребенка игрушки и валяться с хозяевами на кровати — ей все можно!

Возможно, это еще не конец и какому-нибудь маленькому хвостику понадобится дом, а мы не сможем пройти мимо…

«Теперь Келси стала настоящей лайкой. Она молния, а не тумба»

— Сегодня расскажу о нашей подопечной — лайке Келси. Приехала к нам она из пункта усыпления на Гурского еще в мае 2018 года. В катастрофическом состоянии. С запредельным ожирением. Ее вес был 47,5 кг (при норме для лайки 16−22 кг).

Девочка с трудом передвигалась, ее сердечко работало на пределе, лапочки еле справлялись с таким весом. Ходила она ровно по три шага и ложилась. До такого состояния Келси довели бывшие «хозяева», кормившие чем попало со стола при полном отсутствии движения. Когда Келси превратилась в дирижабль, ее сдали на Гурского. Или, точнее сказать, бросили, привязав к забору у Гурского, 42. Кроме того, на груди Келси висели две огромные опухоли.

Как же было к ней подступиться? Поехали к врачам. Не скажу в какой клинике Минска (одной из самых престижных и не самых дешевых) нам с порога заявили: «На стол! Оперировать!» Сделали кучу анализов, УЗИ и снимков. Определили, что опухоль не злокачественная.

Тогда уж мы стали задавать вопросы. Зачем такая спешка? А как рассчитаете наркоз на 25 кг лишнего веса, фактически сала? Когда мы услышали, что «будем давать, пока не отрубится», мы засомневались в компетентности врача. Ведь так и убить собаку недолго! Или уж точно «посадить» сердце!

Следующим был вопрос: а как заживить швы после предполагаемой операции? Ведь там — жир, который не срастается месяцами. Внятного ответа не последовало, мы с Келси удалились, от греха подальше…

И поехали еще к пяти (!) врачам, чтобы услышать разные мнения. Целый консилиум врачей в итоге постановил одно и то же: «Сначала худеть».

Квалифицированный врач предписала Келси питаться строго по норме специальным кормом — 210 граммов в сутки. Все! Терпите, следите, чтоб чего-нибудь не подбирала с земли и не крала у других собак.

Бедная Келси! Начнем с того, что она, в принципе, не подозревала, что существует во вселенной корм для собак. Ее едой были объедки со стола и всякие чипсы-печеньки. Она психовала, рассыпала корм, злилась, требовала привычной ей (и смертельно вредной) еды. Врач сказала: «Стисните зубы и строго соблюдайте норму». Временами Келси была в ярости! Но слово доктора — закон!

Терпение, терпение, еще раз терпение… И вес сдвинулся! Начал понемногу таять!

Кроме того, Келси была окружена сплошь фитнес-тренерами в лице всех собак, что жили рядом с ней. Каждый хвостик считал своим долгом подвигнуть Келси хоть на шажок, хоть на маленькую пробежечку! Лайке было тяжело неимоверно. Представьте, что ей приходилось носить на себе еще одну лайку.

Но вот мы зафиксировали первую потерю в восемь килограммов! Потом — пятнадцать! Потом — девятнадцать с половиной! И, наконец, спустя год и два месяца — двадцать четыре килограмма! Это была не просто победа, а триумф!

Так, теперь можно и за операцию браться. Летом Келси была прооперирована. Из клиники домой она ехала с 27 швами. В один наркоз ее еще и простерилизовали.

После операции кололи обезболивающие лекарства и антибиотики, промывали рану, меняли повязки. Мы справились. Двадцать пять дней Келси проходила в попоне. С врачом были на связи постоянно, и даже в полдвенадцатого ночи она давала нам консультации. Или хвалила за хорошие, чистые и сухие швы.

Келси просто преобразилась! Теперь это молния, а не тумба. Лайка невероятно сообразительна, понимает речь. Умеет показать жестом, что у нее другое мнение или она виновата и просит прощения. Она ни капельки не охотница, а домашняя собака-компаньон. Зимой Келси обзавелась шикарным манто с пышным воротником — как у настоящей модницы.

Келси умничка и чистоплотная аккуратистка. И несмотря на то, что она с нами давно, в силу большого количества питомцев мы все еще надеемся найти для нее новую любящую семью. Она совершенно здорова и готова к переезду туда, где ее будет ждать ответственная семья. Келси это заслужила, правда?

