Александра Марданова / Фото: Надежда Бужан /

Барановичская средняя школа № 13 на первый взгляд ничем не отличается от других общеобразовательных учреждений. Главное отличие заключается в учениках: здесь впервые в городе стали применять практику инклюзивного образования — совместного обучения и воспитания детей с особенностями развития и без них. При поддержке ЮНИСЕФ в проекте «Семья каждому ребенку» мы поговорили с директором школы Мариной Купцовой и узнали, с какими трудностями и радостями сталкиваются местные учителя.

«Вместе мы можем горы свернуть!»

Педагогический стаж у Марины Купцовой внушительный: работе с детьми она посвятила 28 лет. После окончания педагогического училища и университета имени Максима Танка была учителем начальных классов. Прошла переподготовку на учителя-дефектолога, получила степень бакалавра педагогических наук, а сейчас на подходе магистерская диссертация.

Марина Купцова

Школой она руководит только второй год, однако за этот короткий срок многое успела сделать. Еще больше — в планах, которые директор собирается реализовать с помощью своей команды, готовой на реализацию любых идей.

— Я работаю с группой единомышленников. Мы можем горы свернуть, — уверена она. — Когда есть идея, мы начинаем тут же воплощать ее в жизнь. В нашей работе самое главное — сотрудничество и взаимодействие друг с другом.

Здание школы достаточно старое, 1963 года постройки. Поэтому, как признается руководитель, создавая условия для обучения детей с особыми образовательными потребностями, они не проводят полноценную «перестройку», а лишь приспосабливают и модифицируют уже имеющееся здание.

В 2009 году в школе открыли первый класс интегрированного обучения и воспитания, а сразу же с его появлением стала развиваться и безбарьерная среда для детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата.

— Мы построили пандус, приспособили санузлы. Есть поручни, гусеничный подъемник, два вертикализатора, которые позволяют ребенку сменить позу, когда он долго находится в одном положении, — перечисляет Марина Купцова. — Также в школе нескользящие коврики, а все дверные проемы безбарьерные — в них нет порогов. Но у нас обучаются не только дети с физическими проблемами, как, например, детский церебральный паралич (ДЦП). Среда создается для всех. Скажем, есть персональные рабочие места для детей с расстройством аутического спектра, введены две ставки воспитателей, которые индивидуально их сопровождают — выполняют функции тьюторов (англ. tutor — педагог-наставник, опекун, попечитель — Прим. TUT.BY).

Существуют здесь и специальные классы для детей с интеллектуальной недостаточностью — им нужны наглядные учебные материалы. Обязателен постоянный алгоритм действий, ведь у таких ребят очень плохая память, и учителя должны все время напоминать информацию. Начиная от сезона и дня недели и заканчивая учебными моментами. Например, в каком порядке нужно разбирать по составу слово.

«Пол мне не жалко — покрасим!»

На первом этаже школы директор и его заместители своими руками создали ноу-хау — динамичный пол. Другими словами, привычные нам всем с детства «классики» и другие «напольные» игры. Ребята могут там прыгать, бегать и играть все перемены напролет, снимая эмоциональное напряжение после уроков.

— А пол мне не жалко — покрасим! — улыбается Марина Купцова.

Школьная инфраструктура обновляется не только благодаря бюджетным средствам — значительную помощь в развитии безбарьерной среды оказывают спонсоры.

— Деньги в качестве спонсорской помощи стараюсь не брать. Вместо этого объясняю, что необходимо школе. А нам нужна любая помощь, — рассказывает она. — К примеру, есть дети с гиперактивностью. Вот я и сказала: приобретите, пожалуйста, батут. Спонсор услышал, и теперь дети отдыхают прекрасным способом. У некоторых ребят дефицит внимания. Постоянно должна быть смена видов деятельности, чтобы хоть как-то удержать ребенка в колее урока. Учитель в этом случае — актер. Иногда приходишь с занятия с мокрой спиной — так выступаешь перед одним, чтобы он и сам учился, и других детей не отвлекал. А ребенку просто нужно выплеснуть энергию. Если видим, что уже совсем невтерпеж, — выводим с урока, ведем на батут. Он там прыгает, и через несколько минут уже все нормально — можно продолжать учебу.

Единственное, чего школе пока не хватает, — это лифт. Скоро малыши с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата вырастут, перейдут из начальной школы в среднюю. Это значит, что обучение будет проходить на всех этажах — а их три. И подъемник, который сейчас работает на гораздо меньшее количество детей, просто не справится.

— Очень бы хотелось, чтобы нашлись люди, которые помогут построить шахту лифта, — делится директор. — Встроенный лифт мы сделать не сможем — старое здание не выдержит. А вот пристроить шахту снаружи вполне реально. Опыт в республике есть, просто хотелось бы найти средства на это.

Развитием социальной инфраструктуры для максимальной адаптации детей с инвалидностью занимаются Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) и Приорбанк — в ноябре прошлого года они запустили благотворительный проект под названием «Семья каждому ребенку». Благодаря ему каждый может пожертвовать определенную сумму денег, чтобы помочь детям с инвалидностью восстановить контакт с родителями или найти новую семью, а молодым людям с инвалидностью — наладить самостоятельную жизнь при поддержке специалистов и волонтеров. У желающих есть возможность сделать благотворительный взнос или оформить автооплату, чтобы поддерживать проект на определенную сумму каждый месяц.

Среди планов проекта «Семья каждому ребенку» — помощь в создании услуги сопровождаемого проживания для молодых людей с инвалидностью и расширение возможностей их трудоустройства.

«Учиться человечности — самое главное»

Но самое важное, что есть в этой школе — сами дети. Здесь они все в одной команде, никаких различий между собой не видят. «И это — самое большое достижение», — считает Марина Купцова.

