170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  2. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  3. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  4. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  5. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  6. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  7. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  8. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  9. Лукашенко: «Современные неоколониалисты вновь пытаются одеть молодежь в коричневую униформу»
  10. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  11. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  12. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  13. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  14. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  15. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  16. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  17. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  18. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  19. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  20. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  21. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  22. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  23. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  24. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  25. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  26. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  27. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  28. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  29. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  30. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине


«Я не феминистка, я люблю мужчин», — от этой фразы у меня все переворачивалось раньше внутри. Потому что обе части этого утверждения не связаны друг с другом. Феминизм — он не про «нелюбовь» к мужчинам, а, скорее, про любовь и веру в себя. Но, кажется, белоруски больше не будут так говорить. Потому что все, что мы смогли сделать в последнее время — и есть феминизм.

Фото: Дарья Бурякина

Феминизм — он не про оплатить счет в кафе или уступить место в транспорте, он про равные права и возможности для всех членов общества. И про запрет на насилие в любой его форме. Он про борьбу с патриархатом. 

Муж не имеет права бить жену «на том простом основании, что я мужчина», родители не имеют права бить детей, силовые структуры не должны издеваться над задержанными людьми, и не важно даже, виновны они в чем-то или нет.

Равные права. Равная ответственность.

«В смысле ты собралась от меня уходить? Я хозяин, я решаю, кто и что здесь делает».

«Без меня ты никто, ты без меня пропадешь».

«Я дал тебе все, если бы не я, тебя бы вообще не было».

«Хочешь уходить — уходи, но детей ты больше никогда не увидишь».

Ты не сможешь без меня, глупая, неблагодарная, я никуда тебя не отпущу, а чтобы научить уму-разуму — как следует отметелю. Чтобы в следующий раз неповадно было думать о том, что у тебя может быть еще кто-то, кроме меня.

Это тоже общее место в ситуации домашнего насилия — бить, чтобы научить.

Но проблема в том, что человек, которого избивают, не становится «умнее» и не «понимает», за что его бьют. Ему больно и страшно. А потом, если все складывается удачно, в ответ на насилие возникает злость, ярость, энергия сопротивления.

Фото: Дарья Бурякина

Человек, его тело, жизнь, его права и свободы — это ценность для феминизма. Но патриархальной культуре это не выгодно. Выгодно запугивать, «учить» кулаками и избивать до смерти.

Зачем мужчинам феминизм? Как минимум для того, чтобы их перестали избивать и унижать в армии. Как минимум для того, чтобы больше никто не имел права долго доказывать, что вы — никто. И говорить, что феминизм нам не нужен — фактически отрицать и обесценивать то, что произошло за минувшую неделю.

Патриархальная культура предлагает женщинам найти все ключевые вещи в партнере-мужчине, но на самом деле все это мы нашли во множестве женщин: силу, поддержку, помощь, вдохновение, новые идеи, общность, защиту… Все это — женщины.

Женщины совершили перелом ситуации после трех ночей задержаний, избиений и применения оружия, женщины стали основными действующими субъектами этого процесса. Не побоявшись выйти на улицу и говоря: нет! Хватит. Со мной так нельзя. Со всеми нами так больше — нельзя.

Патриархат весь — про насилие, про унижение слабого, про то, что можно все, если ты сильнее. Но мы увидели, что нет, нельзя. И вышли против этого на улицы. Вся эта белая цветочная волна, которая всколыхнулась неделю назад в нашей стране — она против патриархата и насилия. В ней очень много эмоций и мало рацио, именно поэтому никто толком до конца не знает, что делать с этой огромной, сильной, свежей волной.

Фото: Дарья Бурякина

Знаете, очень часто, когда женщине дают, наконец, сказать, оказывается, что кроме котлет она умеет еще очень многое. Это и показала Светлана Тихановская, несмотря на то, что вся ее риторика была построена на типичной патриархальной «жертвенности»: я просто женщина и хочу быть с мужем и детьми, я делаю это только для того, чтобы помочь мужу. Но потом оказалось, что люди выбирают не мужа, а ее саму. И если сначала как «переходного» кандидата, то сейчас все чаще можно услышать разговоры, а почему бы и не стать Светлане не только национальным лидером на короткий период.

Белоруски, наконец, стали субъектом политики, субъектом, который совершает перемены, действует проактивно, который видит, что от него многое зависит и он может очень многое изменить. Я не знаю, чем закончится вся эта история, но если наши женщины поверят в свои силы и вдохновившись Светланой, Вероникой и Марией пойдут в политику на самых разных уровнях — это будет настоящая победа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-70%
-15%
-21%
-25%
-20%
-50%
-10%