105 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  2. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  3. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  4. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  5. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  6. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  7. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  8. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  9. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  10. Новый декан у ФМО БГУ и большой красно-зеленый флаг в Новой Боровой. Что происходило в Беларуси 4 марта
  11. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  12. Минское «Динамо» снова проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  13. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  14. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  15. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  16. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  17. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  18. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  19. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  20. Белорусские биатлонистки стали вторыми в эстафете, проиграв одну секунду
  21. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  22. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  23. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  24. Казакевич озвучил социальный портрет «преступника», «связанного с протестной активностью»
  25. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  26. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  27. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  28. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  29. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  30. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси


Анастасия Шунто /

Сегодня все мы живем в очень сильном стрессе, испытываем постоянную тревогу и совершено дикий страх за своих близких. И особенно за своих детей. Читая новости, глядя на фото и видео, слушая рассказы прошедших через ад, мы, как родители, не только болеем всей душой за чужих детей, но и ассоциируем весь этот ужас со своими. А что, если бы мой… А что, если?.. Об этом рассуждает наш колумнист Анна Петрова.

Но значит ли это, что мы должны запереть их дома, полностью оградив от жизни?

… Помню, как пару месяцев назад обсуждали очередную дикую историю: в российском селе обнаружили женщину-маугли, которую в течение двадцати шести лет мать держала в заточении. Сейчас ей сорок два, она четырнадцать лет не мылась, питалась кошачьим кормом и спала на покрывале из умерших кошек. Оказалось, что когда дочь была в подростковом возрасте, их сосед был замечен в сексуальных домогательствах, после чего мать и решила закрыть девочку от греха подальше.

И это далеко не первый случай, когда мать запирает детей от внешнего мира, надеясь тем самым оградить их от таящихся в нем опасностей. Подобные истории всплывают постоянно, а сколько таких, о которых мы и не и подозреваем?

Безусловно, такие случаи должны разбирать психиатры, но даже если не бросаться в крайности, многие из нас так или иначе сталкивались с гиперопекой. Не так давно мы писали о тревожных родителях, так вот тревожность и гиперопека, безусловно, шагают рука об руку.

unsplash.com

Нам в принципе свойственно проявлять чрезмерную заботу и перестраховываться. Помню, когда в Сети появлялись фотографии Кейт Миддлтон с младенцем, самым популярным русскоязычным комментарием было возмущенное: «Почему ребенок без шапки?».

Любой адекватный педиатр расскажет вам о том, что подавляющее большинство родителей чрезмерно кутают своих детей — не дай бог, он будет слишком легко одет или бегать босиком. Закаливания приравниваются к издевательствам, а ненормальная боязнь сквозняков — это наша национальная фобия. При малейшем насморке мы вызываем ребенку врача, а тот, в свою очередь, «на всякий случай» сразу же назначает ему антибиотик. Мы боимся водить простывшего ребенка на прогулки, боимся лишний раз открыть дома окно, несмотря на то, что педиатры не устают подчеркивать важность свежего воздуха.

Мы подстраховываем ребенка на горке, не разрешаем залезать слишком высоко, ходить по лужам, раскачиваться слишком сильно на качелях. Слезай, а не то упадешь. Мне кажется, современные дети не валяются в снегу так, что аж за шиворот.

С самого раннего детства нам проще застегнуть пуговицы и завязать шнурки самим, лишь бы быстрее, лишь бы не ждать, пока ребенок справится самостоятельно. Ведь терпеливо ожидать и обучать — это же требует куда больше времени и отдачи.

Дальше школа требует вовлеченности родителей в выполнение домашних заданий, а рюкзаки мы детям собираем сами, мотивируя это тем, чтобы ничего не забыл.

Фото: unsplash.com

Эпоха интернета, когда у нас появилась возможность контролировать наших детей 24/7, привела к еще большей тревожности. Как говорится в одной шутке: современным детям родители звонят каждые полчаса, а в наше время было так:

— Мама, я на стройку — искать бомжей.

— Приходи ужинать в семь…

У нас не в ходу все эти западные истории о раннем зарабатывании денег на карманные расходы, обо всех этих «развозить газеты» или «разносить гамбургеры в кафе». У нас не принято в семнадцать-восемнадцать уходить жить отдельно.

Зато нормально, когда родители-пенсионеры из своей мизерной пенсии умудряются постоянно материально помогать взрослым детям. Как говорил Отар Кушанашвили о желании своих детей жить роскошной жизнью, «приложите усилия, а я буду вам помогать до ваших шестидесяти».

