• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Мех дня


«Мех дня» — проект о животных, созданный для людей, чтобы показывать и доказывать: «мех» должен быть живым, любимым и обязательно домашним.

В течение трёх зимних месяцев мы планируем греться рассказами о ваших любимцах и их фотографиями.

Принять участие в «Мехе дня» может каждый счастливый владелец четверолапого друга. Нужно просто рассказать о своем любимце и не забыть прибавить к истории как можно больше хороших фото. Всё это великолепие мы всегда ждём по меховой почте: mehmeh@tut.by

За последнее время нам пришло несколько действительно трогательных писем, написанных от лица братьев меньших. И действительно: если бы они могли говорить и писать, мы узнали бы очень много историй — чаще всего грустных, но иногда и радостных.

Некоторые из них мы публикуем сегодня:

Беня-Веня

— Здравствуйте, уважаемые котики-собачки-хомячки, а также проживающие вместе с вами добрые люди. Меня зовут Беня-Веня, мне 4 года.

Я родилась в городе, в каком-то теплом подвале, но однажды почему-то оказалась совершенно одна в сугробе. Было очень страшно и очень холодно, ведь я была совсем маленькая, даже порядочная шерсть еще не выросла. Я кричала изо всех котеночьих сил! А мимо изредка проходили ноги. Вдруг ко мне протянулась рука, в которую я моментально вцепилась.

Рука прижала меня к груди и понесла в дом. Спасена — решила я. Но страхи на этом не закончились: меня засунули в клетку и повезли к людям в белых халатах, меня тискали, вертели, опять засунули в клетку, потом в таз с теплой водой и чем-то пахучим (тут я решила, что мне пришел конец, ведь кто-то говорил, что маленьких котят топят в воде).

После купания — оказывается это так называлось — силы мои иссякли, я забралась в диван и сладко уснула. И спала, спала, спала…

С утра началась райская кошачья жизнь. Прочие обитатели приняли меня и полюбили.

Кошка-бабушка разрешала спать у нее на животе, кот-дедушка учил ходить на антресоль в дозор.

Не очень хорошо складывалось поначалу с цветочными горшками, они норовили упасть вместе со мной с подоконника и пугали меня. Но потом и с ними наладилось.

Я научилась помогать хозяйке на кухне, одна ходить в дозор.

Наступила осень. Хозяйки почему-то затревожились, шептались, вздыхали.

И вдруг однажды — о ужас! — хозяйка появилась дома не одна. Как вы думаете, кого она принесла? Правильно, кота. Взрослого, рыжего, очень грустного.

Моему возмущению не было предела, я только-только стала главной в доме, а тут неизвестный! Начинай борьбу за дом заново!

Ну, я ему устрою, решила я. И начала устраивать. Однако веник и грустная история Рыжего помогли мне образумиться. Рыжий потерялся на даче, долго ходил из дома в дом, никто его не хотел брать. Он даже плакал настоящими мокрыми слезами. И так несколько месяцев, пока мои хозяйки не забрали его к нам.

И мы зажили дружной стаей.

Нашим хозяйкам мы помогаем по хозяйству, всегда встречаем с работы, поем им песенки, обнимаем их и целуем. Иногда мне становится грустновато, потому что хочется играть, бегать и прыгать в компании. А не всегда получается.

Кошка — бабушка умерла от старости, кот — дедушка тоже очень старенький, бегать не может. Рыжий часто занят с хозяйкой на кухне (наверное, учится готовить).

Я просила хозяек взять еще какую-нибудь маленькую потеряшку, чтобы у меня появился друг или подружка для игр.

Но хозяйки говорят, что какой-то строгий дяденька по имени Закон не разрешает селить в одной квартире больше двух котов.

Уважаемый Закон, может быть вы все же подобреете и разрешите хотя бы нам, потеряшкам-кошарикам, жить с людьми в немного большем количестве?

Я очень на это надеюсь.

С уважением и любовью к людям, Беня-Веня.

