106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  2. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  3. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  4. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  5. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  6. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  9. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  10. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  11. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  12. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  13. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  14. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  15. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  16. Лукашенко рассказал, что сделал, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  17. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  18. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  19. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  20. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  21. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  22. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  23. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  24. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  25. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  26. Задержано более 20 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходило 5 марта
  27. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  28. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  29. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  30. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы


Наста Захаревич /

В 2014 году в Беларуси ввели предабортное консультирование — разговор с психологом, во время которого женщину отговаривают прерывать беременность. Теперь же рассматривается возможность сделать консультации семейными. Женщина сможет приходить с мужем или кем-то еще из родственников. Наша колумнистка Наста Захаревич считает, что эта инициатива точно не во благо самой женщины — и объясняет почему.

Об авторе:

Фото: из архива Насты Захаревич

Магистр философии, журналистка

В теории семейное консультирование в трудной жизненной ситуации — это очень хорошая идея, но в этом случае, на мой взгляд, все иначе. Дело в том, что эти консультации, по моему мнению, не имеют ничего общего с психологической помощью. Ведь их цель — не помочь женщине принять взвешенное решение, а отговорить от аборта. И то, что государство предлагает делать этот сеанс групповым, — звоночек, который всерьез настораживает.

Вот увидите: пройдет несколько лет, и появится новая инициатива, которая сделает согласие мужа на аборт обязательным. В случаях, когда мужа у женщины нет, решать будет кто-нибудь еще — тот, кого посчитают авторитетным в этом вопросе.

Скажете, я утрирую и паникую? Я уже слышала это, когда врачам разрешили отказываться проводить прерывание беременности по желанию беременной. Уже тогда была уверенность, что это сильно затруднит доступ женщин к медицинской помощи. Тех, кто разделял эти опасения, называли истеричками, а спустя пару лет Логойск официально стал городом без абортов.

Антиутопию «Рассказ служанки» часто вспоминают как пример абсолютного патриархата, в котором женщина — бесправный инкубатор с конкретным набором функций. Мы рискуем приблизиться к этой антиутопии.

В 2017 году журналистка The Village под видом пациентки пришла на предабортную консультацию, сказав, что ей 19 лет и она не хочет рожать. Консультантка заявила «беременной», что 6 недель — это большой срок и что женщина в первом триместре здраво мыслить не может, а заодно рассказала историю, как «одна женщина сделала аборт и стала бесплодной». И на всякий случай напугала возможным разрывом матки и тем, что после аборта 50% пар распадаются, а от секса женщину вообще может отвернуть навсегда.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Если бы она рассказывала о возможных негативных последствиях и аборта, и решения оставить ребенка, это было бы похоже на медицинскую консультацию. Но нет — она говорила только о том, что после аборта все будет плохо. И даже периодические ремарки вроде «выбор всегда за тобой» не уменьшили количество манипуляций и откровенной антиабортной пропаганды.

А теперь представьте, что будет происходить на такой же семейной консультации. Цель-то у нее не изменится: психологи по-прежнему будут отговаривать женщину от аборта. Теперь, возможно, в унисон с мужем. У меня нет иллюзий, что психолог-пролайфер выгонит из кабинета мужа-пролайфера, даже если жена будет четко говорить, что она не хочет его присутствия.

Вот и будут два человека: один — «от имени науки», второй — на правах «главы семейства» давить на женщину, которая не хочет рожать.

Эти психологи не станут помогать пациенткам объяснять мужьям, что решение должно быть за самой беременной. Они не станут поддерживать женщину в ее желании сделать аборт, когда муж категорически против и угрожает разводом. Этим психологам платят совсем за другое: они работают на благо демографической обстановки, и женщины, которые хотят прервать беременность, — это поломанные детали огромной машины, которые надо починить, чтобы она снова заработала.

Фото: pinterest.com

Их реальные страхи и желания не воспринимают всерьез. Наличие эмбриона в матке оказывается более значимым аргументом, чем развитое сознание взрослой женщины.

Государственные СМИ поддерживают антиабортную риторику. Например, расширение консультаций до семейных БЕЛТА описывает как действие, которое «позволит сохранить 3−4 тысячи жизней». Впрочем, если в новостном сообщении БЕЛТА указано, что консультировать будут «и любого другого члена семьи по желанию женщины», то sb.by цитирует начальницу главного управления организации медицинской помощи, экспертизы, обращений граждан и юридических лиц Минздрава Елену Богдан: «Мы, а также представители религиозных конфессий, считаем, что эту статью нужно дополнить и ввести консультирование семейное. Решение в данном случае должно приниматься не только будущей матерью, но и будущим отцом».

Так будет ли семейная консультация изначально добровольной? Или переходного периода не будет и женщину сразу обяжут приходить к психологу вместе с мужем, а если мужа или постоянного партнера нет, то с кем придется?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Детали под вопросом, но одно мне лично ясно точно: репродуктивное давление на женщин становится только сильнее. Добавляют его и пролайферские организации, которые вместе с представителями разных религий забывают, что Беларусь вообще-то — светское государство.

Для пропаганды нет границ: даже в медучреждениях можно встретить брошюры, которые не имеют отношения к науке, и заодно узнать, каких религиозных взглядов придерживается местное руководство. Правда, почему в светском государстве вероисповедание отдельных врачей становится аргументом для ограничения доступа женщин к медицинской помощи, неясно. Религиозные верования — сфера частной жизни людей, и если у вас лично какие-то проблемы с Иисусом из-за абортов, то выход простой — просто не прерывайте свои беременности. Но других стоит оставить в покое, потому что этот порыв «сделать добро чужими руками» выглядит чудовищно.

И когда Минздрав гордится тем, скольких женщин удалось уговорить от аборта, и называет это статистикой по спасенным жизням, он почему-то игнорирует статистику по послеродовой депрессии, ПТСР, росту нищеты и другим прелестям, которыми может закончиться нежелательная беременность. Расширенные самоубийства — ситуации, когда мать убивает себя вместе с детьми, тоже не обсуждаются на этом уровне.

Помогать женщинам — это ведь как-то не по-христиански. Женщина — это так, устройство для вынашивания, которое почему-то еще и разговаривает. И чтоб она говорила поменьше, отговаривать от аборта ее будут двое.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-10%
-20%
-50%
-5%
-20%
-20%
-25%