Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  2. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  3. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  4. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  5. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  6. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  7. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  8. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  9. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  10. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  11. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  12. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  15. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  16. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  17. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  18. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  19. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  20. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  21. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  22. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  23. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  24. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  25. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  26. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  27. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  28. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  29. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  30. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова


Екатерина Гордеева /

Услышав слово «пропаганда», мы невольно начинаем морщиться; человеку неприятно осознавать, что его сознанием постоянно пытаются манипулировать. Но, как ни печально признавать, пропаганда стала прочным конструктом жизни: когда-то «правильные» мысли закладывали в головы наших предков, сегодня их транслируют нам, да и наши потомки вряд ли избегут навязывания чужих идеалов. Обществом нужно управлять, а бойкие идеи, прочно оседающие в головах граждан — лучший для этого инструмент.

Полностью избежать влияния пропаганды титанически сложно. Чтобы критически оценивать информацию, не делить всё на черное и белое и не вестись на эмоциональные триггеры, нужна тяжелая мыслительная работа. Не попадаться на крючки, трезво и честно оценивать историю поможет экскурс на ее «темную сторону». Отправимся во мрак Третьего рейха, чтобы вспомнить, как действовал «классик пропаганды» Йозеф Геббельс.

«Один народ, один рейх, один фюрер»

Йозеф Геббельс — злой гений пропаганды. Сосредоточив в своих руках радио, кино и телевидение, он сумел осуществить немыслимое: всего за несколько лет заразить широкие слои немецкого населения идеями национал-социализма и привить им мысль о расовом превосходстве. В ходе его антисемитской кампании, включающей кровавые акции погромов, он на уровне государственной идеологии подготовил почву для депортации и уничтожения евреев.

Он нашел те «пилюли», благодаря которым немецкое общество — воспитанные и образованные люди — если не поддерживали, то как минимум закрывали глаза на жестокость государственной машины. Впоследствии именно это молчаливое согласие на насилие окончательно развяжет руки военизированным формированиям СС и положит начало массовым репрессиям.

Агитационный плакат времен Третьего рейха

Геббельс знал, что сознанием людей легче управлять, если персонифицировать идеи в образы: явственно показать конкретных героев и врагов. А если последних нет, их нужно придумать: «Не имеет большого значения, во что мы верим, главное — чтобы веровали», — утверждал он.

Страх и последующая борьба с ним объединяют. Защищаясь от придуманного врага, напуганные люди готовы на многое. Даже на самообман и непомерную жестокость.

Стараниями Геббельса главным героем Третьего рейха стал фюрер. Иоахим Фест, биограф Гитлера, описывал случай во время избирательной кампании 1932−33 годов. Тогда Геббельс нарочно затянул свое выступление, чтобы солнце выглянуло из-за туч точно в момент появления Гитлера. Такой ход произвел вау-эффект.

Выборы закончились триумфальной победой нацистов, а личность Гитлера приобрела новые грани, его наделяли нечеловеческими способностями. «Когда фюрер говорит, это воздействует как богослужение», — восклицал рейхсминистр.

Герой есть, а что насчет врагов? У гитлеровской Германии их было немало: коммунисты, либералы, евреи, цыгане, служители церкви. Все они «угрожали» целостности страны и экономическому процветанию общества. Через все средства массовой информации пропагандисты пытались донести: единственный путь не допустить войну — сыграть на опережение и уничтожить угрозу, пока с ней еще возможно бороться.

Нацистская пропаганда часто изображала евреев, плетущих заговор с целью спровоцировать войну. На этом плакате стереотипный еврей из-за кулис контролирует союзные державы, представленные английским, американским и советским флагами. Надпись гласит: «За вражескими державами: еврей». 1942 год

Этот «кейс» — «вождь защищает народ от внешних и внутренних угроз» — с завидной частотой используют и современные пропагандисты. Страх снова оказаться среди ужасов войны до сих пор сидит в подкорке многих людей, а испуганным человеком, как известно, легче управлять. Поэтому в кризисные для государств моменты некоторые лидеры «надевают доспехи» и рвутся защищать страну от ужасного, но, увы, часто несуществующего захватчика.

Однако у этого хода есть и свои минусы: страх легко внушить, но сложно уничтожить. Поколения, которые годами запугивали агрессорами, вскоре теряют доверие и к своим согражданам. Общество, где «человек человеку волк», быстро оказывается в яме: экономической и культурной.