С автором письма можно связаться по адресу tvolbel@tut.by — Прим. редакции

«Усыплять животное с микроспорией все равно, что убивать человека с насморком»

— Идет человек домой, у подъезда сидит кот. На секунду глаз на нем останавливается, мелькает даже мысль «может, он голодный?», потом она быстро сменяется на «их тут бабушки кормят… наверное». Мне также приходится слышать иногда: «Видела кота возле магазина, красивый такой, с виду не голодный, упитанный…»

Пытаюсь говорить, что это только с виду, распушился, как мог, на холоде. На самом деле в 99% случаев он очень голодный, даже если не бежит навстречу, даже если вполне спокойно сидит на холодном железном люке и провожает тебя взглядом: «Иди себе, человек, домой, ты устал, а я тут поживу, побуду, так сказать, твоей средой обитания. Недолго. Ты уж не обессудь, морозы и все такое…»

Есть у меня история, даже две — про моих любимых спасенышей.

Первая началась пять лет назад. Мы с сыном приехали к маме на дачу под Могилевом. Из-под крыльца с криками о помощи выползло что-то худосочное, грязное, очень писклявое. Котенок, девочка, месяца четыре. Мама сказала, чтобы мы не смели ее трогать, потому что она «очень больная и, скорее всего, заразная». Кто-то подбросил.

Я послушала маму, подвинув к крыльцу миску с едой, а вот сын нет. Уже через несколько минут он просил меня ему помочь — извлечь из облезлого тельца парочку клещей. Вот так и началось…

На следующий день мы уезжали домой, в Минск. Во дворе рядом с сыном, у самых его ног сидела та самая малютка, всем своим видом выражая готовность следовать за ним.

— Мама, 21 век на дворе, мы что же, оставим ее в таком состоянии?

Вопрос был риторическим.

Застелили покрывалом сидения и пустили котика в машину. Всю дорогу она спала и не думала даже пищать, словно понимала, что отныне бездомности ее пришел конец.

На следующий день на приеме у врача выяснилось, что моя мама оказалась права. Лишай, рахит, инфекции глаз, высокая температура, обмороженное ушко и травматическая грыжа (какой-то «добрый» хомо сапиенс пнул малютку ногой).

— Что делать будем? — спросил айболит.

— Какие есть варианты?

— Ну можно усыпить…

С этими его словами сын плотнее прижал котенка к себе:

— Лучше лечить скажите как, — сердито пробурчал он.

— И с квартирой что делать, она же ходила везде? — добавила я.

— Сжечь, — мрачно пошутил доктор.

Я привожу наш диалог почти дословно, так как забыть этот день невозможно, я испытала шок.

Первым делом, войдя в квартиру, мы освободили балкон и заклеили его плотной пленкой, той, что накрывают теплицы, закрепили ее широким скотчем. На балконе стоял раритетный ящик, так его тоже оклеили, чтобы у котика была возвышенность для кошачьих маневров, поставили все необходимое, набросали игрушек, словом, изолировали.

Квартира тоже изменилась. Не буду перечислять, как именно я ее обеззараживала, скажу только, что многое из сделанного было лишним, так, во всяком случае, сказали мне мои подруги-медики. Но это был мой первый опыт, и поэтому легких путей мы не искали. Одна фраза, прочитанная на специальном форуме, стала для меня опорой в те дни: «Усыплять животное с микроспорией все равно, что убивать человека с насморком». И тогда, а тем более теперь, я согласна с ее автором. Все решается! И довольно быстро, если попасть к хорошему врачу (в нашем случае это случилось со второй попытки).

Правильно подобранное комплексное лечение, направленное на укрепление иммунитета, изменение питания и, конечно же, купание в специальном шампуне — все это начало давать результаты! Алиска быстро шла на поправку. Так как на руки мы брали ее в перчатках и только для ухода и лечения, единственным доказательством нашего доброго расположения к ней в то время было слово. Мы так часто и много разговаривали с ней, что она начала «разговаривать» с нами в ответ! Разными интонациями, переливами, изменением тембра, она полноправный участник беседы и теперь, спустя четыре года.

Алиска — настоящий миротворец: при малейшем намеке на конфликт она тут как тут, беспокойно трется обо всех его участников, и что — замолкаем, чтобы не травмировать котика. Она очень любит нас, пытается копировать. Например, ест свой паштет с лапки, будто с вилки, или подставляет лапку под кран, пытается «умыться». Словом, у нас умнейший, благодарный, аккуратнейший и любимый котик — наша Алиска!

Второй наш спасеныш — Семка. Появился через два года после Алиски, тоже летом. Пушистый красавчик, скорее всего, претерпевший от злой собаки, лишившийся глаза, со следами от укуса за бок, совсем без голоса. Я встретила его в палисаднике у дома. Начала кормить, привязалась очень, а взять боялась: Алиска наша — котик очень серьезный, думала, что не потерпит кого-то еще.