Нора

— Мррр! Честно сказать, я своего детства почти и не помню… Наверняка у меня была мама, мне кажется, что и брат, а может и не один. Зато я отчетливо помню тот день, когда у меня появилась новая семья.

Ой, простите, я забыла представиться, меня зовут Нора, Норка, Норочка, Норушка, Норуська, Норрис, Норунда, Норундель, Моякрасавица, Умнаякошечка, иногда зовут Наглойчерноймордой, а иногда не мордой, но тоже черной… Про возраст у девушек спрашивать не принято, впрочем, точно и не знаю, говорят, где-то в районе шести-семи месяцев.

Так вот, в тот самый (безо всяких прикрас) памятный июльский день, я отбежала от своего дома по каким-то своим кошачьим делам и заблудилась, потерялась. Когда теплое солнышко куда-то пропало, ветер нагнал тучи, и начался ливень, я растерялась и не знала где спрятаться. А стоит отметить, ливень был знатный, пусть и мурлыкну шаблоном, но лило как из ведра. И вдруг, через дорогу я увидела, что на той стороне растут деревья и кусты. Я и подумать не успела, как все мои четыре маленькие лапки несли меня, не разбирая дороги, не обращая внимания на машины и пешеходов, к тем кустам. Вот тогда-то, друзья, моя новая будущая семья меня и увидела. Заметьте, я не произношу слово «хозяева», потому что считаю, что если есть хозяин, значит должен быть и слуга, а такие отношения не основаны на равноправии. Один хозяйничает, другой прислуживает. А вот скажите, пожалуйста, как могу прислуживать я? Прааавильно! Мррр… Никак! Поэтому в своем рассказе я членов моей новой семьи буду называть не хозяевами, а так, как они называют друг друга — Олежка и Ната!

— Многое, конечно, я помню с их слов (да, да… я любопытная и часто их подслушиваю). Как я теперь знаю, заметили они меня одновременно, и тут же решили подобрать. Олежка спросил у Наты, мол, "а как найдешь котёнка"? Ната пошутила, что куст, под которым я сижу, определит по моей траектории полета. А я в это время, вся промокшая до последней шерстинки, уже сидела под кустом и плакала. Мне было страшно и сыро… Как вдруг услышала — "кис-кис"… Я мяукнула погромче и поняла, что сейчас меня будут спасать. Ната взяла меня на руки, прижала к себе, закутала в пиджак, одной рукой придерживая меня, а в другой держа зонтик, и понесла к машине, где нас ждал Олежка. Так, немного согревшись, я, видимо, уснула…

— Конечно, я боялась… но вида не показывала. Обследовала свое новое жилище, очень вкусно и сытно покушала. Потом увидела в квартире маленького котенка и начала отстаивать свою территорию. Дралась с ним весь вечер, а Ната с Олежкой долго смеялись. Мррр, теперь я понимаю, смысл слова «зеркало», а тогда впервые его увидела. Ната показала мне моё место, постелив там теплый мягкий шарф, Олежка после ливня сразу отправился покупать мне лоток для туалета. А я поняла, что поселилась в этом доме навсегда и решила никогда не давать им повода пожалеть, что меня подобрали.

Мррр, из подслушанных разговоров, я поняла, что я не первый бездомыш, которого "мои" подбирали. Долгое время у них жил кот Макс (и они почему-то все время меня с ним сравнивают). После того, как он умер, лет пять, как я слышала, «мои» котов держать не могли… переживали сильно. Потом Ната захотела черного кота, и тут появилась Я. (Ну, кошка, а не кот, зато черная… Почти как и заказывали, мрррр).

