171 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  2. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  3. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  4. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  5. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  6. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  7. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  8. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  9. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  10. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  11. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  12. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  13. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  14. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  15. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  16. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  17. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  18. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  19. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  20. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  21. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  22. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  23. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  24. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  25. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  26. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  27. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  28. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  29. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  30. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации


Антон Александров /

Я долго думал, о чем написать в эти непростые, но очень интересные дни. И, знаете, так и не смог определиться. Традиционная тематика про взаимоотношения полов как-то отошла на второй план. Слушаю в машине песни про любовь и диву даюсь: какой ерундой у людей, оказывается, голова бывает забита. Какие любви, какие страсти, когда в государстве происходят такие тектонические сдвиги?

Также плохо с юмором. В царстве-государстве удручающе мало поводов для смеха. А про некоторые события вообще шутить имеют право только те, кого били.

Поэтому я решил: пусть будет акын.

Акын, кто не знает, — это такой поэт-импровизатор. Почетная профессия в Средней Азии и важная часть культуры многих народов — казахов, киргизов, башкир.

Акын аккомпанирует себе комузом (что-то вроде балалайки), носит халат и тюбетейку (желательно) и поет про всё, что видит. Следуя этим древним традициям, можно позволить себе не формулировать тему статьи, а излагать мысли беспорядочно в стиле «вижу ишак у дороги привязанный стоит».

Про свет

Неделю назад мы увидели свет. Много света. Увидели свободных, счастливых и добрых белорусов. Наша самоорганизация и культура проведения несанкционированных массовых мероприятий должны быть зарегистрированы ЮНЕСКО как мировое культурное достояние.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сотни человек останавливаются, когда спереди передают назад по цепочке: «Красный! Стоим!».

В жаркий день волонтеры свозят к стеле, наверное, тонны воды и раздают совершенно бесплатно.

Забывчивому парню с дроном кто-то из толпы дарит флешку.

В два несчастных биотуалета выстраивается, переминаясь с ноги на ногу, культурная очередь.

Когда ни с того ни с сего отключают светофор на одном из самых оживленных перекрестков столицы, на дорогу выходит мужик с дуделкой и регулирует движение сам. И все его слушаются.

Все эти пьяницы, наркоманы, безработные, проститутки, шелудивые и прочие заблудшие овцы, финансируемые коварными зарубежными врагами, хлопают, улыбаются, поют песни, машут флажками и шариками, а потом мирно расходятся по домам, аккуратно убрав за собой мусор.

Про доброту

Кто-то искренне считает, что мы слишком добрые. Нас лишили всяческих прав и законности, нас бьют, нас убивают, а мы ходим по улицам с цветочками, возле Окрестина строим волонтерский палаточный городок, а не баррикады, не сожгли ни одного автозака.

Я не считаю это слабостью.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Для кровавого конфликта, который большинство все-таки недолюбливает, нужно две стороны. Когда мирных демонстрантов или просто случайных прохожих избивают впятером дюжие омоновцы, это выглядит странно и дико. Это поднимает с диванов тех, кто редко с них встает, чтобы выразить свою общественную позицию. Это возмущает даже тех, кто на другом конце земного шарика и до 2020-го года не слышал про Беларусь.

С другой стороны, представьте, как все бы выглядело, если бы коктейли Молотова, булыжники, арматура и (о, ужас) лазерные указки были под рукой у каждого протестующего на самом деле. Свои сказали бы: так им и надо. А иностранцы просто пожали плечами: мы уже такое видели, пускай сами разбираются.

Мирный протест всегда эффективнее воинственного. Особенно если у одних дубинки, гранаты и годы тренировок, а у других — браслетики, цветочки и фонарики на мобильниках.

Про страх

Да, с таким дисбалансом вооружения страшно даже по улицам ходить. И не мудрено. Сколько уже свидетельств того, что получить дубинкой по голове или пулю в живот можно просто за то, что пошел в магазин, решил погулять с собакой или вышел на балкон.

Кто там считал Беларусь безопасной страной, а Минск — самым мирным городом на Земле? Кто там говорил: лишь бы не было войны?

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Но во всем можно найти хорошее. Откровенный ужас беззакония и насилия окончательно убедил даже тех, кто на серьезных щах агитировал за стабильность. В результате в "цепочке солидарности" стоят как персонажи с татуировкой «Пагоня» на груди, так и домохозяйки пятьдесят плюс.

Про единство

Нам всем нужно держаться вместе. Это очень важно. Меня слегка огорчило, что на фото большого воскресного митинга не видно было ни одного красно-зеленого знамени. Я сам слышал на улице, как бабушка кому-то рассказывала в телефон, что «снова стоят эти с бэнээфовскими флагами». Можно, конечно, было ее догнать и в двух словах объяснить историю символа. А потом так же поступать с каждым, кто бухтит про фашистов и Хатынь. Но образование масс — процесс длительный и не всегда благодарный.

Ходить, завернувшись в гордый двуколор и кричать: «Жыве Беларусь!» — это не только разрыв шаблонов для людей в форме и в штатском, но и пища для размышлений тем, кто колеблется.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Нам пытаются снова продать эту логическую ошибку о том, что «кто не с нами, тот против нас». Протестующих пытаются изобразить радикальным меньшинством. Навязать какие-то «майданоподобные цели» вроде запрета русского языка и вхождения страны в НАТО. Как будто есть какое-то противостояние людей и людей. Не нужно помогать. Есть конфликт людей и власти. И никак иначе.

(Вообще, кто-то на митинги с флагом Мадагаскара ходит — и ничего. Не в этом суть.)

Про терпение

Это была очень непростая неделя в плане эмоций. После эйфории первых успехов наступил мощнейший откат. И впал народ в депрессию, и начал кричать «все пропало», и застучали пальцы по клавишам, забивая в поисковик лучшие страны для эмиграции.

Ничего страшного. Американские горки настроения — это нормально. После спада будет снова подъем. И такие качели случатся еще не единожды.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Не помню кто верно написал, что путь к обществу, в котором уважают права и свободы, — это не спринт, а марафон. Никто не говорил, что будет просто и быстро. Не будет в жизни монтажных склеек. Придется набраться терпения, выдержки и настойчивости.

Но нам же не привыкать, а, белорусы? Это же мы можем на гвоздях сидеть, меланхолично причитая «можа так i трэба», не? Это же наше фирменное, эталонное качество! Так давайте теперь потерпим ради того, чтобы не сидеть на гвозде. Потерпим ради хорошего.

И, наконец, про веру

Наш мозг — великий консерватор. Нам сложно отказываться от своих привычек, понятного и устоявшегося жизненного уклада, привычного государственного устройства. Нам страшно, когда вокруг все меняется каждый день. И наш разум начинает подбрасывать нам сомнения, которые иногда звучат как вполне вменяемые аргументы.

В такие минуты нужно верить. Это не наивность. Не инфантильность.

Это обоснованная, осознанная убежденность в том, что нация определилась с базовыми принципами, которые она хочет видеть в стране: законность, уважение, свобода выбора. И, конечно, недопустимость насилия.

А раз большинство так решило — значит, так и будет. Верьте, друзья!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-10%
-20%
-5%
-10%
-20%
-23%
-20%
-21%
-10%
-10%
-25%
-20%