• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общее


/

В преддверии 12 мая, когда весь мир будет почитать медицинских сестёр, мы решили вспомнить тех, которые на своих плечах выносили раненых, жертвовали собой, спасали жизни, совершенно не задумываясь о том, удастся ли спасти свою.

Ей было 17, когда началась война, ей было 17, когда война для нее закончилась…


История минского антифашистского подполья – одна из самых героических страниц в Великой отечественной. Создано оно было вскоре после оккупации белорусской столицы. В борьбу включились люди всех национальностей, в том числе и евреи. Последние немало сделали для помощи жителям гетто и не только. Одной из героинь легендарного минского сопротивления стала еврейская девушка Мария Брускина. История ее жизни короткая, но очень яркая.

В июне 1941 года Маша только закончила школу. Как только началась война, девушка сразу присоединилась к подпольной организации. По заданию Центра она устроилась работать медсестрой в госпиталь, который немцы организовали для раненых советских военнопленных, чтобы упростить процесс выявления комиссаров и командиров.

Брускина могла свободно перемешаться по городу, она собирала лекарства, перевязочный материал, одежду для раненых. Медсестра Маша также приобрела фотоаппарат, что было запрещено немецкими властями, и делала фото пациентов. Затем изготавливались поддельные документы, и это помогало бежать пленным.

Однажды у нее состоялся разговор с одним советским офицером, находившимся в госпитале. Тот поблагодарил ее за помощь и посоветовал спрятаться. Этой же ночью группа пленных сбежала, но очень скоро их поймали. Часть расстреляли на месте, а часть увели на допрос. Один из них, лейтенант, не выдержав пыток, выдал всех, кто им помогал. В списке оказалась и Мария Брускина.

Немцы арестовали Марию и ее товарищей по подполью. 26 октября все были казнены. Брускина была повешена на воротах Минского дрожжевого завода. Каратели все время пытались развернуть ее лицом к толпе, но Мария отвернулась и не подчинилась их приказам. Все это чудовищное действо было подробно запечатлено, до наших дней дошло немало фотографий.

Тогда об этой казни говорил весь Минск. Но после войны фотографию с Марией Брускиной называли "казнью неизвестной подпольщицы". Долгие годы советская власть не хотела признавать заслугу евреев в общей победе.

В 1977 году произошла одна печальная история, связанная с именем Марии Брускиной. В тот год в Мюнхене состоялась выставка, посвященная преступлениям немецкой армии в 1941—1944 годах. Были там и фотографии повешения Марии. Петлю на шею ей набрасывал Карл Шайдеманн. Его дочь узнала его, и была настолько шокирована, что не смогла жить дальше и покончила с собой.

Что же касается дани памяти самой Марии, то она была отдана лишь в наше время. В 2009 году, наконец, был установлен памятный знак на месте ее казни с ее именем. Несколькими годами ранее в ее честь назвали улицу в Иерусалиме и установили памятник в одном из израильских городов.

Спрятавшаяся в эшелоне девушка


В августе 1942 года в одном из посёлков Подмосковья формировалась новая воинская часть. Когда часть уже тронулась в направлении донских степей, где шли ожесточённые бои, полковой комиссар Д.П. Никитин обнаружил в эшелоне девушку. Это была комсомолка Лидия Аносова. Комиссар разрешил ей остаться и отправил помогать повару. Когда часть ушла на передовую, Лида носила бойцам в окопы термосы с едой. Возросшее число раненых привело девушку в лазарет. Она стала санитаркой, а затем и медицинской сестрой. На Дону, в Сталинграде, на Курской дуге, в Беларуси она выносила с поля боя бойцов, перевязывала раны.

