108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  2. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  3. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  4. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  5. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  6. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  9. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  10. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  13. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  14. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  15. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  16. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  17. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  18. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  19. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  20. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  21. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  24. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  25. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  26. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  27. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  28. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  29. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


Антон Александров / Изображения: pinterest.com /

Один мой знакомый больше всего злится даже не на поклонников режима. Видимо, уважает чувства верующих, неважно, верят ли они в летающего макаронного монстра, зомби-апокалипсис или во власть, которая добра к своему народу.

Больше всего его раздражают люди, что тихонечко трудятся на благо всему происходящему и никак свою позицию не проявляют. Потому что они, по его мнению, самые хитрые. «Я же никого не убил, не покалечил, — думают они. — Я просто делаю свою маленькую работу». Например, готовлю отписки возмущенным гражданам в каком-нибудь исполкоме или просто закрашиваю краской неугодные рисунки на асфальте. Мой друг считает, что это особенно отвратительно, потому что эти люди рассчитывают потом выйти сухими из воды и продолжить заниматься тем же самым.

Товарищ был в ярости, и мы крепко спорили. Я говорил, что у каждого своя ситуация, дети, жены, кредиты. У каждого своя совесть, своя степень сознательности.

Но речь не о том, кто из нас прав, а кто нет. Я прокручивал в голове этот наш разговор, изобретая, как обычно, лучшие аргументы в тот момент, когда спор уже окончен.

И вдруг подумал, что мы стали очень злыми.

В нашей новой жизни так много плохого, ужасного, абсурдного. Маховик репрессий как начал вращаться в августе, так и не собирается останавливаться. Хорошие люди сидят в тюрьмах, несогласные получают штрафы и "сутки", и законы соблюдать нужно только нам, то есть тем, против кого их применяют.

И мы злимся. В нас очень много злости, страха и чувства вины.

Мы ненавидим тех, кто закрывает глаза на насилие или, того хуже, оправдывает его.

Мы боимся — даже обычного участкового или гаишника, что регулирует перекресток.

Мы обижаемся на учителей, которым удалось договориться с собой. И ради чего… Ради крошечной премии?

Нас начинают раздражать и наши соседи. Те, что с запада — потому что слишком мягкотелы, чтобы сказать или сделать что-то решительное. Тех, что с востока… Да понятно почему.

Мы терпеть не можем пропагандистов, хотя давно их не смотрим и не слушаем. Но то, что они пишут и говорят, всё равно разносится по социальным сетям. Мы знаем их фамилии, знаем, как они выглядят, и зачем-то живем с именами и образами этих людей — вступаем с ними в совершенно бесполезные дискуссии.

А еще мы зачем-то злимся даже на честных белорусов, которые по тем или иным причинам не нашли возможным выразить свою гражданскую позицию. На тех, кто не решается даже лайк поставить под правильным постом, настолько им страшно.

Мы ненавидим даже самих себя. За то, что недостаточно сильные, недостаточно смелые, недостаточно стойкие. За то, что иногда позволяем себе расслабиться, отключиться, отдохнуть… Жить себе позволяем!

И вот ехал я на работу, взбудораженный очередным обдумыванием чужого горя (на этот раз это была судьба Игоря Лосика), и вдруг понял, каким злым человеком я стал.

Я раньше не был таким. Я старался жить по совести, уважать других людей, несмотря на их позиции и взгляды. Я даже почитывал буддистские тексты, бывало, для развития душевной гармонии. И куда всё это подевалось, спрашивается…

Ведь странная штука выходит. Вроде бы все великие мудрецы человечества говорили примерно одно и то же.

Подставь вторую щеку, возлюби ближнего своего, все люди братья, не причиняй вреда живому — и всё в таком же духе. И в чистой теории все вроде бы с ними согласны. Но попробуй проповедовать вселенскую любовь и всепрощение, когда права твои попраны, мнение признано ложным, когда тебе твердят, что ты никто, звать тебя никак, иди работай и плати нам налоги.

Но я не хочу так жить, со злобой внутри, понимаете?

Это же отвратительное чувство. Оно сжигает изнутри. Особенно, когда не имеет выхода. Ненависть копится где-то внутри, травит тебя своим ядом. А потом ты срываешься на родных из-за какой-нибудь мелочи, грубишь некстати другу или продавщице в магазине. Хотя они совершенно ни при чем…

Есть мнение, что все люди добрые и хорошие по природе своей. Мол, обстоятельства заставляют нас ненавидеть. Не знаю, правда ли это.

Я вот думаю о том, что если смотреть на нас откуда-нибудь из космоса, выглядит всё это достаточно нелепо. Совершенно одинаковые снаружи и изнутри homo sapiens готовы загрызть друг друга из-за таких выдуманных понятий, как власть, деньги, мироустройство или справедливое общество. Это не вопрос выживания. Мы не деремся за хлеб или воду (пока, во всяком случае). Наверное, богам смешно.

А еще у каждого своя правда. И у того, кто выходит на улицу, чтобы заявить о своих правах, и у того, кто с радостью пинает его сапогом. У заключенных и надзирателей. У борцов за свободу и приверженцев власти. У бастующих рабочих и ответственных за идеологическую работу на предприятиях. Каждый решает для себя, что он поступает правильно. По разным причинам, у каждого они свои. Даже у тех, кто в принципе решил отсидеться, не вмешиваться и бубнит про то, что он вне политики.

Продвинутые буддисты скажут, что каждый человек, да что там, каждое живое существо заслуживает любви, сострадания и понимания.

Но я — плохой буддист. Пишу вам вот это вот всё о смирении, принятии и всепрощении и сам себе не верю. И меня это печалит.

Потому что я действительно не знаю, как в наших условиях оставаться хорошим человеком. Наверное, обстоятельства такие. Что-то среднее между книгами Оруэлла и знаменитым эссе Умберто Эко. Возможно, пока мы с этим не согласны, ярость — вполне подходящее чувство.

Но из ненависти невозможно созидать. Возможно, когда придет время строить, к нам вернутся и сострадание, и взаимоуважение, и понимание ближнего.

Хотелось бы пораньше.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-35%
-10%
-30%
-5%
-10%
-20%
-15%
-15%
-40%