Так вот, про этого Макса. Когда я слышу, что Макс что-то делал так-то и так-то, я стараюсь делать наоборот. Объясняю: у Макса могли быть проблемы с туалетом и когтеточкой, а у меня эти дела «на отлично». Макс был верхолазом (по секции, по кухонному гарнитуру носился), а я выше дивана не прыгаю. Макс обожал речную рыбу и кукурузу, а мне это даже не показывайте. Макс как собачка бегал по команде «ко мне!» — я из десяти раз приду один, и то, если мне захочется. Макс постоянно мурлыкал, ну а я более сдержана в чувствах. Макс постоянно скидывал вазоны с подоконников, я только один раз… зато какой вазонище! С каким цветищем! «Мои» до сих пор не могут понять, как этот цветок упал за полтора метра от своего постоянного места. Да, постараться, конечно, пришлось. И даже не спрашивайте меня как, все равно не признаюсь. Мррр.

— Снова отвлеклась. Вы представляете, целых две недели ни Олежка, ни Ната не могли придумать, какое мне имя дать. Как они только меня не обзывали. Была я и Ваксой, что мне категорически не нравилось. Потом решили назвать Бастет (в принципе, имя красивое, со значением), затем Баст преобразовалась в банальную Басю. А я уже потеряла всякую надежду, что у меня когда-нибудь появится свое имя. Но, в один из выходных дней, когда все были в сборе, я улеглась, растянувшись на диване, да так, чтобы на меня попадал солнечный свет. Ната посмотрела на меня и сказала Олежке: «Ой, а наша кошечка не чисто черная. У неё такой красивый шоколадный оттенок, как у твоей норковой шапки». Потом продолжила: «А если назвать Норкой? Норой?». Олежка задумался и согласился. Я тоже особо не протестовала, но поняла, что сравнение с шапкой припомню, и свой НОРов покажу чуть позже! Мррр.

— Хоть у меня всегда хватало (да и хватает) игрушек, я люблю играться с Олежкой и Натой. Вот снова воспоминания нахлынули… Мне нравилось, когда перед уходом на работу, Ната открывала двери в спальню, звала меня и говорила, чтоб я будила Олежку. Ооо, как я его будила! И бегала по кровати, и прыгала к нему на грудь, и замахивалась на него лапой (надо было видеть его изумленный взгляд), и, если честно, несколько раз даже била лапкой по носу (тут взгляда не видела, потому что быстро-быстро убегала). Вот тогда Олежка и сказал, что надо было назвать меня Мамбой! Ну, ладно, я согласна на фамилию Мамба! Только представьте, как завораживающе со стороны смотрится: я, такая вся черная и стройная, не спеша подбираюсь к жертве, гипнотизирующим взглядом смотрю ей в глаза — и рррраз, вся такая стремительная и быстрая, бросаюсь в её сторону, делая смертельный укус! Кра-со-та! Вижу, что согласны! Вот и демонстрирую такую красоту «моим»…почти ежедневно! И поскольку мышей у нас отродясь не водилось, а те, что есть, сплошь игрушечные, роль жертвы «мои» играют по очереди! Нууу, мррр, чтобы каждый мог оценить мою несравненную красоту и грацию со стороны! И, если быть до конца откровенной, то укус у меня ни капли не смертельный, да и боль "своим" не хочу причинять, поэтому прикусываю слегка и жертву хватаю исключительно подушечками лапок.

— Почему-то про меня говорят, что я не прыгучая кошечка. Ну, на диван, табурет, кресло я запрыгиваю, а выше пока смысла не вижу. Помню, когда была совсем маленькая, и когда было лето, я любила на балконе сидеть. И постоянно хотела посмотреть, а что же там, за этими большими стеклами. Тогда на балкон поставили старый табурет, на него положили подушечку и показали, как стоя на нем на задних лапках, а передними опираясь на балконную раму, можно смотреть, что происходит за стеклом. Как я была рада! Только одно плохо: долго так стоять устают задние лапки. И Олежка на уровне рамы прибил мне мягкую полку! Теперь у меня настоящий наблюдательный пункт! Где могу и стоять, и сидеть, и лежать!

