174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  2. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  3. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  4. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  5. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  6. Отключение горячей воды, обострение конфликта, рекордное подорожание древесины и дожди — все за вчера
  7. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  8. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  9. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  10. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  11. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  12. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  13. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  14. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  15. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  16. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  17. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  18. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  19. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  20. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  21. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  22. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  23. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  24. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  25. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  26. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  27. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  28. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  29. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  30. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП


Антон Александров /

Наш колумнист Антон Александров пытается разобраться, что движет людьми, чьих взглядов он совсем не разделяет. Мы считаем, что попытка понять другую сторону всегда похвальна — и делимся его новой колонкой.

Говорят, в Беларуси есть люди, которые правда за действующую власть. Проверить не могу, потому что у меня нет таких знакомых. Но у моих знакомых есть такие знакомые. Оснований не верить своим знакомым у меня нет. Значит, будем исходить из того, что они (те, что за власть) есть.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY / Изображение носит иллюстративный характер

Следуя традициям древних пророков о подставлении вторых щек, я пытаюсь понять этих людей, поставить себя на их место. Ведь существует некий ход мыслей, который приводит их к этой позиции. И мне очень хочется его нащупать.

Прямо спросить сложно — за отсутствием, как уже отмечалось выше, в шаговой доступности респондентов. Поэтому попробую пофантазировать.

Некоторые гуру маркетинга рекомендуют отвергать первые идеи, потому что они лежат на поверхности. Первая наивная версия, которую я буду вскоре вынужден отвергнуть, состоит в том, что они не знают о том, что происходит.

Ну вот вдруг!

Из источников информации у человека, например, два с половиной государственных телеканала, сосед Толян и радиоточка на кухне. Два из трех источников рассказывают про внешнюю агрессию, кукловодов, наркоманов и безработных. Они (источники) обижаются на то, что народ не ценит построенного и достигнутого. Взывают к уважению и состраданию по отношению к силовикам, пострадавшим из-за действий протестующих. Обрамляют эти новости того, кто важнее всех. Он устраивает разносы нерадивым чиновникам и ездит по «ковидным» больницам.

Третий источник информации — сосед Толян, в свою очередь, только просит пару рублей на опохмел и ругает евреев. Что, с одной стороны, не поддерживает повестку дня, но, с другой, никак ей не противоречит.

Смотрит на это всё наш персонаж, слушает… И проникается лютой ненавистью к протестующим, которые хотят лишить его зарплаты, пенсии и очередей в поликлинике.

Согласен, теория фантастическая.

Потому что предполагает отсутствие у человека детей, друзей и родственников. Словно нет совершенно никого, кто бы ему подсказал, что на дворе двадцать первый век, который дал нам в числе прочих гадостей ютьюб, фейсбук и телеграм.

Это видится очень странным. Такой выходит одинокий и необщительный домосед с вытянутыми на коленках трико. Не думаю, что таких людей на самом деле много.

Второй возможный случай таков. Человек обладает всей полнотой информации. Кто-то подсовывает ему адекватные посты и статьи. Может быть, даже собственные дети. А еще, бывает, они звонят ему с новостями — и уже через две минуты разговора срываются на крик: «Да как ты можешь? Да выйди на улицу, посмотри, что творится, своими глазами!»

Персонаж всё это слышит… Но не верит.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY / Изображение носит иллюстративный характер

Вера, знаете ли, очень интересная вещь. Был момент в моей жизни, когда я вынужден был подолгу беседовать с верующим человеком. Я был юн и категоричен в суждениях, а также некстати воспитан учебником физики. И еще делать было особо нечего. В общем, мы много дискутировали на тему веры. И я заметил занятную особенность.

Есть момент, когда логика в беседе заканчивается. Ты приводишь аргументы, подталкиваешь к умозаключениям, обращаешься к рацио. И тут внезапно человек становится глух и смотрит сквозь тебя. Это тот самый рубеж, за которым начинается то, во что он верит.

И на это очень трудно, почти невозможно повлиять. Ведь вера — это основа мироздания для человека. Один из столпов, на которых зиждется его психика. Понимание того, что предмет твоей веры, твоего поклонения — это, мягко говоря, совсем не то, что ты себе представлял — приходит к немногим, и процесс этот очень болезненный.

Я не завидую поклоннику режима, который вдруг услышит и поймет вторую сторону.

Особенно тому, кто был тем или иным образом задействован в системе. А ведь таких много. Благодаря заботе государства о нас, что крупное ни возьми — всё в его руках. (Почти) всё принадлежит государству, зависит от государства и находится под его опекой.

В конце концов, люди всю жизнь работали на это государство.

Это что же тогда получается? Что я, Иван Иванович, все эти годы работал, старался, чтобы получилось вот это? Что результаты моих трудов теперь бегают, гремя берцами, по городам моей родины, задерживая тех, у кого есть свое мнение, а также случайных прохожих? Что мои налоги оплачивают заправку водометов и работу судей, которые выносят приговор за 15 минут? Что благодаря мне сформировалась элита, которая двух слов не может связать без мата?

Когда приходит это осознание, человек впадает в клинический шок. И, конечно, старается всё отрицать.

Этого просто не может быть!

Фото: unsplash.com

Вторым этапом, естественно, следует злость. Это всё домохозяйка на буржуйские деньги строит козни! Это протестующие сами виноваты. Не ходили бы, их бы никто не бил! Это происки коварного Запада, что хочет раздробить нашу святую землю на польские и литовские части.

Потом, наверняка, последуют и торг, и депрессия и, наконец, принятие. Это неизбежно. Так же, как и победа будущего над прошлым. Покуда не додумались люди, как инвертировать течение времени, так и будет.

Станет лучше. Тем, кто предан режиму, трудно в это поверить, я понимаю. Им кажется, что чуть ослабь вожжи — и всё расползется, рассыплется. Картофель не взойдет, трактор не поедет, нефть застрянет в трубах. И начнется апокалипсис в духе девяностых: с бандитами, купонами и дефицитом туалетной бумаги.

А что если хоть на минуту предположить, что вместо этого будет главенство закона, разделение властей, современные производства, иностранные инвесторы, рост ВВП (что бы это ни значило!) и крутые айтишные продукты?

Да наконец — будут открытые счастливые лица. Лица людей, которые наконец-то смогут гулять по нашим улицам. Даже в воскресенье. Даже ни с кем ни согласовывая. Даже выражая несогласие с новым политическим курсом.

Что наш персонаж, кстати говоря, наверняка и сделает. И пусть! Это должно быть «можно».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-25%
-8%
-40%
-30%
-15%
-10%
-21%