Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  2. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  3. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  4. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  5. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  6. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  7. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  8. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  9. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  10. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  11. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  12. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  15. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  16. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  17. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  18. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  19. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  20. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  21. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  22. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  23. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  24. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  25. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  26. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  27. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  28. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  29. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  30. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте


Елена Стафьева /

В конце декабря стало известно о смерти известнейшей в мире модели — Стеллы Таннант. А на днях ее семья заявила, что это было самоубийство. Журналист и обозреватель моды Елена Стафьева в своем фейсбуке поделилась размышлениями о том, что могло привести к такому финалу.

— Стелла Таннант 22 декабря покончила с собой. Вчера ее семья сделала заявление для The Telegraph. Что-то такое я и предполагала, когда услышала про «внезапную и ненасильственную» и про то, что она в августе разъехалась со своим мужем. И это, конечно, впечатляющая, трагическая и символическая история.

Одна из самых крутых моделей ever, мать четырех детей (ее младшей, Айрис, 15 лет), живущая в доме XVIII века среди шотландских холмов, занимающаяся на досуге живописью и скульптурой со своей матерью и сестрой, что-то такое креативное делающая с подругой для классического британского бренда Holland & Holland, выпускающего охотничьи ружья и одежду для времяпрепровождения с ними и принадлежащего Chanel — то есть живущая идеальной, сказочной жизнью женщина накладывает на себя руки.

Отметив 17 декабря свое 50-летие и поняв, что на Рождество ее сил не хватит, что она, как сказано в том самом заявлении, «felt unable to go on, despite the love of those closest to her» («чувствовала себя неспособной продолжать жить, несмотря на любовь близких». — Прим. редакции).

И я, кстати, не сомневаюсь даже особенно в том, что близкие ее действительно любили, несмотря на все скрытые семейные драмы, имевшие место.

Очевидно, что у нее была глубокая депрессия и, возможно, что-то еще — но также очевидно, что тут прежде всего есть какой-то грозный смысл, касающийся самой сути жизни. Жить тяжело, даже если жить самой прекрасной жизнью. Ничто не спасает от ужаса пред жизнью — ни красота, ни богатство, ни карьера, ни дети, ни муж, ни дедушка-герцог, ни бабушка-герцогиня. Если уж хоть раз увидел, как говорил Толстой, «тот запутанный, страшный ужас жизни», то все. А с возрастом горизонт только сужается, потолок только опускается все ниже и ниже.

Daily mail писали, что соседи в Дансе, глубокой шотландской дыре, где она жила, говорили, будто все последнее время Стелла выглядела вполне счастливой, каталась верхом и только волновалась что, когда все это (пандемия) кончится и опять будут показы и прочее, она будет уже слишком стара. И это такое выражение того самого ужаса на бесхитростном обывательском языке — как ни стараешься, ничего не можешь поделать с неумолимо накрывающей бессмысленностью жизни.

Насколько я понимаю, это у них семейное: что-то такое знал и ее дед, герцог Девонширский, Эндрю Кавендиш, беспробудно пивший всю свою жизнь. Стелла говорила, что именно из-за ужаса — всех обязательств, невозможности вырваться из их пут и невозможности с ними справиться. Бабушка Стеллы тоже, думаю, кое-что знала об ужасе жизни, потому что кроме драматической операции по спасению Чесворта после смерти своего свекра и уплаты колоссального налога на наследство, на что Дебора Митфорд, герцогиня Девонширская, положила всю свою жизнь, она еще и прожила эту жизнь с алкоголиком и родила шестерых детей, трое из которых умерли при рождении. И тоже была намертво к этому всему прикована.

Тут есть обложка юбилейного номера Tatler 1989-го года — одна из первых, если не самая первая у Стеллы, где она олицетворяет все то, что обозначено в выносах на обложке, The Bright Young Things («Яркие молодые вещи»).

Это фраза Ивлина Во, давшая название целому поколению, в центре которого были сестры Митфорд, а также двоюродный дед Стеллы со стороны отца, Стивен Таннант, прототип Себастиана Флайта, героя «Возвращения в Брайдсхед» того же Во. Стелла тут отчетливо похожа на всех Митфорд — не только на свою бабку, но и на ее сестер.

А вообще, конечно, всю правду про жизнь, до самого донышка, как всегда, знал только один человек — Лев наш Николаич: «Иногда Пьер вспоминал о слышанном им рассказе о том, как на войне солдаты, находясь под выстрелами в прикрытии, когда им делать нечего, старательно изыскивают себе занятие, для того чтобы легче переносить опасность. И Пьеру все люди представлялись такими солдатами, спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто игрушками, кто лошадьми, кто политикой, кто охотой, кто вином, кто государственными делами. «Нет ни ничтожного, ни важного, все равно: только бы спастись от нее как умею»! думал Пьер. — «Только бы не видать ее, эту страшную ее».

-20%
-50%
-10%
-7%
-5%
-12%