102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  2. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  3. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  4. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  5. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  6. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  7. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  8. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  9. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  10. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  11. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  12. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  13. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  14. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  15. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  16. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  17. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  18. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  19. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  20. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  21. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  22. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  23. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  24. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  25. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  26. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  27. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  28. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  29. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  30. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной


Анна Петрова /

Сразу две громкие истории о домогательствах взбудоражили русскоязычный интернет в последние недели: одна — на радио «Эхо Москвы», вторая — в стенах МГУ. О том, почему пожившим на свете обвиняемым в самом деле кажется, что все в порядке, а молодым обвинительницам, что их права нарушены, рассуждает Анна Петрова.

Оппозиционная активистка, бывшая пресс-секретарь Алексея Навального Анна Ведута обвинила в домогательствах Алексея Венедиктова — главного редактора радиостанции «Эхо Москвы». Согласно рассказу Анны, Венедиктов подвозил ее до дома и начал трогать ее за коленки, поднимаясь выше. «Я вжималась в кресло, уползала, говорила: «Не надо». Затем, выйдя из машины, Венедиктов пытался поцеловать Ведуту.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Алексей Венедиктов / Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сначала Венедиктов отрицал произошедшее, но после того, как рассказ Анны подтвердила Леся Рябцева (рассказав также, что он приставал и к другим девушкам), он вынужден был принести извинения. Правда, в духе «я такого не помню, но если вы чувствуете себя некомфортно, я извиняюсь». В ходе обсуждения истории говорилось о том, что харассмент на «Эхо Москвы» был обычным делом.

Тина Канделаки написала о том, что Венедиктов и ее трогал за коленки, но при этом поддержала его, сказав, что «тактильность присуща всему Лешиному поколению. Погреться у костра под гитару, послушать песни и вообще — обнявшись, выпить за чье-то здоровье, — это часть жизни огромного поколения людей, которые даже представить себе не могли, что женщина может расценивать положенную на плечо руку как домогательство».

Вторая история касается академической среды. Студенты филологического факультета МГУ написали открытое письмо с просьбой защитить их от домогательств преподавателей. По рассказам девушек, педагоги спаивали их и приводили к себе домой. Другие студентки вспоминали о том, как преподаватели пытались поцеловать их прямо в коридорах факультета или приобнять за талию.

Один из профессоров филологического факультета Сергей Князев признался в том, что действительно заводил отношения со своими студентками, но утверждает, что всегда считал, что отношения были добровольными.

В принципе, реакция представителей университета была вполне ожидаемой — в духе нашего любимого «сама виновата». А зачем вы, студентки, соглашались на предложение преподавателя идти и обсуждать совместную работу в бар? Да еще и пили с ним при этом?

Естественно, звучали те же аргументы, что и в отношении «вайнштейновских» актрис. А именно: девушки могли отказать, но вместо этого согласились и получили взамен некие преференции.

Но это ловкачество с фактами.

Пример Канделаки о посиделках у костра не совсем корректен, ведь важен контекст. Естественно, у костра, в дружеской компании равных, положенная на плечо рука не будет считаться харассментом. Но совсем иное значение жесты такого рода приобретают в рамках служебных отношений. Речь идет о власти, о вышестоящем и подчиненном, который от него зависит. В этом случае — о начальниках и преподавателях, которые в какой-то степени держат в руках твою судьбу, пусть даже на уровне «оставить без работы» / «не допустить к сессии».

И стоит ли в полной мере считать эти отношения добровольными, если ты понимаешь, что, отвечая отказом, можешь лишиться работы / быть исключенной из вуза? Нет. Ты принимаешь эти правила, играя в добровольность.

Фото: pinterest.com

К слову, многие из нас в школьные годы сталкивались с тем, что престарелый физрук распускал на уроках физкультуры руки: щипал за попу или хватал за грудь. Это было мерзко, противно и отвратительно, но в то время мы, четырнадцатилетние девочки, не представляли, что можем этому как-то противостоять, кроме как молча проглатывать и делать вид, что ничего не происходит. Физруки с тех пор не изменились, а вот новое поколение девочек?..

Проблема в том, что у нас нет четкого понимания, определения слова «домогательства», и каждый понимает его как может. Один под харассментом подразумевает откровенное принуждение к сексу, второй — «невинный» шлепок по попе, третий — не к месту рассказанную пошлую историю с намеком.

Виктор Шендерович высказался по теме «Венедиктов — Ведута» своим постом, одним махом разрулив все существующие проблемы. Просто скажи нет. Если не помогло — обращайся в правоохранительные органы. Для него это все «довольно очевидно».

И вот здесь можно вернуться к цитате Тины Канделаки о том, что «тактильность присуща всему Лешиному поколению». Ведь действительно поколение Венедиктова и Шендеровича — это люди, воспитанные совершенно не в том контексте, что девушки, которые их обвиняют. У них свой взгляд на отношения между полами. Например, он подразумевает, что любые знаки внимания — приобнять за плечи или талию, ущипнуть за попу, поцеловать в щеку — априори должны расцениваться как комплиментарные, и всякая женщина им должна быть рада.

Но современное поколение другое. Оно растет с осознанием понятия «личные границы» и умеет их отстаивать.

Сегодняшние молодые сотрудницы не считают, что рука начальника на коленке — это нормально, а студентки не хотят, чтобы преподаватели обнимали их за талию.

Складывается новая культура деловых отношений, где правит разумная дистанция. Строится она, в том числе, и на том, что женщина — равноправный мужчине член социума, а не стоит на ступень ниже. Даже если она подчиненная или студентка — она имеет право на равноправное отношение без покровительственного мужского поглаживания.

Ну что ж. Назрел очевидный поколенческий конфликт. Когда остается просто сказать: «Окей, бумер».

-5%
-10%
-40%
-15%
-20%
-8%
-40%
-10%
-5%
-40%