— А Ната мне пошила лежаночку. Хотя, скажу откровенно, без моей помощи она однозначно сама не справилась бы! Все делали вместе — и размечали, и кроили, и сшивали. Правда, Ната иногда голос повышала, чтобы я лапы к ножницам не подсовывала, но я ведь из лучших побуждений! Вот так, покрикивая друг на друга, мы и сшили мне такой меховой бассейн! Только Ната его называет будкой, и, когда я сильно расшалюсь, строоого так указывает: «Нора! В будку!». А я и не сопротивляюсь, надо же и отдыхать иногда. Только Олежка говорит, что кошке надо нормальную будку сделать, в виде домика, и стойки прибить, чтобы я могла полазить, как по дереву, и полочки, чтобы мне полежать. Пока только обещания…

— Да, а по деревьям я люблю лазить. Когда потеплее было, часто на дачу брали с собой. Я самый первый раз тааак высоко залезла на яблоню, что боялась спуститься и кричала, чтобы сняли меня… Как видите, сняли. Залезли и сняли! А еще один раз привезли к нам на дачу собачку. Ну, знаете, такие породы есть. Дворняжки, но диванные. Эта собаченция решила понюхать Наташину сумочку. Эта псина решила понюхать н-а-ш-у сумочку! Как пантера я кинулась на пса, который трусливо спрятался за Олежку. Но, характер у меня НОРовистый, возмездие псину настигло позже, при возвращении с дачи. Когда он в машине попытался меня понюхать, получил лапой в нос! А однажды на даче я с саранчой поиграть решила, а она от моего языка отрываться не хотела. Надо признаться, маленько я испугалась.

— Что-то размурчалась я с вами. Пора, наверно, заканчивать. Хорошо мне живется, кормят вкусно (и говорят, что полезно), играют со мной, любят меня. А я люблю моим помогать по дому: помыть с Натой полы (она с одной стороны швабры или тряпки, я с другой), люблю помогать чистить картошку (выбираю картофелину из пакета и гоняю по кухне, пока не отберут; тогда я просто достаю новую или очистки из ведра вынимаю). Я люблю играть — не только с игрушками, а со всем, что под лапки попадется: ручки, карандаши, фантики, бумажки, чайные ложки. Проявляя свою сНОРовку, пытаюсь достать все, что лежит в поле моего зрения. Люблю внезапно обнимать моих за ноги (неожиданно, из засады). Люблю вязать с Натой (тут вообще я большой лаповодитель (показываю, как крючок держать, какие нитки выбрать). Люблю спокойно полежать рядом с Олежкой (потому что он лучше понимает психологию кошек и не трогает меня, когда я недовольно машу хвостом). Люблю на даче найти какую-нибудь нору и залезать туда всеми передними лапами: Норка в норке получается.

— Много чего люблю… Но больше всего люблю петь колыбельные Олежке и Наташе. Когда они засыпают, я пробираюсь к изголовью кровати и мурлычу, мурлычу… Правда первое время Ната жаловалась, что не высыпается из-за моих песен. Не привыкла просто, я так думаю, а чтобы привыкание быстрее пошло, я ночью раз пять-шесть прихожу к ним попеть. Уже видны положительные результаты — никто не жалуется, а просто гладят меня и дальше спят под мое мурлыканье.

Одно меня напрягать стало. Ната чаще заводит разговоры с Олежкой про какого-то мне компаньона. Даже снова «Выбери себе друга» просматривает. Олежка пока слабо сопротивляется, говорит, что с моим НОРовом я никого не признаю. Ната доказывает, что у меня характер стойкий НОРдический, и я спокойно перенесу все тяготы судьбы в виде нового питомца. А я… Я и сама еще не решила на чьей стороне буду, ведь я хоть еще и маленькая кошечка, но очень НОРовистая… Мрррр.

