176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  2. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  3. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  4. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  5. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  6. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  7. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  8. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  9. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  10. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  11. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  12. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  13. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  14. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  15. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  16. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  17. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  18. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  19. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  20. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  21. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  22. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  23. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  24. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  25. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  26. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  27. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  28. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  29. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  30. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит


Татьяна Сулимова / Фото: unsplash.com /

Колумнист Татьяна Сулимова возвращается на LADY с колонкой о том, как меняет жизнь фильтр «дети смотрят» и почему так важно прожить так, чтобы им не было за тебя стыдно.

  • Имя
    Татьяна СулимоваАвтор книги «Послушайте что!», радиоведущая, колумнист LADY.TUT.BY

До того как у меня появились дети, я многое за собой не замечала. Ем, себе и… ем. Хочу сутулюсь, хочу целуюсь, хочу, бывает, и скажу покрепче. А что? Правильно задействованное ненормативное слово здорово экономит время во время разъяснения ситуации и даже мотивирует.

Но дети завели во мне отдел цензуры. Теперь прежде чем что-то выразить этому миру, я включаю фильтр — «дети смотрят».

И он уже не выключается, даже когда детей рядом нет. Эта обратная связь, кстати, дала возможность понять, сколько во мне есть положительных примеров. Я спортивная. Инициативная. Креативная. Но у каждого человека есть своя тайная жизнь…

У каждого есть тайны. Не криминальные, может, но достаточно интимные. Вот вы едите сыр? И он выпал. Быстро поднятое не считается упавшим, как известно. Но это сыр. К нему что-то прилипло. Но он сыр — он мой. Я, как ворона, не могу смириться с потерей кусочка, и если уж никакая лиса не была с ним такова, иду к раковине и мою. Сыр.

— Мама моет сыр!

— Мама, ты зачем моешь сыр?

— Мама! Папа, мама моет сыр.

Меня разоблачили. Застукали. И так по несколько раз на дню.

— Наша мама ковыряла в носу!

— Мама бегала по дому в грязных кроссовках и искала свой телефон!

— Мама не нашла одинаковые носки и надела разные!

На все мои достоинства падает тень. Я не идеальная. Мои дети в курсе. Без них можно было бы скрыть свою неаккуратность и рассеянность, даже от себя самой. Но они фиксируют каждый промах. И если не говорят мне об этом, то я вижу, что от их глаз не ускользает ни одна правда обо мне.

— Мама, ты заставляешь нас есть суп, а сама лопаешь в обед креветки из "Мака".

— Мама, ты не читаешь тоскливые книги, только потому что они входят в список обязательной к прочтению литературы.

— Мама, ты ложишься спать за полночь.

На все это у меня есть древний аргумент:

— Я уже взрослая!

И следующий за этим главным паровозом вагон:

— Сама решаю!

Дети возмущены такой несправедливостью. И хотят вырасти, чтобы наконец-то уже расправиться со всеми ограничениями, потому что, ясное дело, все счастье этого мира носит пометку «18+».

Дети смотрят. Это их основной инстинкт. Они смотрят, чтобы копировать, наивно полагая, что раз такие авторитетные люди, как папы и мамы, дожили до столь зрелых лет в этом безумном, безумном мире, то и им, детям, нужно обзавестись всеми уловками и привычками предков. И их друзей, и друзей друзей.

Вот и выходит, что мир — это копия копий. Представьте себе, что один художник повторил картину Леонардо да Винчи. Другой, не видя оригинала, списал Джоконду с того рисунка. Третий под настроение перерисовал волшебную улыбку себе в блокнот. Четвертый увидел и зафиксировал на своем полотне по-своему. Я ж художник, я так вижу! Пятый, шестой… миллион повторов.

— Что это за прекрасный шедевр?

— Это смайлик!

— Wow!

И я, блин, чувствую ответственность! Ответственность за то, каким этот мир останется после меня и пойдет дальше. И перестаю употреблять это слово — блин. Потому что он вреден.

Ровняю спину за столом. Не осуждаю. Не сплетничаю. Не ленюсь. Не выбрасываю хлеб. Не зависаю в интернетах. Не выражаю недовольство мужем. Не грызу ногти. Не ем чипсы. Не грублю маме. Не рву ландыши, а грибы срезаю, оставляя грибницу. Не сорю и убираю с газона за собакой. Не обзываю нерасторопных водителей и тех, кто меня подрезал. Сама не нарушаю ПДД, не езжу на желтый. Не перехожу дорогу в неположенном месте. Не злюсь, когда очередь в кассу замирает из-за того, что кто-то забыл взвесить банан. Не пью воду прямо из бутылки, всегда ищу стаканчик. Не ною и не жалуюсь на обстоятельства. Не хожу по дому босиком, а хожу в тапочках. Убираю за собой. Помогаю тем, кто нуждается. Волосы укладываю, футболки глажу. Не чихаю, не прикрывшись. Не курю. Не выпиваю. Не флиртую с незнакомыми парнями. Не раздаю им свой инстаграм. По крайней мере при детях…

Но всякий раз мне кажется, что они все равно смотрят.

И в этот момент я становлюсь лучше. И все меньше во мне пороков, а положительного примера больше. Отдел цензуры рукоплещет. А дети смотрят еще пристальнее. Ждут, когда проколюсь. И радуются, если вычисляют мои тайны.

— Мама закрылась. Мама, открой! Что ты там делаешь?!

-30%
-10%
-80%
-20%
-20%
-25%
-10%
-15%
-10%
-12%
-20%