• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

У меня на днях спросили, как я отношусь к тому, что объединение штабов сделали женщины. Мол, не обижает ли меня это как мужчину, не коробит ли мое эго. Вы знаете, это для меня очень странный был вопрос. С чего бы? Но, как говорил один мой одноклассник, когда учился на факультете менеджмента, если вопрос руководителю задан, он должен что-то ответить.

  • Имя
    Александр ЗантовичПисатель, блогер, работник банка. Ведет колонку на LADY с 2013 года

Начну с личного. Так уж вышло, что я был воспитан в духе бесконечного уважения к женщине. Даже так — к Женщине, потому как речь идет о явлении вообще, а не какой-то конкретной даме. Отец никогда даже голоса не повышал на маму, всегда прислушивался, да и сейчас прислушивается к ее мнению. И всегда говаривал, что последнее слово должно оставаться за мужчиной. И это слово: «Да, дорогая!».

Активная роль женщины в любой сфере жизни — для меня норма. Разве что девушки в военной форме пока еще выглядят необычно (наверное, поэтому очень привлекательно).

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

А если смотреть более крупным планом, то, мне кажется, вся логика развития белорусского социума вела нас к тому, что на политической арене должны были появиться женщины.

Посудите сами: нас воспитывают в основном матери. Девять из десяти учителей — женского пола. То есть с младых ногтей мы попадаем в доктрину матриархата, учимся подчиняться женщинам.

Женщины доминируют в спорте. Просто возьмите пересчитайте медали, разделив по гендерному признаку.

Женщины работают практически в любом учреждении, куда вы обратитесь. Все бытовые вопросы вроде налогов, водоснабжения, медицинского обслуживания решают женщины. Да, где-то наверху может быть мужчина. Он носит костюм, портфель и звание директора. Но далеко не всегда это что-то значит. Точно так же, как в семье номинальный глава делает ровно то, что ему на ушко по ночам шепчет супруга, так и за директорами часто стоит главбух, финансовый директор, а порой даже и секретарша.

Женщин, в конце концов, просто большинство в этой стране. Просто потому что они меньше пьют и лучше следят за своим здоровьем.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В женщинах сокрыта огромная сила. Очень люблю сексистскую поговорку о том, что «хуже бабы зверя нет» за ее правдивость. Даму, которая что-то для себя решила, ничто не остановит.

Мужчины бывают смелые, да. Даже в нашем искаженном обществе, где «вдруг война, а я уставший». Но мужчина в ситуации конфликта все время соизмеряет свои силы. Вот я, вот мой соперник. Если мы дальше будем эскалировать, будет драка. Я смогу дать ему в морду? Или, скорее всего, он мне? Когда нет уверенности в первом варианте, мужчина скорее отступит. Это не трусость, это не плохо. Мы просто так устроены.

И когда нам противостоит условный альфа (а пока он такой и есть), мы тушуемся, ищем оправданий и остаемся дома.

Женская агрессия другая. Если она ненавидит, то люто. Если начинает враждовать — пленных не будет. Но это вовсе не обязательно физическое противостояние. Существуют тысячи хитроумных методов манипуляций, психологического айкидо, коварных, но эффективных интриг. Порой соперник даже не понимает, откуда на него прилетело.

Нет, конечно, женщины тоже боятся. Это нормально. Только психопаты не знают страха. Но они даже если боятся, все равно делают.

Поэтому объединение штабов именно в таком составе белорусской политической «Виа Гра» — совершенно гениальный ход. Все произошло верно и правильно. Я аплодирую стоя!

Женщины этой страны, великая и могучая сила, получили возможность присоединиться к этому триумвирату.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Мужчины этой страны получили дам сердца, за которых и на мельницы броситься не грех. Потому что, если и осталось в нас что-то мужское, так это поддержка своих женщин.

Мы все очень боимся. Это чувствуется. Боимся ощутить надежду и снова в ней обмануться. Боимся заявить о своем мнении внятно и громко. Боимся успеха, потому что за ним — неизвестность. Чего, в конце концов, боятся люди, вопрошал Остап Ибрагимович Бендер. Правильно! Непонятного.

И даже такую прекрасную историю, как добровольное и осознанное объединение альтернативных политических сил (впервые в истории современной Беларуси, на минуточку), мы умудряемся подвергнуть диванной критике. У них не хватает опыта. У них нет внятного плана. Они переругаются между собой, в конце концов, потому что ну женщины!

Друзья мои! То, что женской дружбы не бывает, — полная чушь! Если есть, против кого дружить, — еще как бывает!

Что касается остальных замечаний, вопрос очень простой. Это наш страх, и ничего более. Стокгольмский синдром в масштабах отдельно взятой страны.

Прислушайтесь! Это играет листвой ветер перемен.

Все вокруг меняется с пугающей скоростью, но это прекрасно. Не нужно пугаться. Перемены всегда к лучшему. Ушла эпоха телевидения, радио и газет. Пришли социальные сети, мессенджеры и онлайн-трансляции.

Ушла эпоха Kinder, Küche, Kirche. Пришло время активных, независимых, самостоятельных женщин, которые могут и будут влиять, вдохновлять и делать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Ушло время пузатых руководителей, у которых пиджак не застегивается. Бразды в свои руки берут умные, интеллигентные прекрасные дамы.

И это здорово. Они совершенно точно больше знают об этой жизни, чем мы.

Женщины этой избирательной кампании — такие разные и такие чудесные, каждая по-своему: Мария, Вероника, Светлана, Анна… (Анну нельзя не упомянуть: мне нравятся ее фотографии, и кроме того она ведь серьезный политик).

Так вот.

Женщины этой избирательной кампании просто великолепны. Как самопровозглашенный феминист, я в восхищении.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-15%
-20%
-20%
-40%
-21%
-12%
-17%
-25%
-10%
0071356