Брыська-Маруся

— Привет! А мы уже знакомы, мяу. Свою историю я рассказала «Меху дня» год назад. Но с тех пор в моей жизни многое, да что там, всё абсолютно изменилось. Если вы не знаете, с чего всё началось, я, с вашего разрешения, повторюсь:

«…Возможно, когда-то у меня было другое имя, но я его уже не помню… В последнее время я все время слышала: «Брысь! Брысь!». Наверное, так меня и зовут…

Когда-то у меня был теплый дом и любимая хозяйка. А я сама была маленьким и смешным котенком. Меня гладили, брали на руки и любили со мной играть! Все смеялись — и мне было так хорошо, спокойно. А потом что-то случилось. Может, я перестала быть красивой… Или сделала что-то не так. Наверное, все дело в том клубке ниток, которые я запутала… Наверняка в нем! Но я даже не успела попросить прощения.

И вдруг — улица. Машины — вжжжжиииииих! Собаки — гав-гав-гав! Страшно, страшно, страшно… Бросаюсь под ноги людям, а они — брысь, брысь, брысь!

Хочется кушать. Так холодно. Где моя хозяйка?

Один день сменял другой, мои силы заканчивались. Последние ушли на то, чтобы спастись от дворовых собак — залезть на верхушку дерева. Там было высоко-высоко. Свистел ветер и каркали вороны. Собака ушла, но я поняла, что у меня нет сил слезть. Я стала звать на помощь. Ведь люди — они друзья! Они спасут. Я кричала два дня, пока не охрипла. Я поняла, что никто не придет и все кончено. Но именно в этот вечер меня нашли и дали еще один шанс на жизнь…

Меня принесла домой одна девочка. Чужая, но не злая. Она дала мне теплого молока и положила подстилку под батареей на кухне. Я пока ничего не могу ей сказать, потому что у меня нет голоса. Но лижу ей руку, надеюсь, она меня понимает…

Я сразу показала ей, что я хорошая кошка. Тщательно умываюсь, всегда хожу на лоток (я знаю, что для людей это очень, очень важно!), знаю, что такое когтеточка и кушаю все, что мне дают: корм, консервы, творожок — вкусно! Мур…

Люблю спать, свернувшись калачиком, на коврике у ног. Люблю смотреть в окно, где большая, непонятная, интересная жизнь. Люблю тыкаться лбом в ногу человека и так сидеть, думать. Люблю, когда меня гладят и чешут за ушком. Ну, а что до громких игр, беготни по столу и дивану, катанию на шторах — я слышала, другие коты так делают! — это не по мне, я кошка серьезная. Даже котенком такими глупостями не увлекалась. А еще у меня лесной окрас, припудренный нос, белые носки и белый передник. Живот тоже белый! Думаю, это мое достоинство…

И все бы хорошо. Но девочка часто плачет и говорит какое-то непонятное слово «аллергия». Это, наверное, какой-то страшный зверь. Знать бы кто — ух я бы ему показала, я ведь мышек всяких могу одной лапой! Но я не знаю, кто это. И мне cтановится также тоскливо, грустно и страшно, как тогда — на улице.

Я не хочу туда! Я хочу, чтобы меня любили. Я знаю, что людям нравятся котята, они красивые, милые, смешные… Но я ведь тоже еще не старая! Я молодая и абсолютно здоровая кошечка, кошечка хоть куда! А еще я уже все понимаю, все умею и хорошо знаю человеческие слова «можно» и «нельзя». Ну, а что до клубка ниток… Не буду я больше его трогать. Дался он мне! Только, пожалуйста, прошу, не оставляйте меня одну…"

Вот, о чем я просила прошлой зимой… И меня услышали! Самые добрые, самые настоящие, самые мои люди — Володя и Наташа! Они написали письмо, в котором рассказали, что я очень похожа на кошечку, которая много лет прожила в их семье и умерла от старости… Поначалу они очень грустили и думать не думали, что в их доме снова появится мурлыкало! Но увидели меня, прочитали мой рассказ… И уже после первой нашей встречи я уехала вместе с ними в свой новый дом!
Справедливости ради, я ооочень старалась им понравиться… Ну и, говорят, я «красавица удивительная» — думаю, дело в этом.

