Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  2. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  3. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  4. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  5. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  6. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  7. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  8. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  9. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  10. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  11. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  12. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  15. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  16. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  17. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  18. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  19. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  20. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  21. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  22. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  23. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  24. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  25. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  26. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  27. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  28. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  29. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  30. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова


Анна Мирочник /

Всебелорусское собрание, на котором в том числе будут обсуждать изменения в Конституции, всё ближе. На прошлой неделе стало известно, что предложения внесла и Белорусская православная церковь. О том, почему Церковь рекомендует изменения в главном законе светской страны, рассуждает репутационный технолог и PR-специалист Анна Мирочник.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Страшен сон, да милостив Бог

Скептически рассматривая попытки Русской православной церкви зафиксировать в Конституции слово «Бог» и негодуя из-за политики Эрдогана, благодаря которой светская Турция рискует превратиться в исламское государство, белорусы не должны просмотреть перемены у себя дома.

Недавно мы узнали, что предложения по изменению главного закона страны, управляемой «православным атеистом», может вносить Церковь. Причем (пока что по крайней мере) — только православная. Католики, могу предположить, кажутся идеологически ненадежными, а по отношению к мусульманам и иудеям можно сделать вид, будто верующих этих конфессий в Беларуси нет. А значит, нет и права голоса.

И всё бы ничего, если бы не пара нюансов.

Во-первых, если верить статистике 2015-го, верующих в Беларуси лишь половина населения. Поэтому всем агностикам, атеистам и просто равнодушным к религии белорусам как-то не по себе от мысли, что церковь может получить возможность каким-либо образом контролировать частную жизнь граждан. Во-вторых, мы видим результат усиления роли церкви в соседней России, и он, скажем мягко, вызывает вопросы.

В-третьих, напряжения добавляет то, что рассматривать возможные поправки будут некие лидеры общественного мнения, от которых мы не знаем чего ожидать. Если еще год назад этот пункт мало беспокоил аполитичных в большинстве своем белорусов, то в 2020-м году все увидели, к чему могут привести «анонимные» централизованные решения.

Попытки перекроить конституцию могут вызвать новые протесты, что невыгодно всем белорусам вне зависимости от политических предпочтений. Несогласных опять будут бить, согласных — нервировать новостной повесткой, перекрытыми проспектами и неработающим интернетом. Все устали, но преодолеть политический тупик власть пытается старыми методами, а потому ситуация повторяется снова и снова.

Возможно, в этом случае решение подключить Белорусскую православную церковь не так уж недальновидно. Страшен сон, да милостив Бог — и посредничество религии может серьезно сгладить углы. Судите сами: есть церковнослужители с авторитетом среди прихожан, есть поддержка со стороны РПЦ (что для многих сторонников нынешней власти тождественно с общероссийской поддержкой), есть лояльное духовенство.

Кстати, в том, что белорусское православное духовенство совсем не против регламентировать вопросы образования, семейного и гражданского уклада общества, нет ничего удивительного. Еще в 2008-м году Александр Лукашенко во время рождественского посещения Свято-Духова кафедрального собора в Минске назвал БПЦ «главным идеологом страны», сказав:

— Мы никогда не отделяли себя от Церкви. И я, грешным делом, иногда говорил моему наставнику о том, что я не совсем понимаю, что значит "Церковь отделена от государства". Мы ведь решаем единую задачу. Мы нигде не опровергали тезис отделения церкви от государства, но вы видите, что мы всегда вместе.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by / Александр Лукашенко во время недавнего визита в храм Воздвижения Креста Господня

Президент тогда говорил правду: Православная церковь и государство связаны тесно. Еще в 2003-м году между правительством РБ и БПЦ было подписано Соглашение о сотрудничестве. Как следствие удалось регламентировать сотрудничество в рамках науки, образования, здравоохранения, СМИ, охраны окружающей среды и других направлений. А сопутствовать этому самому сотрудничеству, если верить документу, должны были Национальная академия наук, Министерство здравоохранения, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды — и другие ведомства, партнерство церкви с которыми сложно представить в по-настоящему светском государстве. Получается что-то вроде Министерства Православия Республики Беларусь.

Всем любопытствующим я рекомендую ознакомиться с текстом — найдете много интересного. Например, по форме этот документ напоминает договор на оказание услуг, которыми обмениваются организации в ключе «Заказчик — Подрядчик». Есть здесь и довольно любопытное определение сторон. Республика Беларусь здесь фигурирует как «Государство», а Белорусская православная церковь выступает как «Церковь» (в государстве, где, как мы вспоминали выше, кроме православных есть католики, иудеи, мусульмане и другие верующие, которым на уровне Конституции гарантированы равные права).

Как видим, в 2020- м году роль БПЦ не изменилась. Ни подписанная программа сотрудничества на 2020−2025 годы с Министерством образования, ни соглашение о сотрудничестве с БГУ, ведущим университетом страны, не новы и не революционны. Скорее, это закономерность. Просто еще недавно мы не хотели интересоваться новостями и замечать перемены, а теперь вынуждены разбираться с последствиями информационного вакуума, в который многие добровольно погрузили себя до 2020 года.

