Анна Петрова /

Недавно стало известно, что Джонни Деппа попросили из фильма «Фантастические твари», потому что в суде были доказаны эпизоды домашнего насилия по отношению к бывшей жене Эмбер Херд. Мы нежно любим Деппа, но все же очень здорово, что хоть где-то есть институт репутации, потому что на нашем постсоветском пространстве он по-прежнему отсутствует напрочь.

Практически одновременно с новостью о Джонни Деппе появилась информация о том, что обвиненный летом в домогательствах по отношению к школьницам Михаил Скипский не только вполне успешно начинает новый сезон «Что? Где? Когда?», но и продолжает заниматься с несовершеннолетними, тренируя школьную команду петербургского физико-математического лицея.

Михаил Скипский. Фото: Wikipedia Commons
Михаил Скипский. Фото: Wikipedia Commons

Можно вспомнить историю с Иваном Колпаковым, который ушел из «Медузы» после скандала с хватанием за попу жены сотрудника редакции, но вскоре совершенно спокойно вернулся обратно.

Или Александра Серова, который в последние годы просто не сходит со страниц скандальной хроники. Он был обвинен в изнасиловании и в принципе не скрывал, что бил жену. Несмотря на это, он по-прежнему любимый и уважаемый народный артист, о котором «мечтают миллионы женщин».

Еще один отличный пример — Марат Башаров, который сам признает, что бил всех своих жен, притом бил так, что те оказывались в больницах в тяжелом состоянии, а одна так и вовсе чудом выжила и не осталась инвалидом. При этом Башаров продолжает жить обычной жизнью, сниматься, находить новых жен, которых продолжает бить. Более того, имеет тьму-тьмущую защитников.

Очень показательно в этом плане, например, интервью с одной из его жен — как раз той, кому досталось больше всех. Почему? Во-первых, все присутствующие ожидаемо пытаются найти причину в жертве (как будто бы для этого может быть причина). Не пила ли она? Не провоцировала ли его? Ах, она увидела в его телефоне интимную переписку с другой женщиной? То есть влезла в его телефон. Заслужила. И вообще: если она его любила, как она позволила ситуации дойти до такого?

Во-вторых, что еще более мерзко, все присутствующие в студии гости без конца говорили о том, что она слишком развязно сидит, слишком нагло себя ведет, и вообще пришла «покрасоваться в розовом пиджаке». И это тоже очень важно, потому что ярко иллюстрирует: общество ожидает от жертвы насилия «соответствующего» поведения - скромно сидеть, как мышка, плакать в сереньком балахоне. А иначе точно заслужила.

Актер, друг Марата Башарова, говорил о том, что если вы выходите замуж за человека уровня Башарова, вы должны быть готовы стать вещью. Психолог авторитетно вещал о том, что отец жены был слишком крут, Башаров понимал, что недотягивает, и в такой ситуации ему, естественно, больше ничего не оставалось, как пить и бить. Ну то есть всё равно виноваты все кто угодно, кроме самого агрессора.

Непонятно, откуда столько желания оправдать насильников. Почему у нас нет культуры всеобщего осуждения домогательств к школьницам и избиения жен? Почему всем плевать?

Фото: unsplash.com

Сейчас часто с негодованием говорят о том, что любого можно обвинить в чем угодно безо всяких доказательств и испортить человеку жизнь, репутацию, карьеру. Но на самом деле всё совсем не так, когда дело касается домогательств или домашнего насилия.

На практике, в реальной жизни, мы повсеместно видим, что даже в доказанных случаях жуткого избиения ровным счетом ничего не случается ни с жизнью, ни с репутацией, ни с карьерой того, кто избивает. Наоборот! Только у нас, на постсоветском пространстве, можно избить, изнасиловать — и при этом остаться рукопожатным. Агрессоров общественность готова оправдывать и защищать с пеной у рта, а жертв — растерзать, препарируя каждую деталь их поведения и биографии.

Часто можно услышать и о том, что все это — семейные тайны, личные дела, интимные подробности. Что стыдно все это полоскать, вывешивать на всеобщее обозрение грязные трусы, выносить из избы сор. Но если это не выносить, то как это можно прекратить? Как наказать виновного?

И еще один важный нюанс.

Часто потерпевшие не доводят дела до суда даже в ситуациях, когда есть все доказательства, как в случае с Маратом Башаровым, например.

Но ведь тем самым они развязывают актеру руки. А здесь нужно думать не только о себе, но и обо все женщинах, которых будет калечить этот тиран, чувствуя полную безнаказанность. Должны создаваться прецеденты — и в судебном плане, и в репутационном.

Чтобы прежде чем сломать женщине нос, размозжить голову или разрубить ее топором, мужчина думал о последствиях. Тогда, быть может, дело сдвинется с мертвой точки. И узнав, что даже Башаров понес заслуженную кару, условный дядя Вася из сорок шестой квартиры перед тем, как занести кулак над лицом жены, задумается о неотвратимости наказания.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-15%
-17%
-10%
-10%
-10%
-40%
-10%
-20%
-33%