Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСР ЧТПТСБ ВС
    272829303112
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
реклама
реклама
реклама

Общее


Православные христиане отмечают Рождество 7 января. Одной из праздничных традиций стало проведение так называемых Колядок. Сегодня если некоторые и помнят, что это за обряд, наверное, уж точно не знают, по какому сценарию он проводится.

Слово «Коляды» произошло от римского «календы» – первые дни каждого месяца. Только белорусы сделали коляды не началом каждого месяца, а началом года.

7 января – первый день Коляд. Молодые, да и взрослые люди собирались, чтобы подготовиться к празднику: изготавливали звезду, надевали костюмы и репетировали колядные песни.

Звезду, которая чаще всего была склеена из бумаги, прикрепляли к палке, чтобы можно было держать «светило» над головой. Для пущего эффекта к звезде приделывали маленький фонарик со свечой, чтобы казалось, будто она сверкает в ночи.

Сколько бы человек не было в компании, главных колядных персонажей было шестеро. Дед – предводитель всей «колядующей банды». Если Деда играл молодой парень, то он обязательно надевал специальную льняную бороду. Дед вел Козу – человека в маске козы и в вывернутом наизнанку тулупе. Также обязательно в такой компании были Цыган, Музыка, Кабета и Мехоноша, который нес мешок с подарками и угощениями, полученными от людей. Мехоноша – это, можно сказать, важная должность, вторая по важности после Деда.

Колядующие ходили от избы к избе, и каждый раз в дверь очередной хаты стучался парень, которого об этом просил сам Дед. Обычно Дед выбирал самого бойкого разговорчивого парнишку. Тот разговаривал с хозяевами.

– Iду ад пана нашага. Iдучы пытаю, што сказацi маю свайму пану Году, што носiць бароду, шыроку, як лапату, сiву i касмату. Цi шырокi лавы, каб нам паляжацi? Цi добра гаспадыня, каб нас частавацi? – говорил юноша.

Хозяин дома обычно спрашивал, откуда колядующие пожаловали к нему.

– Мы людзi непростыя, з далекага краю, хлопцы ўсе сталыя, з-пад самага раю. Iдзем кругом света, аж ад пана Лета. Мы к лету iдзем, Казу вядзем i радасць нясем.

И хозяин приглашал гостей в дом. Если же в компании колядующих народу было много, то все дальнейшие действия разворачивались прямо на улице.

Колядующие пели. И каждая их песенка была посвящена кому-нибудь одному из семьи хозяина. Само собой, первая песня посвящалась самому хозяину.

Ой, добры вечар, пане гаспадару!..
Надзень шубку, выйдзi на вулку,
Стань, паслухай, што ў небе гудзе,
Што ў небе гудзе, прачыстая iдзе,
Прачыстая iдзе, тры радасцi нясе:
Першая радасць – у тваiм доме,
Другая радасць – у тваёй аборы,
Трэцяя радасць – у чыстым полi.
У тваiм доме – дробныя дзеткi,
У тваей аборы – валы, каровы,
У чыстым полi – буйна жыта…

Далее колядующие пели его жене:

У пана Iвана – вумная жана…
Закупiла яна да тры гарады:
Первы горад – усе з панамi,
Другi горад – усе з казакамi,
Трэцi горад – усе з мужыкамi.
Што з панамi – дай панавацi,
Што з казакамi – ваявацi,
Што з мужыкамi – поле пахацi…
 

Если в семье были холостые мужчины, то им пели песни, в которых обязательно желали найти хорошую жену.

Цераз горачку – тры сцежачкi,
Iшлi туды тры дзевачкi:
Адна iшла ў золаце,
Другая – ў аксамiце,
Трэцяя – у розуме.
Што ў золаце, то Васiлькова,
Што ў аксамiце, то Максiмкава,
Што ў розуме, то Янечкiна.
Я золата хоць прыпазычу,
Аксамiту хоць прыкуплю,
А розуму анi ўцяць, анi ўзяць.

Девушка и девочкам, естественно желали быть красивыми, такими, чтобы, когда парни на них смотрели, глаз отвести не могли.

Ой, красна, красна калiна ў лузе,
Святы вечар! (Повторяется после каждой строки.)
А красней таго Маар’я ў таткi,
Па двару хадзiла – двор красiла.
У сенi ўвайшла – сенi заззялi,
А ў хатку ўвайшла – хатка свяцiцца,
А да цэрквы ўвайшла, як зара ўзайшла.
Там паны стаялi, шапкi знiмалi,
Шапкi знiмалi, усе пыталi:
- Цi ты царэўна, цi каралеўна?
- Я не царэўна, не каралеўна,
Дзям’янава дачка, красна панначка.

Но песнями представление не завершалось. Как только замолкали звуки последней песенки, колядующие разыгрывали сценку. Коза, которая, кстати, является символом плодородия, пускалась в пляс. А в это время все затягивали новую песню:

Ой, ну-ну, каза,
Ой, ну-ну, шэра!
Дзе каза ходзiць,
Там жыта родзiць,
Дзе каза хвастом,
Там жыта кустом,
Дзе каза рогам,
Там жыта стогам.

Внезапно Коза падала. Якобы умирала. Все охали, вздыхали, а хозяева должны были приводить Козу в чувства с помощью угощений и подарков, которые Мехоноша бережно клал в свой большой мешок.

Когда мешок наполнялся, Мехоноша обращался к Козе, и та должна была ожить. Она вновь мотала рогами и говорила хозяевам:

Будзь ваша здароў,
Як рыжык бароў!
Май торбу грошы,
Жывi ў раскошы!
Май ўсяго даволi
А бяды нiколi!
Стары год канчаем,
Новы зачынаем:
З ранняю вясною,
З буйнаю травою,
З збожжам каласiстым,
З зярном ядранiстым
Ды з прыятным летам,
I з грашом пры гэтым,
I з восенню яснай,
I з долечкай шчаснай!

Весна неслучайно упоминается в этих колядных песнях. Когда-то новый год наши предки встречали в начале весны, а не зимой.

Хорошо, если хозяева были зажиточными и могли отблагодарить колядующих как следует. В избах, где хозяева богатством не славились, колядующим говорили: «Iдзiце, хлопчыкi, з Богам, няма нам вас чым падарыцi». Колядующие и за это благодарили и уходили.

Когда уже в деревне «заканчивались» дворы, компания колядующих шла домой к кому-нибудь и праздновала, угощаясь тем, что было в мешке у Мехоноши. Что оставалось после праздника, то делили и забирали себе.