Общее


На Руси женить молодых было принято рано "чтобы не забаловали". Бывало, что возраст жениха был от 12 до 13 лет. При ранней женитьбе было совершенно естественным, что жених и невеста не знали друг друга до брака. Вообще нравственные понятия того времени не позволяли молодым людям обоих полов видеться и договариваться между собою. Жених не смел даже сказать, что желает жениться, все решалось родственниками.

фото

Обычно отцы и матери жениха лично выбирали девицу, сообщая об этом сыновьям, когда свадьба уже готовилась. Но иногда первый шаг начинался и со стороны родителей невесты. Желая сбыть дочку, родители засылали к жениху близкого им человека сватом, если родители жениха соглашались, то приступали к сватовству обычным порядком.

Родители жениха смотрели, хороша ли невеста, умна ли, "не безъязычна ли и речью во всем исполнена". Бывали случаи, что если дочь некрасива собой, то вместо нее приводили другую или вообще служанку. Сам жених до свадьбы видеть невесту не мог. Если впоследствии обман с невестой открывался, то брак мог быть расторгнут, но это случалось очень редко. Иногда жених настаивал на том, чтобы самому видеть невесту, если женихом дорожили, то могли и разрешить, но тогда отделаться ему было уже почти невозможно.

После смотра происходил сговор - первая часть брачного праздника или вступление к торжеству. Сговорный день назначался родителями невесты. Родители садились друг против друга и несколько минут молчали, так было принято. Составлялся уговор, писалась рядная записка, где означалось, что в такое-то время состоится свадьба, а за невестой будет такое приданое.

Приданое всегда было важным условием русской свадьбы, в него входило: постель, платья, домашняя утварь и украшения, люди, деньги, недвижимость. От жениха ничего не требовалось. Этот сговор имел юридическое значение. Если невеста была из бедной семьи и не могла принести в дом приданое, то жених сам "делал приданое" или передавал родителям невесты некоторую сумму денег – старинный обычай не позволял брать невесту без приданого.

Утром в день торжества (иногда же накануне) сваха невесты отправлялась в дом жениха приготовлять брачное ложе. Существовало верование, что лихие колдуны и колдуньи могут внести порчу и нагнать злых духов в тот дом, где рядят свадьбу. Против этого делались разные средства. Брачною комнатою избирался сенник, часто нетопленый. В сенник приносили лари с зерном, бочки.

фото

Перед венчаньем гостей и молодоженов приглашали к столу, но и там, сидя рядом, будущий супруг не видел лица невесты – на ней было плотное покрывало – прообраз сегодняшней вуали. Обычно после 4-5 перемен кушаний посаженный отец, обращаясь к родному отцу невесты, спрашивал разрешения вести молодых "чесать и крутить", т.е. венчать. После венчания снова устраивали застолье, невеста была уже открыта, девичий венец сменен на "бабий убор" - повойник, и должна была непременно плакать, а женщины и девицы петь печальные песни.

Перед тем как покинуть свадебный пир, муж, в знак своей власти, ударял будущую спутницу своей жизни по спине плетью, полученною от тестя. Это символизировало переход молодой женщины от одного "хозяина" к другому. После этого в положенное время молодой муж уводил суженную в сенник. Молодых сопровождали все гости и, если кто-то случайно перебегал дорогу "свадебному поезду", то мог и попасть под саблю возглавляющего процессию ясельничего.

Оставшись наедине, молодым предстояло выполнить еще один старинный обычай: между женихом и невестою происходил обряд разувания, очень древний обряд, дошедший к русским от времен язычества. Он состоял в том, что жена, в знак покорности, должна была снять с мужа сапоги. В одном из сапог была монета. Если ей удавалось снять прежде тот сапог, в котором была монета, это значило, что ей будет счастье, в противном случае значило - что ей придется угождать мужу и разувать. Другой дошедший вариант обряда разувания супруга, бытовавший в Сибири и за Уралом, – жена моет ноги супругу.

фото

Когда молодые в сеннике, а гости пировали в комнате, около сенника ходил с обнаженным оружием ясельничий для предохранения от всякого лиходейства. Через некоторое время он справлялся о здоровье жениха, если тот отвечал, что в хорошем здравии, это означало, что доброе дело свершилось, ясельничий говорил это гостям и те шли кормить молодых.

После свадьбы еще в течение нескольких дней (порой до месяца – в зависимости от состоятельности семей и местных обычаев) продолжались гуляния.

Происхождение некоторых свадебных обычаев

Обычай похищать девиц

Этот обычай существовал еще у русских славян. Например, у вятичей и северян были игры "межи селы": во время игр, песен и плясок мужчины выбирали себе невест и уводили к себе в дом. Само выражение ИГРАТЬ СВАДЬБУ напоминает древние игры, которыми начиналось "приобретение" невест.

Покупка девиц

Девушки, достигшие совершеннолетия, сходились в сопровождении своих родителей в одно место, туда же стекались молодые люди и покупали невест. Отсюда и современный обряд выкупа женихом невесты.

Суженый

От слова "судьба", которая посылает невесте жениха. Слово "невеста" означает "неизвестная", "неведомая", т.к. по русскому обычаю жених мог видеть девушку только после венца, в качестве новобрачной. Молодые сочетались браком не по своей воле, а родительской.

Баня, меха и солома брачной ночи

К числу народных обычаев, существовавших даже в царских и боярских домах, принадлежали мытье в бане накануне свадьбы и после нее, расстилание ржаных снопов вместо постели и усаживание молодых на меха. Мытье в бане выражало чистоту брачного ложа и вообще чистоплотность, спанье на снопах – прибыток в доме, а сидение на мехах – богатство.