4 июня на заседании ЦИК Лидия Ермошина отметила, что на пикете у Светланы Тихановской она услышала угрозы: слово «прихлопнуть» и эпитеты. По ее словам, это можно воспринимать как «угрозу убийства». Чиновница также увидела угрозу в том, что возле ее дома собирались устроить пикет для сбора подписей за Тихановскую, и в призыве «навестить» ее.

«Где вообще ваша защита, госпожи феминистки, меня, пожилой женщины, от посягательств? Это методы братков из 90-х, у нас никогда не трогали частную жизнь лиц, которые работают в госаппарате и занимаются политикой. Это чисто из арсенала бандитов из 90-х годов, которые, решая вопросы бизнеса, угрожают частной жизни граждан. Вот что это такое».

Вот что ей ответили белорусские феминистки:

«Если г-жа Ермошина обратилась к феминисткам, я бы пошла к ней и поговорила официально»

Педагог, сомодератор сообщества Femtalking и феминистка Наталья Кулинкович считает, что Лидия Ермошина может искать защиту у феминисток.

Наталья Кулинкович

— Почему нет? Она ведь женщина. Например, я уверена, что в результате всех ее усилий на работе ради президента Лукашенко она не получила столько, сколько мужчина получил бы на ее месте. Я считаю, что к ней не должны применяться никакие физические воздействия. К сожалению, мы почти уверены, что она обманывала общество. За это нужно судить, но необходимо, чтобы все было цивилизованно, чтобы у нее были адвокаты, чтобы к ней не применяли насилие.

За то, что она сделала, за обман — мы ведь знаем, что она была ответственна за то, как подсчитывали наши голоса, — она ​​должна быть привлечена к ответственности, но, конечно, не физически. Нельзя ее убивать, бить, нельзя приходить к ней домой и устраивать самосуд. В конце концов, пусть мужчины или даже женщины, которые пишут, что Ермошину нужно на вилы, скажут мужчинам то же самое. И тогда мы увидим, действительно ли они такие смелые.

Если г-жа Ермошина уже обратилась к феминисткам, я бы пошла к ней, я бы поговорила с ней официально. Если она имеет право обращаться к нам, то и мы к ней. Мы бы тогда сели, поговорили и выяснили ее точку зрения, например, о том, что сейчас происходит с правами женщин в нашей стране.

«Феминистки всегда выступают против языка ненависти»

Философ и феминистка Ольга Шпарага отмечает двойственность ситуации.

Ольга Шпарага

— С одной стороны, понятно, что любой оскорбленный человек нуждается в поддержке. Феминистки всегда выступают против языка ненависти, оскорблений. Такого не должно быть в обществе. В этом плане мы должны проявить солидарность против любой формы оскорблений. Однако если вы посмотрите на Ермошину (другие феминистки писали об этом в социальных сетях), то это человек при власти, и мы видим, что она злоупотребляет этой властью. Если вы злоупотребляете властью, вас будут критиковать за это, будь вы женщиной или мужчиной. В нашем нетерпимом обществе вам достанется и за то, что вы женщина. Прежде всего Ермошина заслуживает критики как представитель власти, который злоупотребляет ею.

Что касается ее знаменитого заявления о том, что женщина должна готовить борщ, то феминистки и те, кто проявляет солидарность с ними, критикуют его, полагая, что такие фразы закрепляют роль женщины как хранительницы очага, которая не может участвовать в политической борьбе, претендовать на роль президента. Когда человек, у которого есть власть, говорит подобное, на нем особая ответственность. Потому что с его помощью такие стереотипы обретают дополнительную силу. Но то, что само утверждение подверглось критике, не значит, что на него нужно отвечать оскорблениями.

«Призыв к феминисткам — демагогия, и ничего более»

Феминистка и блогер Наста Захаревич считает, что Лидия Ермошина занимается демагогией.

Наста Захаревич

— Если убрать эмоциональную составляющую ее слов, по фактам получается вот что: председатель ЦИК считает, что надпись на пикете г-жи Тихановской представляет угрозу для жизни. Она обратилась в соответствующие органы. И призыв к феминисткам — демагогия, и ничего более. Ну хочется ей нас зацепить. Это классический подход, который используют люди, которые ненавидят феминизм. Я могла бы ответить ей в той же манере, но я не хочу поддаваться на провокации.

Я не могу отвечать за всех феминисток, но лично я клянусь, что если Лидию Ермошину внезапно изобьют или убьют, я обязательно напишу об этом, как и о других женщинах, которые стали жертвами насилия. Я буду относиться к этому преступлению так же, как ко всем остальным. Пусть Лидия Ермошина живет долго! Кстати, она сама однажды сказала в интервью, что пожизненное заключение хуже смертной казни. И ей, как ни крути, придется жить с последствиями своих заявлений и действий. От себя не убежишь.

«Феминистки не должны защищать ее, это работа МВД, сотрудников правоохранительных органов»

Феминистка и журналистка Евгения Долгая считает, что в этом случае Лидия Ермошина должна искать защиты не у феминисток, а у правоохранительных органов.

Евгения Долгая

— Я не понимаю нападок на феминисток, потому что они не должны ее защищать. Это работа МВД, сотрудников правоохранительных органов. Работа феминисток и активистов состоит в том, чтобы продвигать идеи и решения, которые не будут дискриминировать женщин. Та же Лидия Ермошина часто позволяла себе не очень хорошие высказывания о женщинах. Например, про тот же борщ.

Немного неясно, почему теперь феминистки должны взять на себя роль защитников Лидии Ермошиной. Александр Лукашенко назначил новое правительство, в котором нет женщин. Это подтверждает его слова о том, что наша Конституция якобы не для женщин, подтверждает его отношение к женщинам. Если он будет высказываться о Лидии Ермошиной по-сексистски, то феминистки могут сказать, что это сексизм и это недопустимо.

Сейчас готовится открытое письмо в ЦИК от более 120 человек, которые возмущены заявлением Лукашенко о том, что Конституция у нас не под женщину-президента. Лидия Ермошина, получив это письмо, должна подумать, что не так в словах главы государства. И не нужно перекладывать физическую защиту, которой МВД занимается, на феминисток, которые просто защищают свои права.

«Было бы здорово, если б она поддержала нас, женщин без ресурсов, без права голоса, без права на жизнь без насилия»

Одна из координаторов инициативной группы «Маршируй, детка», Марина Корж, говорит, что было бы здорово, если б председатель ЦИК поддерживала женщин, а не просила у них защиты.

Марина Корж

— Очень удобно обращаться за помощью к феминисткам, когда вам это нужно. Особенно если вам вдруг нужна женская солидарность, если вы хотите кого-то бросить на баррикады. Но я лично и мои соратники не можем поддержать Лидию Михайловну просто потому, что она женщина. Она не просто женщина, она женщина, которая

  • транслирует антиженскую повестку вместо расширения прав и возможностей (вари борщ, а не лезь на выборы, например)
  • не понимает или делает вид, что не понимает, что такое гендерная дискриминация (она не поддержала женщин, когда Лукашенко недавно сказал, что Конституция не под женщину написана)
  • у Лидии Ермошиной огромные ресурсы, и она поддерживает насилие в отношении граждан (женщин — в том числе)

Лидия Михайловна всегда может пойти в суд, если захочет. Более того, она выиграет его, потому что она «не обычная» женщина. Было бы здорово, если б она поддержала нас, женщин без ресурсов, без права голоса, без права на жизнь без насилия, а не просила защиты у нас.

-24%
-50%
-15%
-10%
-8%
-10%
-50%
-23%