Прочла в одном интервью, что русские родители (я бы традиционно расширила до постсоветского пространства) напоминают снегоуборочные машины: они готовы расчистить детям путь так, чтобы им вообще не пришлось сталкиваться с трудностями. И, что самое страшное, дети об этом знают. Более того, на это рассчитывают. Они не получают очень важного импульса: я способен сделать это сам. И растут с ощущением, что не справятся без посторонней помощи. Мы так старались подстелить соломки всюду, что получили целое поколение инфантильных людей, неспособных принимать решения.

И ведь на самом деле так и есть: например, мы уже писали о том, как родители выбирают за детей, куда поступать, а потом берут приступом приемные комиссии.

Психологи говорят о том, что чаще всего гиперопека обусловлена потребностями родителя и не имеет ничего общего с реальной опасностью для ребенка. Например, такая форма заботы часто формируется в неполной семье, когда после разрыва с мужем женщина концентрирует всю себя на ребенке.

Фото: unsplash.com

Часто можно услышать и мнение «отдыхай, пока молодой». Я и сама придерживаюсь подобной позиции, и мне несложно что-либо сделать за сына. Но я уже вижу, к чему такой подход ведет. Пытаясь оградить детей от трудностей и опасностей жизни, мы порой оказываем им медвежью услугу.

Основная проблема гиперопеки, так же, как и тревожности, — это формирование у ребенка неуверенности в себе, боязни в принятии самостоятельных решений, невротизации. Специалисты говорят о том, что к любой проблеме воспитанные в гиперопеке люди относятся как к катастрофе вселенского масштаба, у них развивается выученная беспомощность.

Считается, что для родителей ребенок в любом возрасте остается ребенком. Тем не менее в норме по мере взросления детям должно даваться все больше свободы, особенно свободы выбора. А еще важнее относиться к ним как к взрослым, самодостаточным личностям.

Когда я лежала в больнице, я очень часто созванивалась с сыном, в том числе он часто звонил по поводу всяких бытовых мелочей. Соседка по палате, понаблюдав пару дней за нашими беседами, спросила у меня, сколько лет ребенку.

— Девятнадцать.

— Ой, — рассмеялась она. — Моему тридцать пять, и все то же самое: шагу без меня ступить не может.

Вот тогда я и подумала, что не хочу такого в тридцать пять. И что надо ребенка срочно «отпускать». Я бью себя по рукам, когда хочется лишний раз позвонить, лишний раз накормить, бегать в панике по квартире, если он не берет трубку или не приходит ночевать, когда хочется зайти вместе с ним в кабинет к врачу…

Но при этом, когда он не может найти в поликлинике нужный кабинет, он не решает проблему на месте самостоятельно, а в панике звонит мне с криком «все пропало!». Вот это именно то, о чем говорят специалисты: любая ерунда воспринимается как вселенская катастрофа. И надо звонить родителям, которые все чудным образом решат.

Недавно по Сети гулял очень грустный ролик «Пуповина» — как раз о том, что бывает, если вовремя не отпустить ребенка от себя.

Начинать «отпускать» ребенка никогда не поздно, но если есть возможность — чем раньше, тем лучше. Вообще специалисты говорят о том, что в идеале начинать надо не позже трех лет, с тех самых пуговиц и шнурков, когда наступает всем известный кризис под названием «я сам» и малыш стремится все делать самостоятельно.

Очень важно давать ребенку здоровую долю свободы, давать самостоятельно принимать решения, сталкиваться с последствиями своих действий. Например, не собирать за него рюкзак, а дать понять, что это — его ответственность. И если он забудет тетрадь, то ему и разгребать. Важно делегировать домашние дела, чтобы они не воспринимались как само собой разумеющееся и чтобы дети не привыкали к тому, что все как будто само собой как-то делается. Посуда, уборка, утюжка, вынос мусора, покупки в магазине, минимальное приготовление легких блюд — чем раньше поручать ребенку делать дела, тем быстрее он начнет воспринимать их как неотъемлемую часть своей жизни, а не одолжение вам. Тем самым вы облегчите жизнь не только ребенку, воспитав его самостоятельной, независимой личностью, но и себе — потому что он возьмет на себя часть забот и не будет требовать от вас горячего обеда до собственной пенсии.

Много сегодня говорят и о том, что современная молодежь — сплошь социопаты, разучившиеся нормально разговаривать и ничего, кроме мессенджеров, не воспринимающие. В их среде ходят шутки о том, как один мальчик не решился попросить водителя маршрутки остановить на остановке и теперь он живет в Казахстане. Поэтому очень важно развивать и коммуникационные навыки — чтобы ребенок мог нормально пообщаться с регистратурой в поликлинике и не молчать, если кто-либо лезет без очереди.

Ну а родителям надо учиться спокойствию. Потому что у нас есть лишь два пути: либо сойти с ума от постоянных переживаний за детей, либо понять, что мы не в силах оградить их от жизни — и надо просто расслабиться и отпустить.

-90%
-35%
-26%
-50%
-50%
-25%