Мои люди дали мне другое имя, сказали, что при таком дружелюбии «Брыська» не подходит. Вот будет меня кто-нибудь прогонять, крикнет «брысь!», а я и не пойму вовсе, подумаю, что приглашают…

Впрочем, новое имя «Маруся» мне нравится гораздо больше. Особенно вариант «Маруся, пойдем кушать».

Я стараюсь платить своим хозяевам за добро добром. Так, я нашла у хозяина полупустую пачку из-под сигарет — и расправилась с ней, вместе с тем, что там оставалось. Так я борюсь с хозяйским курением!

В новом, взаправдашнем доме, у меня появилось желание жить, а вместе с ним очень много сил и энергии. Теперь я каждый день делаю зарядку — тягаю веревочки, катаю шарики и, конечно, выискиваю загнанные мячики по укромным уголкам.

А ещё, в тепле и покое, я научилась улыбаться! И, хотя хозяева говорят, что я «командую ими со всей строгостью» и «захватила весь дом и дачу в том числе», на самом-то деле, я знаю, что они — самые важные люди на всём белом свете и именно им я обязана своей счастливой кошачьей жизнью… Я знаю, что никогда уже не буду одинока, потому что стала частью семьи, и впереди у нас — замурчательные вечера и, конечно, новые приключения!

Боня

— Привет-привет-привет! То есть, гав-гав-гав! Сегодня я ооочень большая собака и умею грозно лаять, особенно, если вы — кошки или, не дай бог, замышляете обидеть мою хозяйку Настю!

Но когда-то я была маленьким щенком и, по правде сказать, плакала на всю округу… Сейчас стыдно, а тогда так страшно было, вы себе не представляете.

Первое, что я помню о своем детстве — подземный переход. Так называется серая коробка под землей, где всегда много людей — я слышала, рядом рынок…

Меня держали на вытянутых руках и кричали: «Щенок недорого! Кому щенок? Подходим и забираем щеночка!».

Было холодно, шумно, все проходили мимо… Но вот одна девочка подошла близко-близко, погладила меня и сказала: «Ой, какой милый!». Я поверила ей и робко лизнула руку. Девочка купила меня — это ведь так называется? когда даешь кому-то бумажки за то, чтобы с тобой дружили? — и повезла домой… Ну, я тогда думала, что это и есть — «домой»…

— Ты зачем эту блохастую привезла? — закричали на девочку, когда она открыла двери. — Вези откуда взяла! Быстро!

Девочка разрыдалась, но повезла меня туда же — в холодную, мокрую, зимнюю подземку. Хотела отдать тому мужчине, у которого она меня взяла за бумажки. Но мужчины на месте не было…

Я чувствовала, как бьется девочкино сердце, и очень хотела ее утешить, но не знала как… Просто брала часть ее большой грусти себе и негромко поскуливала…

Девочка принесла меня к магазину, где продавали всякие вкусные вещи для собак и — фу! — котов. Стала упрашивать женщину, которая отдает эти вкусности за бумажки, чтобы та меня забрала… Но женщина, я слышала, говорила: «Куда мне? У меня самой полон дом котов и собак! Девушка, давайте звонить в приюты, давайте искать варианты!»…

Вариантов, наверное, не нашли… Потому что девочка просто положила меня в сугроб около магазина и ушла, не оборачиваясь…

Я не могу ее винить… Я не знаю, как это делается. Нас, собак, этому не обучают. Знаю, как сидеть, лежать, охранять, идти рядом… А как это «винить» — нет, не понимаю.

Помню, что женщина выбежала из магазина и стала кричать… Но девочка уже была далеко. Вокруг меня начали собираться люди. Многие жалели меня (это всегда слышно по человеческому голосу) и гладили по голове, но все пожимали плечами и говорили: «Я не могу к себе взять! Непонятно, что делать…».

