Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  2. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  3. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  4. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  5. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  6. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  7. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  8. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  9. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  10. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  11. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  12. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  13. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  14. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  15. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  16. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  17. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  18. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  19. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  20. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  21. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  22. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  23. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  24. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  25. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  26. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  27. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  28. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  29. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  30. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране


Антон Александров /

Есть такая философия — искать во всем хорошее. Не самая порой простая, зато заряжает позитивом. Так вот. Если и есть что-то хорошее в этом политическом сезоне, так это то, как один за другим трещат по швам стереотипы о белорусах.

Первой, конечно, бросается в глаза наша активность. Тутэйшых так долго считали исполнительной, послушной и безвольной нацией, что происходящая трансформация действительно удивляет. Даже нас самих.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Мы как тот Илья Муромец, что тридцать три года лежал на печи, а потом как встал, как пошел подвиги совершать, до сих пор легенды пересказывают. Мы, правда, до легендарного срока на печи чуть-чуть недолежали, всего двадцать шесть лет. Но это даже к лучшему.

У «памяркоуных» в рукавах оказалось море идей. И, что очень важно, хватает энергии их воплощать. И волонтеры появились, что помогают задержанным, и деньги собираем для поддержки бастующих, и районные чаты плодятся на фоне притеснения независимой прессы. Кто-то правильные газеты развозит по регионам, кто-то пенсионеров по домам после марша. Платформы для подсчета голосов, для координации общения с депутатами, для заводчан. Приложения, чтобы дать знать о своем задержании, чтобы вычислять производителей товаров, которые поддерживают неэтичную политику, и так далее, и так далее. И, что интересно, всё больше и больше получается, и всё меньше и меньше остаётся людей, у которых по-прежнему «хата с краю».

Мы почти перестали ныть. Эта привычка, что позволяла годами выливать свое недовольство на головы окружающим, ничего при этом не предпринимая, становится немодной. Ноющих быстро затыкают простым и понятным «а что ты делаешь, чтобы стало иначе?».

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

И уходит потихоньку та самая выученная беспомощность, которую метко диагностировал когда-то Виктор Дмитриевич. Не все с ней охотно расстаются. Уж слишком удобно думать, что от тебя ничего не зависит и по этой причине объявлять себя человеком аполитичным.

А заодно не интересоваться, ни куда тратятся налоги, ни чем заняты городские власти, ни что творится в твоем товариществе собственников. Но если с таким человеком поговорить чуть подольше, понимаешь, что где-то глубоко внутри он тоже хочет. Действовать, участвовать, отстаивать. Просто еще чуточку не дозрел. Ему пока страшно. Кто-то проснулся раньше, кто-то проснется позже. Дело времени.

Слушайте, если даже в минских дворах начался такой движ, то про замкнутых и недружелюбных белорусов можно забыть. Никогда я не общался с соседями, где бы ни жил. Потому что «белорус белорусу — белорус» звучало, скорее, как угроза. Сегодня смысл этой фразы изменился до неузнаваемости.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Мы начали отзываться на просьбы помочь. Начали думать о тех, кому тяжелее. Даже на дорогах автолюбители стали внимательнее друг к другу, хотя там, казалось, всегда будет царить хамство и ненависть к ближнему.

И я думаю, мы должны хором сказать спасибо одному человеку, который нас всех собрал, объединил и раскрыл лучшее в нас. Остряки давно это поняли и зафиксировали в соцсетях и на плакатах главного «координатора протестного движения».

Именно благодаря ему происходит это ускоренное взросление нации, превращение из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Благодаря ему мы попали во все мировые СМИ и риторику кандидатов в президенты США, а также стали топовой темой блогеров и политологов. Из-за него мы символ мирной борьбы за свои права и свободы.

Улыбчивый старик Далай-лама снова оказался прав. В кризисной ситуации люди проявили свои лучшие качества.

На этом можно было бы и закончить. Потому что на том этапе, где мы находимся, нужно либо поддерживать, либо молчать.

Но я всё же продолжу. Хотя бы по той причине, что, как любой подросток, мы пока имеем склонность к эмоциональным перепадам и крайностям. Хочется предостеречь. Ведь если задуматься о следующих шагах заранее, можно каких-то ошибок избежать.

Вопрос у меня вот какой.

Сможем ли мы остаться такими же котиками, когда весь этот ад закончится?

Фото: unsplash.com

Так же искренне любить друг друга, убирать за собой мусор, снимать обувь, становясь на скамейки, и поддерживать тех, кто в авангарде борьбы за наши права?

Ведь оно как получится. В день, когда случится то, чего ждут многие, снова ничего не закончится. Наоборот, наступит время новой сложной работы. И я не про суды над виновными, люстрацию или снос ЦИП на Окрестина. Нам нужно будет построить новую государственную систему. По сути, с нуля, потому что запчасти от действующей к ней явно не подойдут. Это всё равно, что "Теслу" собирать из деталей, купленных на разборке тракторов.

Сможем ли мы признать, что «ябатьки», как они сами себя называют, — люди, имеющие те же права? Ведь они остаются нашими согражданами, соотечественниками. Да и вообще, основа демократии — плюрализм мнений. В нормальном обществе должно быть полно разных объединений, союзов, лобби, партий и кружков по интересам. И ведь каждый имеет право на свой взгляд.

(И, что самое неприятное, никому нельзя рот заткнуть — правда же?)

Сможем ли смириться с тем, что даже самых лютых садистов нельзя отдать родственникам избитых, а нужно, следуя принципам главенства законности, долго и нудно судить?

Удержимся ли от детского желания вместо одного сильного лидера поставить над собой другого сильного лидера, который нас всех будет оберегать, о нас заботиться и решать любые проблемы жесткой хозяйской рукой? Ведь демократия предполагает не сильных политиков, а сильные работающие социальные институты.

Мы так привыкли к пирамиде власти. В царской России так было. В Советском Союзе так было. В новейшей Беларуси так было. Даже на местах, в компаниях и организациях матричные структуры сбоят и не приживаются. Все смотрят в рот директору, собственнику, ждут указаний от начальника. И на всякий случай не проявляют инициативу.

А нужно будет отрастить совершенно новую мышцу — гражданскую позицию, общественную осознанность, привычку активно участвовать в жизни этой страны.

Критически важно для общества после того, как оно наконец-то очнулось, сохранить контроль над всеми, кто просится во власть. И этот контроль удерживать, пока привычка принимать решение с оглядкой на людей и законы не прирастет как родная.

Мы много о себе узнали хорошего в этом году.

Тест на человечность мы прошли.

Впереди — тест на зрелость.

Верю, что и его пройдем. С отличием.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-40%
-25%
-20%
-10%
-30%
-50%
-25%
-50%
-25%
-5%