Анна Петрова /

Наша постоянная колумнистка Анна Петрова (не путать с журналисткой TUT.BY Анной Перовой) взялась рассуждать на тему движения против расизма в США. Что она по этому поводу думает — читайте в этом материале.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

На фоне протестного движения в Америке и лозунгов «Жизни черных имеют значение» стали возникать дискуссии на тему «С этим расизмом пошли такие же перегибы, как и с Me too». Высасываете проблему из пальца, где вы видели тот расизм?

Вообще, очень странно, когда о расизме рассуждают белые. Точно так же, как в свое время о насилии над женщинами рассуждали мужчины.

На самом деле любое системное угнетение именно так и работает: не знать о своих привилегиях — это тоже часть привилегий. То есть если вы никогда не задумывались о такой проблеме, как расизм и ксенофобия, то вас можно поздравить — вы представитель типичной «славянской» внешности. Просто потому, что обладая более или менее стандартной внешностью, мы даже не подозреваем о том, какой дискриминации подвергаются люди с «не такой» внешностью или даже просто «не с таким» именем.

Расизм работает так же, как и любая другая форма дискриминации. Например, сексизм. Когда при прочих равных тебя предпочтут другому(-ой) исключительно из-за твоего пола. Или в данном случае — из-за твоего цвета кожи или разреза глаз. Это как девочки с детства привыкают жить с опаской и оглядкой, так и люди с другим цветом кожи или разрезом глаз с ранних лет ощущают превосходство «белых».

Фото: Алиса Ксеневич, TUT.BY
Фото: Алиса Ксеневич, TUT.BY

Расизмом вполне пронизано все. И если вы думаете, что проблемы американцев и черного цвета кожи от нас далеки, вспомните хотя бы коронавирус, когда по всему миру люди с азиатской внешностью стали восприниматься как угроза и от них стали шарахаться, как от чумы.

Писали о том, что в Европе, как только в вагон заходили люди с азиатской внешностью, некоторые пассажиры спешили на выход, другие отходили подальше, прикрывали лица шарфом или платком. В Москве водителей наземного общественного транспорта обязали сообщать диспетчерам, если в салоне находятся «лица китайской национальности». В «Мосгортрансе» уверяли, что делается это с целью обеспечения комфорта и безопасности. Говорили о том, что «эпидемия спровоцировала вспышку обостренной настороженности, а порой и агрессии по отношению к китайцам и тем, кто на них похож».

Вот именно: и тем, кто на них похож.

Можно подумать, что среднестатистический «белый» в состоянии отличить «лицо китайской национальности» от удмурта, казаха или тайца.

Они же все «на одно лицо»

Можно сколько угодно делать вид, что не существует всех этих унизительных «хачи», «чурки», «черномазые», «узкоглазые», «нерусские» и прочие «понаехали тут». Делать вид, что слова «узбеки» и «таджики» не используются с уничижительным подтекстом. Но, пусть даже подсознательное, пусть даже скрытое, но предубеждение есть практически у каждого из нас.

У человека с не белой внешностью всегда будут чаще проверять документы, ему всегда будут чаще устраивать досмотры в метро, его всегда будут в чем-то подозревать, в его сторону всегда будет направлена та или иная агрессия. Ему обязательно скажут: «Уезжай домой».

Знаменитое «только славяне» спокойно и без стыда употребляется и в описаниях вакансий, и в объявлениях о сдаче жилья. Доходит до абсурда. Один из последних примеров: в Еврейский музей и Центр Толерантности в Москве требовался бармен-официант — «только граждане РФ славянской внешности».

Фото: Reuters
Полицейские, участвовавшие в задержании Джорджа Флойда / Фото: Reuters

Когда я обсуждала эту тему со свекровью, она сказала о том, что если бы сдавала квартиру, то тоже только «славянам», потому что «ты сдашь квартиру одному, а он привезет с собой весь аул». И вообще у них другая культура. Зачем мне проблемы?

Тема мигрантов всегда воспринимается очень остро. Они обязательно преподносятся в виде варваров, насилующих, убивающих и грабящих. Летят обвинения в низком уровне культуры и по умолчанию предлагают малооплачиваемый и низкоквалифицированный труд: дворники, уборщицы, няни и маникюрши.

«Дешевая рабочая сила». Не нравится — езжайте к себе домой

Это, опять же, про то, что все люди равны, но кто-то всегда равнее.

Читала и такое мнение: «Если приезжие несут с собой преступность и свои „дикие законы“, то я буду против них, даже если при этом придется быть расисткой». Да, с одной стороны, мультикультурализм — это хорошо, а с другой — ничем нельзя оправдать женское обрезание или селективные аборты, например. Но даже если исходить из того, что вышеописанное мнение имеет право на существование, на человеке не висит ярлык, что он «приезжий с дикими законами». Мой муж — белорус, но жгучий брюнет с трехдневной щетиной повсеместно по молодости подвергался тщательному досмотру на том лишь основании, что его принимали за «чечена» и видели в нем потенциального террориста.

Или вот мужчина пишет, как ему жилось с тем, что с точки зрения милиции он был похож на кавказца. Правда, все его проблемы заканчивались быстро, потому что у него в паспорте было «славянское имя»…

Или вот Диляра Тасбулатова, кинокритик, публицист, писательница, родившаяся в Казахстане, но много лет живущая и работающая в Москве, на своей странице в фейсбуке часто пишет о расизме, о том, как ее то «чуркой» назовут, то за уборщицу примут.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Если человек сталкивается с дискриминацией и агрессией в свой адрес только на основании разреза глаз, более смуглой кожи, волос или размера носа, то об афроамериканцах что уж говорить…

Очень хороший пример приводит в своем романе «Американха» нигерийская писательница Чимаманда Нгози Адичи. Главная героиня, тоже нигерийка, живет в Америке и встречается с белым мужчиной, который увидел у нее журнал для афроамериканок (единственное издание для черных женщин) и назвал его расово однобоким. Героиня ведет его к стенду с женскими журналами и предлагает подсчитать, сколько на страницах черных женщин:

«…Итого три черные женщины на, допустим, две тысячи страниц женских журналов, и все они смешанных кровей или непонятного расового происхождения, то есть могут оказаться индианками, пуэрториканками или кем-то в этом духе. Ни одна из них не выглядит, как я, и поэтому я из этих журналов не могу ничего узнать для себя о макияже. Смотри, эта статья предлагает щипать себе щеки ради румянца, потому что их читательницы — предположительно с такими щеками, которые имеет смысл щипать ради румянца… Тут пишут про соответствие цвета глаз и цвета теней — голубых, зеленых или светло-карих глаз. Но у меня глаза черные, и мне никак не понять, какие тени мне подходят. Тут написано, что вот эта розовая помада — на любой вкус, но это на „любой вкус“ белой женщины, потому что я буду смотреться, как голливог, если этот оттенок розового намажу…»

На таком простом примере очень легко осознать, что мир удобно устроен для белых. Последствия рабства и сегрегации влияют на доступ к возможностям и сегодня — просто мы об этом не задумываемся, да нам и не понять. А обвиняя в низком уровне культуры приезжих, мы не задумываемся о том, что именно наш низкий уровень культуры, недостаток образования, эмпатии, эмоционального интеллекта и ведут к проявлениям нами расизма, сексизма, гомофобии и прочим формам дискриминации.

И когда мы говорим что-нибудь наподобие «я не расист, но квартиру сдам только славянам», то вот это вот именно оно и есть.

-30%
-20%
-40%
-19%
-40%
-10%
-15%
-20%