А я сидела в сугробе, смотрела то на одну, то на другую пару ног, и, по правде сказать, плакала от горя всё громче и громче…

Пока не услышала:
«Мне тоже некуда взять… Жилье съемное, кот… Но как-нибудь прорвемся».

Только потом я узнала, что это называется словом «пе-ре-держ-ка». Это когда дом и хозяева не настоящие, но к тебе добры: тебя кормят, с тобой играют, тебя чешут за ухом и бросают тебе вкусный резиновый мячик.

Это гораздо лучше, чем сугроб и снег, от этого радостно и хочется вилять хвостом… Но иногда по вечерам мне всё же становилось грустно, и я думала: «Наверное, у меня никогда не будет своего человека. А я никогда не буду чьей-то собакой». Это трудно объяснить, но нам, собакам, очень важно знать, что мы чьи-то, что мы кому-то нужны. Нам очень нужен кто-то, с кем мы сможем быть до конца своих дней…

И… в один прекрасный зимний день, в преддверии Нового года (это такой большой человеческий праздник, когда можно валять елку по дому и бить шары!) моя девочка нашла меня!

Она приехала ко мне «с другого конца страны». Так мне сказали. Я не знаю, что такое «другой конец страны», но, наверное, это даже больше, чем весь подземный переход!

Мою девочку зовут Настя. Она была совсем, совсем одна, когда увидела в "ин-тер-не-те" (еще одно непонятное слово, но пусть его хранит Собачий Бог!) мои фотографии. Настя поняла, что, приехав за мной, она изменит и сделает счастливыми сразу две жизни — мою… и свою.

Так оно и вышло!

Мы с Настей стали жить вместе и утешать друг друга долгими зимними вечарами, а по утрам — ходить вместе на прогулки и играть в снежки.

Настя полюбила меня, а еще она точна знала, что я друг — тот, которые не предаст, не бросит, не оставит в беде и защитит, как бы велика ни была опасность…

Скоро в жизни Насти появился еще один защитник. Он называется словом «муж» — это такой очень добрый и ласковый человек. Теперь нас трое, и вместе мы переехали в большой город, где начали новую, очень счастливую жизнь.

Настя часто говорит, что я принесла ей счастье… Но я-то точно знаю, что счастье мне принесла она!

Настя самый прекрасный человек в мире и, когда я из маленького щенка выросла в большую-пребольшую собаку, она только обрадовалась. Это правильно, не понимаю, зачем людям эти «сумочные собачонки»!

Хотя… По правде сказать, если сумочные собачонки окажутся на улице, заберите их оттуда, пожалуйста… И даже если кот, противный кот, окажется один под проливным дождем, заберите и его тоже. Я точно знаю, что Люди — лучшие существа на свете, поэтому, пожалуйста, не оставляйте нас и будьте рядом всегда!

С той же просьбой к нам могла бы обратиться и годовалая Патти. Быть может, мы можем ей помочь?

Вот, что пишет волонтер, который является куратором кошечки:
"Годовалая Патти-голубоглазка в поиске семьи или передержки. Все необходимое привезет с собой!
В августе она была замечена в одном минском дворе: так в очередной раз наше "доброе" население решает свои проблемы самым простым способом - главное, цивилизованным! Стало животное мешать, в лучшем случае - вон на улицу!
Не знаю за какие грехи выбросили эту красотку, но понятно, что к жизни во дворе она не приспособлена. Помогите ей не просто выжить, а жить в счастливой семье. Ведь мы, люди, научили животных быть домашними... Быть другом человека! Так как мы можем с ними так поступать?
Кошку уже забирали, но снова предали. Обстоятельства стандартные: "переезжаем, ждем ребенка". На пристройство кошки у нас всего две недели... Пожалуйста, помогите! 
По предложениям передержки или дома звоните:
+375293777494 Яна; +375291655477 Костя"
Пожалуйста, если вы готовы помочь, звоните по номерам, указанным выше, или пишите на lina@tutby.com

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-50%
-10%
-20%
-10%
-20%
-40%
-10%
0056673