Во время боя за Барановичи, когда Лида перевязывала раненого бойца, неподалёку взорвалась мина. Глубоко в ногу вошёл осколок вражеской мины… Не сразу попала Лида в медсанбат, а когда её доставили туда, врачи сделали всё, чтобы спасти жизнь девушки. Она вынесла десять операций, но ногу спасти не удалось – началась гангрена, и ногу пришлось ампутировать. В госпитале ей вручили орден Красной Звезды, который вместе с её пятью медалями свидетельствует о мужестве Лиды Аносовой. В 25-ю годовщину Победы Лидия Александровна Аносова ездила в Волгоград, к берегам Волги и Дона, где прошла её тревожная молодость.

Умерла Лидия Александровна не от старости – от старых ран, но в Волгограде растёт ёлочка, названная её именем.

Ей не было и двадцати


В блиндаж вошла щупленькая девушка в солдатской форме и доложила:

– Санинструктор Гнаровская. Прибыла для прохождения службы.

Комбат оглядел санинструктора, похожего на подростка, засомневался: под силу ли будет выносить с поля раненых бойцов?

– Вам бы лучше в полевой медпункт. Полегче там...

– Вы не смотрите, что я маленькая ростом, – сказала она. – Я сильная. Вот увидите!

Ее оставили в батальоне. Валерии было трудно, об этом говорят ее письма к матери. Вначале девушка не могла смотреть на открытые раны, с превеликим трудом вытягивала на плащ-палатке с поля боя тяжелораненых. Но у неё характер, и о своих трудностях она писала с юмором. Только в бою у села Голая Долина Валерия Гнаровска спасла более 40 раненных бойцов и командиров и уничтожила около 30 немецких солдат. Полк участвовал в непрерывных боях с противником, Валерия выполняла свои обязанности санинструктора, вытаскивала с поля боя раненных. Около трёх недель сражались в окружении, Гнаровская заболела брюшным тифом. Бойцы прорвались через передний край к своим и вынесли больную Валерию на руках. Санинструктор Гнаровская была награждена медалью "За отвагу".

В боях на подступах к Сталинграду Валерия Гнаровская находилась на переднем крае и под непрерывным смертельным огнем продолжала оказывать помощь раненым, выносила бойцов из огня и доставляла в медико-санитарную роту. Она стойко переносила все тяготы фронтовой жизни, нечеловеческое напряжение и, забывая об опасности, спасала наших солдат. Получив контузию, после которой стала плохо слышать, попала в госпиталь, но вскоре вернулась на передовую.

Шел сентябрь 1943 г., на счету Гнаровской было триста раненых солдат и офицеров, которых она вынесла под огнём с поля боя…

Это случилось осенним утром сорок третьего года. Наши войска вели напряженные бои на берегах Днепра, особенно ожесточенно враг сопротивлялся на подступах к Запорожью.

После кровопролитного боя гитлеровцы бежали, но и у наших были потери. Похоронив убитых, собрали всех раненых, оказали им первую помощь. Разбили в лесопосадках палатки, разместили раненых перед отправкой в госпиталь. С ними осталась старшина медицинской службы Гнаровская.

"Ласточка" ласково называли её бойцы. На рассвете должны были прийти за ранеными машины с красными крестами. Но едва взошло солнце, как послышался нарастающий гул мотора, и Валерия увидела, что из нашего тыла движутся к лесопосадкам два отбившихся фашистских "тигра". Первый танк шел прямо на палатки, подминая кустарник и круша молодые деревца.

В эти критические минуты девятнадцатилетняя девушка поступила так, как велел ей долг истинной сестры милосердия. Она собрала у всех раненых сумки с гранатами и, увешанная ими, кинулась под гусеницы. Раздался оглушительный взрыв, танк замер, окутавшись черным дымом.

Валерия погибла, но ценою своей жизни спасла семьдесят раненых бойцов. Это произошло 23 сентября 1943 г… Подоспевшие красноармейцы подбили второй танк. Прорыв был ликвидирован. За совершённый подвиг санинструктор Гнаровская Валерия Осиповна, которой не было ещё и двадцати, была посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-20%
-40%
-99%
-30%
-50%
-33%
-20%
-30%
20170626