Антон Александров /

«Говорят, что циники — это уставшие романтики. Боюсь, конечно, обобщать, но мне кажется, что раньше мы были нацией циников», — наш колумнист Антон Александров в своей новой колонке рассуждает о том, почему ситуация, которая сложилась в Беларуси, сделала наше общество более здоровым и счастливым.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY / Снимок носит иллюстративный характер

Согласитесь, человеку, что жил в Беларуси до этого года, трудно было сохранять позитивный настрой. Особенно человеку умному. Когда понимаешь, сколько всего делается неправильно, но, кажется, что ничего нельзя изменить, бывает очень трудно.

Кто-то уехал из страны. Кто-то пил. Кто-то боролся и пытался, но сложно долго плыть против течения. А в основном каждый выстроил себе уютный мирок: дом, друзья, родня. Работа, которая в основном не зависит от госсектора. В идеале — вообще завязана на внешние рынки.

И всё вроде бы неплохо. Улицы чистые, порядок, сериальчики, винишко. Но в глубине души была грусть. Из-за этой грусти ты редко улыбался незнакомым, уставал от просмотра новостной ленты сверх меры, а на кухне непременно всплывали темы политики и экономики. Даже на семейных посиделках и днях рождения.

Один мой друг вообще говорил о том, что в Беларуси больное общество. Мы обижались на него, спорили. Хоть и понимали, что в чем-то он прав. Есть чиновники, силовики, бюрократические тетки в исполкомах и налоговых, журналисты на государственных телеканалах… Бездна людей, которые встроились в систему, приспособились к ней и её же поддерживают. Отдельные персонажи вроде специалистов по идеологической работе так в принципе ничего другого делать не умеют.

От невысказанного несогласия в организме копилось раздражение. И небо казалось серым, и люди хмурыми, и еда невкусной. И еще это неприятное чувство, как будто всё время ждешь чего-то плохого. Вообще, прогнозировать скорый кризис было очень просто. Сплошное удовольствие, потому что всегда оказывался прав.

Фото: unsplash.com

На контрасте удивительно благотворно влияла заграница. Простой выезд хотя бы в Вильнюс или Киев дарил свежий глоток воздуха. Как будто атмосферный столб становился чуть легче. Улучшалась осанка, выравнивался пульс, переставало дергаться веко. Ты становился радостный и общительный, появлялась энергия и воля к жизни. Но ровно до возращения. До того момента, когда встречает тебя на границе хмурый таможенник.

Цинизм был основой, базисом во всех рассуждениях. Как говорил мой один знакомый, «ничего в этой стране никогда не будет». И я с ним соглашался.

Слушайте, я точно помню, с чего начинался для меня этот политический сезон. Мы обедали с товарищем и обсуждали шокирующую новость — решение Виктора Дмитриевича выдвинуть свою кандидатуру на выборы. Друг мой был полон энтузиазма и горячо доказывал мне, как было бы круто нашей стране под его мудрым руководством. Я же, честно говоря, был настроен скептически. И весь обед — от салата до компота — объяснял ему, почему из этой затеи ничего хорошего не выйдет.

И аргументы у меня были, казалось, вполне разумные. Система отлажена, говорил я. Неважно, как голосуют, а важно, как считают, твердил я. Работяги никогда не выйдут на улицы. Не возьмется народ ни за вилы, ни за грабли, ни даже за плакаты и цветочки. И снова, как уже много раз было, вялый протест «немногочисленных маргиналов» разойдется по домам.

В общем, доказывал я ему, народ не готов. Народ всё устраивает.

Народные массы виделись мне тогда в искаженном виде. Как в советских учебниках истории — многочисленная серая толпа, податливая и внушаемая. Ну потому что это же белорусы! Они вялые, инертные, со всем соглашаются. Готовы, как в том обидном анекдоте, сидеть на гвозде, приговаривая: «А можа так i трэба».

Господи, как же приятно иногда бывает ошибаться!

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY / Снимок носит иллюстративный характер

Это, пожалуй, пока для меня самый приятный итог этого года, наполненного надеждой и страхом, удивлением и отчаянием, восхищением и ненавистью. Открытие того, что белорусский народ прекрасен.

