Анна Петрова /

Празднование дня рождения автора блога о лекарственных препаратах «Аптечный ревизорро» Екатерины Диденко закончилось трагедией. В бассейн банного комплекса, где проходило мероприятие, было высыпано 25 килограммов сухого льда, в результате чего три человека, включая и мужа Екатерины, погибли. Обсуждение трагедии в эти выходные затмило даже вездесущий коронавирус. Почему танцы на костях перестали быть моветоном, рассуждает наш колумнист Анна Петрова.

«Так им и надо! Заслужили!»

Как это часто бывает, все сразу же стали экспертами в вопросах взаимодействия сухого льда с водой. Одни обвиняли блогершу в том, что, будучи фармацевтом, она не могла не предусмотреть трагедию, вторые утверждали, что здесь даже фармацевтическое образование ни к чему — это седьмой класс общеобразовательной школы. Третьи заявляли, что даже их малолетние дети знают: сухой лед трогать нельзя. Некоторые договорились до того, что девушка разработала спецплан по уничтожению мужа, да еще и подписчиков на горе накосила.

В адрес участников празднования — как погибших, так и выживших — вылилось немыслимое количество ненависти и оскорблений: «Так им и надо!», «Заслужили!», «Вечеринка имени Дарвина»…

А недавно в социальных сетях с тем же запалом обсуждали историю о том, как мать троих детей бросилась в ледяную прорубь, спасая тонущую собаку. Все закончилось хорошо, женщина — героиня. Но если на секунду предположить, что она бы, не дай бог, погибла, то реакция общественности была бы совершенно иной. В ее адрес точно так же полились бы реки вот этого вот «где были ее мозги, надо было думать головой, как можно было не понимать, что это опасно, променяла семью на псину, оставила детей сиротами, дура». Чувствуете, какая тонкая грань?

И ведь каждый думает, что с ним-то такого никогда не случится. Хотя на самом деле никто в этой жизни ни от чего не застрахован, задним умом мы все крепки, а про сухой лед большинство комментаторов до этого инцидента знать не знало.

Но нет. Люди традиционно облачились в белое пальто и бросились обсуждать и осуждать погибших.

Те же самые люди, которые не пристегиваются в автомобилях. Которые скандалят, если таксист отказывается везти их с ребенком без детского кресла. Которые заряжают мобильные телефоны, лежа в ванне. Которые лезут посмотреть, что там с розеткой, не отключая электричество. Которые придумали шутку о том, что все несчастные случаи начинались со слов «Посмотри, как я могу». Люди, которые по пьяни вообще способны на все.

Правда в том, что жить вообще опасно, и мы ко многому не готовы. Да, в мире экстремальных селфи нелепых смертей становится больше, но значит ли это, что мы должны перестать сопереживать и сочувствовать чужому горю? И поможет ли кому-то эта волна хейтерства? Спасет ли хоть одну жизнь?

«Сейчас мы научим вас скорбеть»

Еще больше социальные сети активировались после того, как решили, что блогерша неправильно скорбит. В Сети против девушки развернулась настоящая травля. Ее осуждают за то, что она не так страдает. Что выкладывает сториз. Что пиарится на крови. Что неискренне рыдает. Что красит ресницы.

Даже матери умершего мужа досталось: пользователи высмотрели ее в сториз блогерши и по позе (!) женщины сделали вывод, что ей смерть сына тоже безразлична.

«Выкладывать свои переживания на всеобщее обозрение не комильфо», — пишут пользователи социальных сетей. Да о чем мы говорим! Мы давно оставили все приличия, когда впервые завели аккаунт в «Одноклассниках»…

«Ее шпыняют за показное горе», — объясняют пользователи логику устроивших буллинг. Как будто это карт-бланш на любые высказывания.

Да горе, оно же может быть любым: и молчаливым, и громким, и показным, и скрытным. Потому что каждый справляется с болью как может, и нет никакой шкалы, нет никаких критериев «правильности». Даже если нам кажется, что инстаграм-фильтры и слишком много сториз в этой ситуации излишни, кто мы такие, чтобы судить?

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 

Все, я больше просто не могу молчать! Мне кажется, сегодня произошла катастрофическая ситуация, которая показала, насколько жизнь в интернете и блогерство калечат сознание людей. В новостях я увидела девушку блогера с двумя детьми, внимание, фармацевта (!!!), которая рассказывает со своей страницы о лекарствах и их взаимодействии, имеет больше миллиона подписчиков. Скажите мне, как в головах этой семьи вообще могла зародиться идея кинуть в бассейн 25 кг сухого льда, да еще и искупаться в этом аду? И все ради красивой картинки или видео в интернет!!! Еще и в День рождения! А как же знания фармацевта о взаимодействии веществ? В результате три (исп.) человека погибли, надышавшись углекислым газом, остальные в больнице. Знаете, от чего я была в еще большем шоке? Когда увидела, как эта девушка-фармацевт-блогер снимает себя на телефон, рыдает на камеру, говорит о том, что ее муж погиб, ставит плашку комментариев и просит людей написать туда контакты психологической помощи. Не дай бог, если бы у кого-нибудь произошло горе в семье, как можно представить себе, что находясь в таком шоке и стрессе, вы берете камеру и начинаете себя снимать? Мне кажется, что эти люди уже просто не понимают, где и в каком мире они находятся. Мне кажется, они потеряли чувство реальности, нормальной жизни. Для меня — это яркий пример того, что интернет проглатывает людей в свою пучину безответственности и вакханалии. Люди гонятся за хайпом любыми способами. И даже, когда в результате происходит непоправимое, они просто не могут остановиться. Не могут прекратить этот поток. Все это не имеет никакого отношения к реальной жизни. Я приношу соболезнования семьям погибших. Надеюсь, что эта ситуация заставит многих блогеров и активных пользователей интернета задуматься о том, что они делают, для чего и какие последствия могут быть.

Публикация от Юлия Савичева (@yuliasavicheva) 29 Фев 2020 в 4:29 PST

Кроме того, инстаграм-жизнь для многих сегодня стала новой реальностью. Нравится нам это или нет, странно отрицать очевидное. И если общение с подписчиками может немного отвлечь девушку от происходящего кошмара, создает ощущение, что она не одна, то кому от этого хуже? Это ее жизнь, ее реальность.

Мы не верим в ее горе… А кто дал нам полномочия, чтобы верить или не верить, оценивать горе с режиссерской точки зрения?

Все происходящее — это ведь тоже разновидность виктимблейминга. Обвиняя в случившемся жертв, мы тем самым успокаиваем себя: ведь если мы будем вести себя правильно, четко следовать всем инструкциям, никогда не нырять в прорубь и не прыгать в бассейн с сухим льдом, то с нами никогда не случится ничего плохого. И мы будем жить вечно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-50%
-10%
-10%
-20%
-20%
-40%
-10%