— Дети не злые. Они не видят различий. Их видят взрослые, — уверена руководитель. — Поэтому мы сразу начали работу с родителями. Перед открытием первого интегрированного класса провели тренинги, индивидуальные консультации, групповые беседы. Чтобы взрослые осознали, насколько важно детям обучаться вместе. Разумеется, изначально у родителей были разные мнения на этот счет. И было потрачено очень много времени на то, чтобы донести всего одну очень важную мысль: дети будут учиться друг у друга человечности. Вот что самое главное.

Сейчас совместное обучение, по заверениям директора, строится неплохо. Но сложности, конечно, есть. Например, есть трудности в адаптации учебного материала. Важно сделать так, чтобы обучение всех детей шло параллельно, никто не отставал, и при этом дети с особенностями получали необходимую помощь педагогов. Скажем, в виде коррекционных и дополнительных занятий.

— Дети в нашей школе понимают лучше всех, что у каждого есть своя мечта и цель, — продолжает Марина Купцова. — Мы хотим сделать эту идею повсеместной: прививать понимание нужно везде. Необходимо давать возможность детям учиться по месту жительства или в другой самой ближайшей школе, где созданы условия. Надеюсь, мы придем к тому, что каждое учреждение будет готово обучать любого ребенка. И что дети с особыми потребностями смогут обучаться в шаговой доступности от своего дома. А пока что мы их привозим в нашу школу на двух специальных автомобилях с подъемниками — с транспортом помогло государство.

«Нормы может и не быть»

Говоря про мечты детей, руководитель школы вспоминает разговор с одной из учениц.

— Настенька, поступив в первый класс, совсем не ходила. И однажды я спросила у нее: «Какая у тебя мечта, Настя?» Сейчас же ребята хотят смартфоны, планшеты — новое поколение, — улыбается директор. — А она сидит, размышляет и спустя несколько мгновений тихо говорит: «У меня есть одна мечта. Я хочу научиться ходить». Как правило, у наших детей немного иные желания, чем у учеников обычных школ…

Та самая Настя

Целеустремленности Насти можно позавидовать: с помощью тренировок и реабилитационных занятий девочка пошла. По классу она передвигается самостоятельно, ища опору — пока что мышцы ее ног очень слабые, необходима реабилитация. А вот при помощи ходунков Настя может даже бегать. И очень обижается, когда ей пытаются помочь: все делает сама. А когда ходит с мамой в магазин за продуктами — пакет с покупками ставит себе на ходунки и очень гордится своим участием.

Кстати, именно работа с родителями детей с особенностями бывает достаточно сложна, отмечает директор.

Многие мамы спрашивают: когда мы выйдем на «норму»? «Нормы» может никогда и не быть. Нам важно удержать уровень, который уже достигнут учеником, — говорит Марина Купцова. — Вот представьте: у ребенка — интеллектуальная недостаточность, а мама мечтает об университете. В таких случаях приходится просить родителей опуститься на землю. Ведь нужно решать реальные проблемы ребенка, а не реализовывать свои амбиции в нем.

С другой стороны, иногда родители даже перегибают с заботой об «особенных» детях.

— Некоторые портят их своей гиперопекой, — говорит директор. — У нас есть восьмиклассник, ребенок несложный: может учить уроки, отвечать на занятиях — чувствуется потенциал. Но мама делает за него все. Портфель носит, талончик в автобусе пробивает, готовит за него домашнее задание. Я у нее спросила однажды: «Что умеет ваш сын?» Ответ — ничего. В школе мы детей социализируем, готовим к самостоятельной жизни. Но все это бесполезно, пока родители сами не принимают активное участие в процессе. Мы хотим, чтобы дети, выйдя из школы, получили профессию и были способны обеспечить себя в будущем.

Требования — одинаковы для всех

У каждого ученика — своя планка возможностей, но требования в школе ко всем одинаковы. Если контрольная в среду — в среду она для всех. Если нужно сдать тетради в пятницу — опоздавшим поблажек не будет.

— Дети с гордостью говорят, что они учатся в общеобразовательной школе. Потому что иногда у окружающих возникает вопрос, не специальное ли у нас учебное заведение, — делится директор. — Нет, у нас все, как у всех. И дежурные классы есть — но ребята, которые передвигаются с помощью колясок, исполняют роль ответственных (помогают другим дежурным и следят, чтобы все было сделано хорошо): им тяжело угнаться за непоседами, бегающими по коридорам на скорости света. Поэтому они просто осуществляют посильный контроль, — улыбается она.

Одна из главных целей проекта «Семья каждому ребенку» — помочь молодым людям с инвалидностью наладить самостоятельную жизнь при поддержке специалистов и волонтеров

Что касается планов на будущее, то о них директор предпочитает не говорить. Только замечает, что в школах с интегрированным обучением одним из главных вопросов является техническая оснащенность, а она требует серьезных вложений. «Есть одно желание — чтобы в стране стало больше школ с инклюзией», — признается она. — «Надеюсь, что наш пример покажет: в Беларуси школы должны быть доступными для всех. И это возможно!»

Присоединиться к проекту «Семья каждому ребенку» и внести вклад в будущее детей Беларуси просто: можно сделать единовременный платеж с помощью сайта, или оформить подписку на ежемесячное списание с карты любой суммы от 1 белорусского рубля, а также через платежно-справочные терминалы, мобильный и интернет-банкинг Приорбанка, USSD-запрос *222*22# для абонентов МТС, систему «Расчет» (ЕРИП).

Партнер проекта:

-15%
-30%
-30%
-50%
-10%
-21%
-10%
-50%
-25%
-30%