Анна Петрова

Вчера в Минске прошел марш пенсионеров (кстати, уже не первый). А ведь до этого мы так часто слышали о том, что происходящее сегодня в Беларуси — это поколенческий конфликт, борьба молодежи с прошлым. С пенсионерами, которые страшатся перемен, потому что в силу возраста настолько консервативны, что воспринимать новое просто не способны. Кажется, обвинять пожилых людей в том, как мы живем, уже не получится, — об этом размышляет наш колумнист Анна Петрова.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Как раз на днях прочитала статью о том, что воспитание детей нельзя доверять бабушкам и дедушкам, потому что единственное, чему они их могут научить, — это чавканью, любви к сериалам и жестокости. Текст, кстати, с сайта уже удалили с извинениями, но речь там действительно шла о том, что нельзя ожидать многого от людей, которые не умеют есть, не выпачкав пальцы в сметане.

Поколенческий код

Социологи говорят о том, что у каждого поколения есть свое центральное событие или события, согласно которым оно маркируется окружающими. Согласно исследованиям российского «Левада-центра», для представителей всех возрастов постсоветского пространства такие события — это Великая Отечественная война, полет Гагарина в космос и распад СССР. И что к этому символическому прошлому привязана даже молодежь, поэтому говорить о конфликте поколений, по мнению российских социологов, не приходится. (Да-да, и судя по тематике российских сериалов от этого прошлого не уйти во веки вечные.)

Зарубежные же исследователи, напротив, чаще говорят о том, что разрыв между поколениями огромен. Что поколение сегодняшних восемнадцати-двадцатилетних — оно принципиально новое, ничего подобного никогда раньше не было. Это дети, родившиеся со смартфонами в руках, — как им понять тех, кто пользовался талонами на хлеб и рвал газеты на туалетную бумагу. Война и Гагарин для них не значат ровным счетом ничего, а их ценности сформированы цифровыми технологиями, Симсами и Гарри Поттером.

Возраст как неполноценность?

Да, согласно последним исследованиям, 75% россиян против того, например, чтобы их дети были блогерами. То есть очевидно, что для представителей старшего поколения это слово ругательное (а оно и правда часто используется в негативном контексте), а значит, они пока не приняли новую реальность, где блогер это — «ок, норм».

Но значит ли это, что нормально представлять все старшее поколение как отсталых и необразованных людей, измазанных в сметане?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Довольно часто в фейсбучной ленте появляются злобные посты о том, как пенсионеры множат очереди на почтовых отделениях вместо того, чтобы освоить мобильные приложения или хотя бы платежные терминалы. Я, кстати, тоже бываю иногда на почте. И помимо пенсионеров вижу в очередях молодых людей, которые сжимают в руке бумажку с номером мобильного телефона.

Можно вспомнить и о том, каким было отношение к пожилым людям в период первой волны коронавируса. Да, попытки запереть их дома были связаны с заботой об их здоровье. Но риторику эту помните? «Да зачем им, пенсионерам, вообще куда-то ехать, какие такие в их возрасте могут быть дела, кроме как бесцельно толкаться в троллейбусах?!».

Как можно решать за кого-то, выходить ли ему из дома, на том лишь основании, что его возраст перевалил за условные шестьдесят пять?

В последнее время я все чаще встречаю мнение, что пенсионеров нужно и вовсе лишить избирательного права, потому что полноценно думать они уже не в состоянии. Чего мелочиться, давайте сразу признаем их недееспособными и отберем у них вообще всё.

А если учесть, что наше общество уже в сорок хочет заставить человека чувствовать себя старым (правильнее сказать "старой", понятно, что к мужчинам это не относится), поэтому трудно представить, каково приходится людям "шестьдесят плюс".

Старики тоже люди

Я не знаю, откуда до сих пор берутся эти мифы о том, что пожилые — все равно что отсталые, хотя, например, во всяких сообществах наподобие «Вернем назад СССР» хватает и молодежи. А на каждое видео с агрессивным, показывающим фиги пенсионером или пенсионеркой приходится точно такое же видео с человеком двадцать плюс.

Огромное количество пожилых людей сегодня совершенно спокойно пользуются всеми существующими мессенджерами и приложениями, читают электронные книги, нормально ориентируются как в Мировой паутине, так и в мировой политике.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Да и как прикажете быть с морем выдающихся специалистов, которые, перешагнув пенсионный возраст, продолжают оперировать, преподавать в вузах, писать книги?

Ненормально делить людей по возрастному признаку, эйджизм — это такая же форма дискриминации, как и любая другая. Говорить о том, что все старшее поколение не способно освоить интернет и здраво оценить происходящее в стране, — это то же самое, что утверждать: «Все женщины — дуры, азиаты — дикари». То есть прямо заявлять миру: «Я сам — дурак и дикарь».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-40%
-65%
-12%
-40%
-15%
-30%
-50%
-10%
-26%
-10%