Евгения Плихина / Фото: unsplash.com /

Самое большое безобразие, которое человек может сделать со своей жизнью, — это выбирать не себя.

У меня есть знакомая Катя. Все детство ей твердили, что ей нужно быть великим математиком или инженером, потому что у нее способности. Их нельзя растратить, это дар! Ее пихали на олимпиады, в специализированные школы и хотели втиснуть на математический факультет в университет. Катя ушла со вступительных экзаменов и по пути домой подобрала бродячего пса.

— Мамочка, нам нужно поговорить, — сказала девочка, пряча за спиной измазанного улицей щенка. — Высшего образования не будет, зато будет собачка!

Мама хваталась за сердце 3 недели кряду и еще 8 лет подряд. Она плакала, угрожала и умоляла. Надеялась, что в следующем году все будет иначе, ничего-ничего, лишний годик позанимаемся и поступим. Все будет хорошо. Собачку — в приют.

Через три месяца Катя забеременела и вышла замуж. А через год пошла в школу кинологов.

Прошло 25 лет. Катя вышла замуж 4 раза, родила двоих детей, стала сертифицированным кинологом, построила дом с питомником для собак, завела 7 псов и трех котов. Она постоянно в мыле и грязище, у нее все ботинки надкусаны и никогда нет маникюра и свободного времени. А из аксессуаров на ней только обгоревший нос. Но она всегда светится, когда в очередной раз вытаскивает из пасти собачки какую-нибудь дохлую ящерицу.

— А мама как сейчас? — спрашиваю я ее.

— До сих пор ждет, что я приду в себя. Искупаюсь в пенке, чтобы вонять не псиной, надену юбку и пойду в институт.

— А ты ей что на это?

— Говорю, чтобы она гордилась своими худыми щиколотками, а не мной, если ей так жизненно необходимо чем-то хвастать. А я — счастливая.

Мой друг Денис всю жизнь влюбляется в девочек, которые, к сожалению, по общественным стандартам, не красотки. Ему нравятся девушки с формами, крупные. В школе было трудно ухаживать за теми, кого не назовешь звездами класса — дети жестоки, все, что не вписывается в норму, они очень порицают. Поэтому он приглашал танцевать тощих девочек и очень страдал, когда сквозь блузы нащупывал их ребра.

В универе тоже не решался быть «не таким как все», поэтому занимался сексом с хорошистками филологического факультета. Было престижно приходить на пьянки студенческого совета в компании XS-нимф. Все завидовали. А потом он хлебнул взрослой жизни: устроился на работу в диджитал-агентство и понял, что всем на него плевать. И ему от этого осознания стало так легко и радостно, что он тут же занялся сексом с СММщицей, у которой был ник в Instagram «tvojya_tolstushka22». И встречается с ней уже три года.

Денис и его девушка — гармоничная пара. Он смотрит на нее с такой нежностью, с такой любовью. А она его немножечко боготворит и сильно стебет.

— Иногда мне, конечно, прилетают гадости насчет моих отношений, — говорит Денис. — Недавно как-то урод на Facebook спросил, не боюсь ли я того, что моя пассия меня сожрет, когда мировой запас гречки закончится.

— Блокируй придурков.

— Ну я так и сделал. Только сначала ответил, что моя девушка сожрет в первую очередь тех, кто только сидит на диване, строчит комменты и аккумулирует энергию — они наваристей.

— Ты тоже придурок.

— Она же у меня с чувством юмора, все понимает. Поэтому я ее так люблю. Я счастливый.

Сложно быть неудобным и нестандартным. Не тем, кем тебя хочет видеть мама, общество и рабочее место; носить не ту одежду, что прикрывает твои недостатки; говорить не те слова, что хочет слышать большинство; поступать без оглядки на других; не быть звездой, примером, инженером, кашалотом, полицейским и медиком; выбирать самого себя и свое счастье.

Это вечная война. Но в нее обязательно нужно ввязываться для того, чтобы отвоевать самого себя и быть счастливым. Только так.

-20%
-50%
-5%
-40%
-10%
-28%
-50%
-20%
-25%