Семка тоже привязался ко мне: по утрам, когда я выходила на балкон, он уже сидел, задрав голову и ждал, провожал на работу, потом встречал, радостно выпрыгивая из кустов с игрушечной мышкой в зубах, которую я ему подарила. Словом, он рвал мне сердце! Последней каплей стал день, когда малыша выгоняли палкой из специально построенного и утепленного для него домика. Наивная, я полагала, что все будут добры к этому милому одноглазому котику, я гнала мысли о том, что всего можно ожидать, когда кот — ничей. Мы забрали Семку. Изолировали на том же балконе, обратились в ветклинику, и второй наш опыт лечения был успешным с самого начала.

На балконе он долго не задержался и теперь радует нас своей игривостью и жизнелюбием! Он — «маменькин сынок», как говорит мой сын, и это верно: стоит мне прийти домой, урчание на всю комнату гарантировано.

Немного огорчает лишь то обстоятельство, что с Алиской общего языка они пока не находят, но мы уже приспособились, просто разводим их для всеобщего комфорта.

Хотя это, скорее, исключение, чем правило. Недавно моя соседка приютила котенка с улицы, в квартире живут два уже взрослых кота. Теперь она демонстрирует мне фото нежнейшей дружбы между всеми тремя.

В заключение истории появления в нашей жизни питомцев хочу сказать, что несмотря на трудности, с которыми пришлось столкнуться, мы ни на секунду не пожалели, что взяли в свой дом этих чудесных котиков. Поверьте, теплота и умиротворение, которые исходят от них, стоят всех затраченных сил и денег!

И еще: есть какая-то связь, совершенно, на первый взгляд, неуловимая, а кому-то и вовсе покажется надуманной, но я убеждена, что она есть — питомец в наш дом приходит не случайно, как это может показаться. В обоих случаях коты появились в непростое для каждого из нас время, мы спасали их, а они — нас. Но это уже другая, как говорится, история.

В отличие от героев историй, которые мы рассказали выше, эти животные еще ждут своих людей

Марика

— Красотке Марике около 6 месяцев, кошечка грациозная и миниатюрная.

Как и все котята, Марика любит поиграть, побегать, полазить, везде сунуть свой любопытный носик. Хорошо ладит с другими котами и собаками. Котодевочка прекрасно воспитана, лоток и когтеточку знает на «отлично».

Звоните и приезжайте знакомиться.

Телефон: +375 29 878−55−76 (Светлана)

Чернышка

— Знакомьтесь: Чернышка. Кошечка вся состоит из слова «очень». Очень ласковая, очень миниатюрная, очень аккуратная. Дружит с другими котиками, а вот маленьких детей побаивается. Умна, воспитана, обучена всем кошачьим хитростям и очень ждет своего хозяина!

Приезжайте знакомиться.

Телефон: +375 29 878−55−76 (Светлана)

Мурмусий

— Знакомьтесь — Мурмусий: весь такой аккуратненький — как отличник с коротенькой челочкой.

Ласковый, воспитанный и упитанный котик ищет дом. Полежать и покушать — это наше все. В свободное время готов встречать хозяина у порога, играться, помогать вести домашнее хозяйство.

Может поучить вас работать с ноутбуком и сажать цветы — все это Мурмусик уже делал…

Котей здоров, бодр, кастрирован и вакцинирован — приходите за ним.

Телефон: +375 25 986−33−85 (Ирина)

Ирина Адаменкова, представитель международного благотворительного объединения помощи бездомным животным «ЗООшанс»:

— Дорогие читатели, уже в следующем выпуске мы вернемся к ответам на ваши вопросы. А пока примите искренние поздравления с прошедшими праздниками и благодарности от волонтеров «ЗООшанса».

Благодаря хорошим людям 2019-й год был полон помощи, доброты и счастливых историй. Желаем вам тепла в сердце, мира в доме и сбывшихся надежд! У многих из наших подопечных они точно сбылись.

За 2019-й год силами волонтеров пристроено около шести сотен кошек и собак. А еще один ягненок и пони Лелик. Помогали и людям: искали «потеряшек», консультировали по пристройству и лечению найденных животных, а также питомцев, спасенных из пункта усыпления «Фауна города».

Благодаря неравнодушным людям была проведена большая работа по стерилизации и выпуску дворовых кошек с целью гуманной регуляции их численности — не только в Минске, но и в регионах.

Много это или мало? Не знаем. Но это тяжелый труд и много счастья в результате.

Дорогие читатели, благотворители, волонтеры, спасибо, что вы всегда с нами.