Хочется даже называть его как-нибудь по-другому. «Народ» по-прежнему как-то плохо звучит. Слишком часто от его имени говорят жулики. Пусть будет, например, «крауд». Крауд как совокупность людей, объединенных общей целью и, самое главное, готовые действовать вместе.

Крауд выстраивался в очереди, чтобы отдать свою подпись за независимых кандидатов. Крауд организовал волонтерские лагеря возле ИВС, собрал деньги для пострадавших и бастующих. Крауд объединяется в районах и во дворах, устраивая вечеринки и концерты.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY / Снимок носит иллюстративный характер

Наши люди внезапно оказались сильными, умными и зрелыми.

Удивили медики. Раньше столкновения с нашей медициной в основном вызывали тоску. Невооруженным взглядом было видно, что зарабатывают они мало. По человеку это всегда заметно. Без денег он становится рассеянным, работает с ленцой, нехотя. В глазах читается желание не то напиться, не то уйти в айти, не то уехать в Германию или хотя бы в Польшу, где такой высококвалифицированный труд ценится гораздо выше.

Но когда грянул коронавирус, выяснилось, что люди готовы трудиться без отдыха и отпусков даже за те копейки, что им платят.

А потом они спасали тех, кого мучили и били. И предпочли не молчать, а заявить о своей гражданской позиции. О том, что в мирное время таких травм быть не должно.

Удивили спортсмены. Нас приучили к мысли, что только благодаря мудрому руководству страны они бегают, прыгают и плавают. А оказалось, что они не только профессионалы, но и честные люди.

Фото: Ксения Голубович, TUT.BY
Фото: Ксения Голубович, TUT.BY

Удивили рабочие, которые выступили тогда, когда никто не ждал. Стучали касками у исполкомов, требовали у руководства ответов, организовали стачкомы. Да, сейчас их утихомирили, но, предполагаю, они свое слово еще скажут.

Удивили сытые айтишники, у которых на общем фоне дела идут прекрасно, и, в общем-то, чего выступать, казалось бы.

Можно много перечислять, и всё равно кого-нибудь забуду. Мысль моя в том, что вокруг оказалось очень много настоящих патриотов в самом хорошем смысле этого слова — людей, которые искренне хотят, чтобы в этой стране были процветание, порядок и законность.

Белорусы — действительно мирный народ. И теперь об этом знают все, а не только те, кто шевелит губами во время исполнения официального гимна.

А ещё оказалось, что мы позитивные и умные. Копирайтинг народного протеста настолько остроумен, что приятно удивил даже Чалого. Лозунги, муралы, костюмы, изощренные способы демонстрации символики вроде припаркованных в нужном порядке автомобилей или расставленных на полках товаров. Вот как в голову приходит, правда?

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY / Снимок носит иллюстративный характер

А вот о том, где живут лучшие женщины на Земле, я знал всегда. Домохозяйка стала символом протеста. Флейтистка проявила невероятную смелость. Пенсионерка так вообще стала легендой.

Мы увидели, что героев среди наших людей очень много. И героем, по сути, может стать каждый. Водитель такси, честный дипломат, баскетболистка, работник МЧС или спасатель ОСВОД. Всё это — люди, которые в самых критических обстоятельствах поступают так, как велит им совесть.

Я смотрю на всё происходящее и чувствую, как потихоньку меняется состояние внутри. Как Чехов по капле выдавливал из себя раба, так и я постепенно меняюсь, из циника превращаясь в романтика.

И я верю, что эту пасту невозможно затолкать обратно в тюбик.

Как бы ни старались дубинки и суды, мы уже никогда не будем прежними. Останется блеск в глазах. Останется приятный привкус высказанной правды. Останется чувство локтя, понимание, что мы — классные, умные, креативные и самостоятельные. И нас очень много.

У белорусов непременно всё получится. Когда все хотят одного и того же, оно происходит. А значит, у всех нас — прекрасное будущее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-15%
-20%
-20%
-15%
-10%
-10%
-25%