103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  2. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  3. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  4. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  5. Минское «Динамо» обыгрывает СКА в Кубке Гагарина. Онлайн
  6. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  7. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  8. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  9. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  10. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года врачу с отсрочкой
  11. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  12. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  13. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  14. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  15. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  16. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  17. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  18. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  19. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  20. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  21. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  22. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит 2 марта
  23. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  24. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  25. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  26. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  27. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  28. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  29. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  30. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает


Еще один автор издания «СБ. Беларусь сегодня» сообщил о своем увольнении по принципиальным причинам. Цитируем пост Марии Волковой, который находится в открытом доступе:

— Я — всё. Ушла. В никуда. Кто-то сказал: переобулась. Кто-то кольнул взглядом: предательница. А кто-то дал характеристику: неуравновешенная. Другой обнял: как же ты? Поддержал: все правильно. Протянул руку: не бойся. А дома встретили 4 пары глаз: «Мам, ты уволилась? Почему?».

Потому что не смолчала. Потому что молчание — не золото, а преступление.
Журналист — это глаза и уши общества. Мои глаза вторую неделю застилают слезы, в моих ушах до сих пор истошные крики и звуки выстрелов. Мне больно, что после стольких войн мы по-прежнему решаем проблемы с помощью оружия и насилия. Пострадали тысячи. И это в мирное время. Кто-то провожал девушку, возвращался домой, шел к машине… и исчез. Нашли избитыми, поломанными. Но слава Богу, что нашли. Сколько еще пропавших без вести?!

У каждого из нас в близком окружении кто-то пострадал за последнюю неделю. То, что мы слышим от них, их родных и медиков — страшно. И от этого зверского вируса нечеловеческой жестокости, от которого сейчас спасают медики, лекарства до сих пор нет. И к нему мы не были готовы. То, что мне было дорого в моей стране: безопасность, спокойствие, мир — разрушено за несколько дней.

Я не революционер, не политик, не политолог и даже не историк, чтобы проводить параллели и рассуждать о технологиях цветных революций. Много лет я писала про медицину, образование, про жизнь. Честно, не кривя душой. А сейчас моя правда не вписывается в формат газеты. Мои вопросы — неудобные. А темы — слишком конфликтные. Мне сказано четко и ультимативно: «Мы об этом (о 7 тысячах пострадавших и почти сотне пропавших без вести в мясорубке чьих-то убеждений!) писать не будем!».

Власть говорит: избиений не было. А люди с переломанными руками не могут даже ручку держать, чтобы написать заявление. А мы об этом писать не будем! Синяков на первой полосе не будет! Мы будем транслировать мир и спокойствие, которых у нас больше нет!

Кто-то пишет о десятках умерших. Врачи опровергают: у нас никто не умер, мы боремся за каждую жизнь независимо от политических убеждений, не нагнетайте — и так страшно!

Правда стала ценностью. Во время войны врут все. Я не хочу воевать. Я против войны. И не буду махать флагами на поле боя ни за «левых», ни за «правых». По определению журналист должен стараться быть объективным, а значит, «стоять над схваткой», выслушивая и собирая полярные мнения, потому что мир многолик. Должен помогать, а не замалчивать, объяснять, а не транслировать, искать компромисс, а не гнуть свою линию, примирять, а не разжигать злобу.

Есть люди, для которых сверхценны их убеждения — я их понимаю. Но я так же уважаю убеждения и многих других. А высшей ценностью для меня является сам человек и его жизнь. За нее и буду бороться. За жизнь моих детей и ваших.

Было время, когда работа приносила радость… Сейчас на нее просто ноги не идут. Лучше признаться себе в этом, чем сходить с ума от несправедливости и бездарности всего происходящего. Лучше пожелать всем-всем-всем мира и добра. Больно, горько, но увольнение — это единственный выход, если не хочешь разрушить изнутри себя и предать свою профессию, оставаясь молчаливым свидетелем преступлений против народа. Я — это народ.

-15%
-20%
-40%
-10%
-30%
-10%
-25%
-10%
-10%
-40%