Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  2. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  3. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  4. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  5. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  6. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  7. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  8. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  9. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  10. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  11. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  12. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  15. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  16. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  17. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  18. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  19. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  20. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  21. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  22. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  23. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  24. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  25. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  26. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  27. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  28. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  29. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  30. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова


Евгения Плихина /

Шутка о том, что только рожая, женщина может понять, что чувствует мужчина с температурой 37,2, не то чтобы шутка. Вооружившись историей подруги, наш колумнист Евгения Плихина написала смешной рассказ, который, надеемся, поднимет вам настроение в эти смутные времена.

У Оксаны заболел муж.

Измерил температуру, прилег тут же на пол и заявил, что умирает. Перекладываться на кровать отказался — продавать мебель после трупа будет сложно.

На градуснике было тридцать шесть и девять.

Фото: pinterest.com

— Я все, девочка моя, умираю. Брось меня, спасайся сама. Хватай детей и беги. Катюше, старшенькой, скажи, что я в командировке. А младшему потом расскажешь, что я был пиратом и умер в морском сражении за Гоа.

Попросил принести планшет, чтобы выбрать гроб онлайн. Стал гуглить симптомы болезни. Оказалось, что у него коронавирус, конечно. Еще чума, Эбола, ветрянка, молочница, синдром Туретта и немножко грипп. Начал надиктовывать завещание.

— Квартиру — тебе. Машину — малому. Только потом ему ключи, лет через 15, отдашь, пока пусть в гараже стоит. Я, Оксан, не против, чтобы ты второй раз замуж вышла, у детей должен быть отец. Вот этот мужик и научит моего кроху вождению. Только не вздумай спать с этим новым пис***м, а то убью. Дачу — дочке. Хотя нет. Тебе пусть будет.

Кадр из мультипликационного сериала «Спанч Боб Сквэр Пэнтс», носит иллюстративный характер

А то будет на эту дачу одноклассников половозрелых водить, пить с ними всякое, целовать их в разное, я не вынесу. Компьютер — маме моей, телевизор — тете твоей, приставку — брату моему. Шапку мою норковую сожги. А комод наш семейный никому не отдавай, храни. Будешь вспоминать, как мы на нем Катюху зачали. Реветь будешь, уткнувшись в ящик с трусами, девочка моя маленькая… Как же ты без меня. Ты только держись.

— Я тебя прошу, встань с пола, он грязный.

— Умираю я, отстань. Ноги, кажется, уже отнялись…

На градуснике было тридцать шесть и девять.

— У меня, Оксана, кусок в горло не лезет. Да и смысл? При коронавирусе отнимаются вкусовые рецепторы. Я вот губу облизываю и ничего не чувствую. Пару часов мне осталось. Но супчик, может, приготовишь? Куриный твой, коронный. Мне-то чего, мне-то он уже не поможет, но хочется перед смертью хоть ложечку. Ты мне его всегда готовила, когда я болен был, а теперь так точно приготовь, все-таки я того…

— Чего «того», господи?

— Того этого. Всего того. Того и все.

Кадр из мультфильма «Том и Джерри», носит иллюстративный характер

Оксана накрыла мужа одеялом. Предложила принести подушку, отказался. Зачем ему подушка в коридоре, тут натоптано, не нужно пачкать семейный текстиль, на нем еще дед лежал.

На градуснике было тридцать шесть и девять.

— А я, знаешь, родная, всегда думал, что умру с достоинством. Буду драться, например, за тебя под пивной с бандой бандитов, завалю дюжину мужиков с пистолетами, но потом меня воровская пуля подкосит. И под музыку из «Бандитского Петербурга» уйду как царь. На похороны, думал, приедут все-все: Дюжев, Вин Дизель, Димон из стройбата, Ирка, любовь моя первая. И все ревуууут. Ирка особенно, она-то меня дважды потеряла — когда выбрала придурка этого во фраерских очках, а теперь сейчас. И пусть рыдает, дура. Поделом.

— Ирка, значит?

— Ну, не ревнуй, не кипятись. Какая уже разница. Чертова пандемия! Кто же знал, что так получится? Так и не съездим мы с тобой на Бали, как мечтали. Не увидим скатов. В Норвегии не померзнем. Третьего не заделаем.

— Какие скаты? Какого третьего? Ты бы дыру в ванной заделал. Встань, я тебя умоляю.

— Слух отняло, кажется. Не слышу, что ты говоришь.

— Дыру, говорю, в ванной иди замажь!

— Иванка Завашь? Еврейка какая-то? Ты о ком?

На градуснике было тридцать шесть и девять.

Фото: facebook.com/leprumus

Оксана приготовила суп. Налила в глубокую тарелочку, принесла в коридор, рядом на доске сложила ломтики хлеба и зеленый лук.

— Слушай, а принеси чесночный соус еще. Он на дверце холодильника. Я сам не дойду. Умираю. Там левее. Нашла? Не нашла? Ну, а справа? Он не мог кончиться, я его вчера покупал. Видишь? Как нет? Ну, разуй глаза, Оксан, ну елки-палки, я чего, все сам должен делать? Господи, та глянь ты. Ну, Оксана! Доведешь меня. Погоди, сейчас сам гляну. Ну, ничего без папки не можете. Умру — дверь входную в похоронное бюро не найдете, не то что соус. Детский сад, ей богу. Убери одеяло, чего валяется на проходе. Устроили тут цирк. Да вот же он стоит, ну! Будешь суп? Намазать бутерброд? Я про Ирку пошутил.

На градуснике было тридцать шесть и девять.

У Оксаны заболела голова.

-25%
-15%
-10%
-25%
-35%
-10%
-10%
-10%
-30%
-49%