Вассал моего вассала

Белорусской православной церкви не дарована автокефалия — то есть это подразделение Русской православной церкви на территории Беларуси. Это наводит на размышления о том, как и кем принимаются ключевые решения о том, кто будет вести к Богу белорусскую паству.

Напомним, что в России сотрудничество государства и церкви становится теснее год от года. Вот что, например, делает РПЦ:

— Проповедует и продвигает тезис: «Нет власти не от Бога». Об этом в интервью незадолго до своей смерти выскажется Алексий II, слова тогда прозвучали на фоне президентских выборов в России;

— Помогает пропагандировать «традиционные русские ценности»: брак только между мужчиной и женщиной, важность повышения уровня рождаемости и т. д.;

— Оказывает поддержку государству в ситуации обострившихся отношений с Украиной: дарование автокефалии Украинской православной церкви и последующий за этим Объединительный Собор часть российского духовенства проигнорировала, часть — назвала «предательством Иуды Искариота».

Список пунктов взаимной поддержки РПЦ и российского правительства можно продолжать долго, и на сегодня есть все основания предполагать, что роль религии в России еще будет расти. Есть вероятность, что то же будет происходить в Беларуси — ведь и духовная политика у нас зависит от того, что происходит у «старшего брата».

Перевернуть страницу, переступить обиду — и увидеть лица гуманных православных

Любопытны и рассуждения нового главы БПЦ, митрополита Минского и Заславского Вениамина. Он считает вопросы независимости БПЦ «чуждыми, навязанными людьми светскими», а также единодушен с Александром Лукашенко в видении преодоления политического кризиса в Беларуси. Если один рекомендует «перевернуть страницу», второй призывает «переступить через обиду и больше ее не вспоминать». А судить силовиков, допустивших «перегибы», владыка предлагает Богу, ведь «невозможно на весах человеческого правосудия взвесить во всех деталях, кто больше прав, а кто меньше». Словом, с новым главой БПЦ белорусской власти очень повезло.

Фото: patriarchia.ru
Фото: patriarchia.ru

Но что мы видим с другой стороны?

Например, десятки постов в социальных сетях от верующих в духе «я — православный, и мне надоело оправдываться» в день награждения церковными наградами Караника, Бондаря и Мезенцева.

Получился яркий контраст с повесткой католиков, которые писали о гордости за свою религию и поддерживали своих ксендзов, достойно проявивших себя в 2020-м. Так, раскол произошел не там, где его ждали: конфликтовать стали не православные с католиками, а интеллигентные верующие против, скажем так, догматичных. Конфликт задел людей внутри одной, ключевой для власти конфессии.

Чем это чревато для женщин

Помня всё, о чем мы рассказали выше, вернемся к самим предложениям. Они, к слову, тоже сильно напоминают пожелания РПЦ, хоть и не такие радикальные. А именно:

— Брак как союз исключительно между мужчиной и женщиной.

Наш ответ загнивающему Западу, где люди одного пола не только женятся друг на друге, но и заводят детей.

— Брак с целью рождения детей.

«Починить» наши показатели рождаемости могла бы экономика. Но денег нет, поэтому можно призвать на помощь религию: порицать аборты и призывать верующих рожать, уповая на волю Господа, дешевле, чем проводить реформы.

— Неприемлемость чуждых менталитету праздников вроде Хеллоуина.

Опять же, нечего прославлять западные ценности, если у нас есть свои праздники. В России 31-го октября отмечают День работников СИЗО и тюрем, почему не ввести такое и у нас?

Отдельным пунктом можно выделить приоритет домашнего (семейного) воспитания над школьным. С моей точки зрения, риторика спорная. Что это значит? Если в религиозной семье находят теорию Дарвина оскорбительной, а занятия по биологии или истории развращающими, от этих предметов ребенка освободят по религиозным соображениям? Или как? А если мама с папой в эволюцию не верят, ребенку о ней знать не обязательно?

Опять же владыка допускает наказания детей, чтобы побудить их к большему усердию и прилежанию. Степень и вид наказаний не упоминается, но в стране, где семейное насилие — это острая проблема, рассуждения опять же спорные и с учетом расплывчатых формулировок тревожные.

Особенно для девочек — и здесь самое время насторожиться феминистическому сообществу. Если на усмотрение родителей доступ к знаниям может ограничиваться, наказания — поощряться, а место в будущей жизни ограничиваться лишь ролью жены и матери, мы получим сотни беззащитных и неадаптированных к реальной жизни женщин, рано ставших матерями и не имеющих возможности найти адекватную работу, то есть полностью зависимых и бесправных. Те, кто создан как друг мужчины, претендовать на карьеру или равные права не смогут.

Однако протестуя против подобных предложений, полезно не попадаться на крючок и проверять, не является ли такой ход переключением повестки и попыткой перенести внимание с вопросов поострее. Поэтому перепроверяйте информацию, внимательно читайте написанное и верьте своим глазам, даже когда ради этого приходится отказаться от старых установок и взглядов. Вы — больше, чем набор установок.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-25%
-15%
-10%
-25%
-35%
-10%
-10%
-10%
-30%
-49%