Активное участие телевидения

«Пропаганда должна ограничиться минимумом и повторять это постоянно. Настойчивость является важной предпосылкой ее успеха».

Идея сотни раз говорить одно и то же, пока мысли прочно не осядут в головах смотрящих, не нова. В свое время Геббельс грезил о «чуде», которое позволит «живому фюреру войти в каждый дом». «Мы должны быть с народом каждый вечер после трудового дня и объяснять ему то, что он недопонял днем», — резюмировал в своих записях «отец пропаганды». Таким «чудом» стало для него телевидение.

Нам кажется, что мы многому научились и способны отфильтровывать манипулятивную информацию, относиться к ней критически и иронично. Отчасти это правда, но транслируемый контент не самый опасный демон, живущий в телевизоре.

Фото: pinterest.com

Нужно понимать, что телевидение — сложный механизм, сила которого не во внушении. Современное TV выполняет куда более важную функцию, без которой политикам пришлось бы очень несладко: оно обнуляет эмоциональный потенциал и делает людей пассивными.

Дело в том, что человека нельзя надолго оставлять одного: его терзают поиски смысла и предназначения, гнетет страх смерти и внутренняя пустота. Оставишь такого без присмотра — и он начнет думать. Просто так — от скуки и печали. А там, глядишь, он под дурное влияние попадет.

Телевидение дарит смыслы и разгоняет страхи: посевные в порядке, озимые — просто космос, хлеба хватит, да и зрелищ тоже. Всем — счастье.

Репрессии

«Пропаганда может и должна, особенно во время войны, отказаться от гуманизма и эстетики, как бы высоко мы их ни ценили…».

В январе 1933-го Геббельс становится министром пропаганды. Назначение позволило ему задействовать еще один действенный ресурс — репрессивный. Врагов народа ждала незавидная участь: их беспощадно истребляли.

Чтобы не допустить распространения вредоносных идей, была введена жесткая цензура. В марте того же года по всей стране полыхали костры из тысяч запрещенных книг. Независимые издания закрывали, журналистов приравняли к госслужащим, распространив на них ограничения в публичном озвучивании своего мнения. Неугодных авторов увольняли из редакций, актерам не давали играть, ученым — работать.

Некоторым представителям интеллигенции удалось спастись в эмиграции. Прочие оказались в тюрьмах и концлагерях как, например, Теодор Вольф, главный редактор популярного у либералов издания Berliner Tageblatt: до возвышения Геббельса он отклонил десятки статей тогда еще никому не известного Йозефа-журналиста.

Как мы помним, кровавая зачистка проходила под носом у немецкого населения. Благодаря грамотной агитационной работе среднестатистический немец ощущал себя особенным — сильным и смелым, словно персонаж идеологически правильного фильма, частью большой общности и великой нации.

Ужасы замалчивались. Обрывки правдивой информации, которая по недосмотру утекала в народ, задвигались на второй план. Поколение того времени вспоминало: истории о зверствах часто воспринимались как «незначительные перегибы» ради высшего блага, ведь фюрер, которого они знали, не был похож на монстра. В фильмах он часто играл с детьми, на равных общался с простым народом — был идеальным вождем идеального общества.

Ответ на вопрос, почему военные исполняли кровавые приказы, можно найти в «Триумфе воли» — агитационном фильме, снятом по заказу Гитлера. Можно предположить, что большинству немцев их страна казалась именно такой: на пути к лучшей жизни под предводительством великого человека. Близкое счастье, дети, семья и достойный труд — за эти блага немногим позже мужчины становились под ружье.
Подавляющее большинство из них отправилось на войну не мучить и убивать. Они чувствовали себя героями, делающими правильное, хоть и немного грязное дело.

Как часто бывает в таких случаях, эти мужчины долго не расставались с иллюзией «защитника страны» и потом мучительно свыкались с мыслью, что замарали руки кровью ради параноидальных идей своего лидера.

Репрессии — один из самых действенных инструментов пропаганды на финальном этапе существования того или иного политического режима. История показывает: когда слова бессильны, страх физической расправы способен удерживать в узде миллионы людей. Правители поумнее добавят к «кнуту» «пряник» и продержатся в кресле чуть дольше тиранов, но всё равно столкнутся с ответной реакцией — ведь любому действию свойственно пропорциональное противодействие.

-15%
-50%
-30%
-27%
-10%
-20%
-20%
-25%
-35%
-33%
-5%