У царя Соломона был перстень, на котором была надпись «Все проходит». В минуты душевной слабости мудрый царь смотрел на свое ювелирное изделие и успокаивался. А внутри перстня была фраза «и это пройдет». О том, что будет, когда «и это пройдет», размышляет наш колумнист Александр Зантович.

Много лет минуло с тех пор, а принцип остался. Все пройдет. Даже этот коронавирус, будь он неладен, тоже пройдет. Сетевые гуру пишут, что мы уже никогда не будем прежними и мир никогда не будет прежним. В кои-то веки они правы. Вся эта история действительно приобрела такой масштаб, что пора вместе подумать, как мы будем жить дальше, когда пандемия закончится.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Ну прежде всего наша страна прославится. Западные журналисты, политологи и экономисты любили обзывать прекрасную Беларусь всяческими нелестными эпитетами. Думаю, теперь-то должны поутихнуть. Потому что только Синеокая не склонилась перед планетарной угрозой. Карантинов не объявляла, каникул не продлевала, границ не закрывала. Наш иммунный ответ — чарка, шкварка, трактор и спортивные чемпионаты.

И вообще, белорусы, привыкшие ко всему, не сильно удивились, когда к обычным неурядицам, что формируют наше счастливое общество, добавилась еще какая-то зараза. Ну одной проблемой больше, что с того? Друзья за рубежом не верят, что у нас все своим чередом. Думают, фейк. А нет! Все правда. Школы, рестораны и салоны красоты работают, на стадионах собираются болельщики, предприятия тоже не останавливаются. Потому что белорусы смелые.

Смелые не значит глупые (здесь про девочек, что в знак протеста против эпидемии лижут крышки унитазов в общественных местах). Мы к пандемии готовились! Закупили крупы, туалетную бумагу, тушенки хорошей, 97% мяса по закладке. Когда эпидемия закончится, придется некоторое время питаться запасами гречи. Но это будет даже полезно. Ведь кто самоизолировался, сидел дома с телевизором в одной руке и холодильником в другой, неизбежно наберет лишние килограммы. К лету человечество подойдет почти в идеальной форме. Напомню, что идеальной геометрической фигурой считается шар.

Фото: pinterest.com

Некоторые наниматели отправили сотрудников работать на «удаленку». Кто согласился, я считаю, был неправ. Во-первых, как мы выяснили выше, с чего бы это, если у нас все в порядке? Во-вторых, это сложно. Дома все время что-то отвлекает (дети, жена, фейсбук, печеньки). Мне вот никогда не настроиться на рабочий лад, пока не сменю шорты на костюм. В-третьих, компании могут решить, что раз человека не было, а все работало, не так уж он и нужен. Руководители — тоже люди. Не видно подчиненного — значит, его и нет.

А если серьезно, вполне может оказаться, что офисных центров понастроили зря. Те же хрущевки для работы подходят ничуть не хуже, да и аренду за эти площади нанимателю платить не надо.

Побочным продуктом карантинов может стать рост числа разводов. В некоторых китайских городах уже сейчас очередь в загсы стоит. Посидели дома, присмотрелись… Батюшки! Как с этим человеком жить-то можно? Ладно, пересекались на пару часов в день. Можно было смириться. Но провести душа в душу две недели, не имея возможности сбежать, как с подводной лодки… Женщинам проще. Обычно милый рядом их только радует. А вот мужчине сидеть без настоящего дела туго. Пусть даже этим делом была замена бутыли в кулере.

Более веселый сценарий — беби-бум. Были дети Олимпиады, будут дети пандемии. Заниматься любовью — не самый плохой вариант скрасить изоляцию.

Фото: unsplash.com

В экономике мы увидим небывалый подъем производителей масок, резиновых перчаток и всяческих антисептиков. Как обычно, в наваре будут фармацевтические компании. Их снова будут обвинять в том, что именно они и выпустили джинна из бутылки. Они снова будут все отрицать. Сторонники иных теорий заговора будут рассказывать, что все было выгодно китайцам. Мол, они скупили по дешевке какие-то акции и нефти запасли под шумок. Весь мир еще долго будет отряхиваться от страшного слова «рецессия», но мы убедимся, что хватит на всех и еды, и телевизоров, и санитарной продукции…

И вообще, спускаясь обратно на уровень маленького человека, мы поймем, что все время куда-то бежать не обязательно. Вынужденная пауза — отличная возможность замедлиться, обдумать, как хочется и не хочется жить, чем заниматься. Мечтаю наткнуться потом на какую-нибудь автобиографию, где человек будет с теплотой вспоминать этот период. Мол, работал токарем. А во время коронавируса вдруг понял, что хочу быть музыкантом. Так и оказался бас-гитаристом в рок-группе.

Фото: unsplash.com

Еще хочу, чтобы хоть теперь вернулось уважение к медикам. И зарплаты чтобы им повысили. И ученым, что, наверное, решат в конце концов этот ребус с вакциной. Потому что, глядя иной раз на доходы спортсменов и поп-звезд, кажется, что ресурсы на планете распределяются не совсем справедливо. Пускай достается тем, чья работа важна по-настоящему.

А в целом даже интересно, что нас ждет.

Говорят, у вирусов два желания: размножаться (поэтому, мутируя, они становятся все более заразными) и… размножаться (поэтому, мутируя, они становятся все менее опасными).

Поэтому — ну мне бы хотелось так думать — коронавирус превратится во что-то настолько безобидное, что на него и жаловаться станет неловко. Будет просто очередным насморком. Не нужно будет объявлять карантин, комендантский час, останавливать все и вся, соблюдать пионерское расстояние… Высморкался, вытер об штаны — и пошел в гости. К друзьям, родственникам и старикам, которые сейчас так скучают без нашего внимания.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-20%
-20%
-20%
-25%
-46%
-40%
-10%