Анна Петрова /

Наш колумнист Анна Петрова рассуждает на непростую тему: секс и беременность в жизни несовершеннолетних девочек. Почему даже в тех случаях, когда эти факты получают общественную огласку, виноватыми зачастую оказываются сами девочки? Читайте об этом в новой колонке.

Когда в Сети появилась информация о том, что в Турции будет представлен на обсуждение законопроект, который позволит насильникам малолетних девочек жениться на своих жертвах, чтобы избежать наказания, интернет-пользователи взбунтовались. А ООН предупредила, что такой закон, по сути, узаконивает изнасилование детей, детские браки и сексуальную эксплуатацию детей. И значит, это приведет к тому, что злоумышленники будут действовать безнаказанно, а жертвы станут еще более уязвимыми.

Фото: pinterest.com

Казалось бы, какая жуть, мрак и средневековье. Но ведь мы уже писали о любви с большой разницей в возрасте, и в продолжение темы можно сказать, что общество не просто поощряет пары, в которых женщина значительно моложе мужчины. Общество вполне нейтрально относится даже к таким ненормальным ситуациям, когда вполне взрослый мужчина вступает в связь с несовершеннолетней.

В подобных ситуациях всегда звучало мнение, что не нужно ломать человеку судьбу, пытаясь наказать мужчину. Пусть женятся и живут себе спокойно. Брак всегда использовался как средство «скрыть позор».

Если в браке, то можно и с несовершеннолетней?

Если рассмотреть все более-менее громкие случаи, когда несовершеннолетняя девушка беременела, начиная с одиннадцатилетней Вали Исаевой и заканчивая последней историей, где тринадцатилетняя девочка забеременела якобы от десятилетнего друга (впоследствии врачи эту возможность опровергли), можно заметить, что во всех этих историях обычно очень мало осуждения. Более того, если негатив и есть, то направлен он в сторону девушки.

Та самая Валя Исаева, что родила первенца в 11 лет. Сейчас у нее уже трое детей. Фото: playbuzz.com

Например, обсуждение ситуации, когда женатый 37-летний мужчина, отец двоих детей, завел отношения с четырнадцатилетней школьницей. Все присутствующие в студии эксперты говорили о том, что «девица подло разрушила семью», что мужчина сидит ни за что, что она «малолетняя проститутка». И да, это стандартная такая реакция, несмотря на возраст согласия, Уголовный кодекс, вот это вот все.

Совсем иное отношение мы видим в том случае, если, скажем, 28-летняя девушка заводит отношения с четырнадцатилетним юношей. Здесь все дружно провозглашают: «Совратила несовершеннолетнего и должна отвечать по закону!». К мальчику вообще никаких претензий, никто не «малолетняя проститутка». Когда один из приглашенных экспертов позволил себе сказать, что он бы поставил этой девушке ящик коньяка, студия чуть не разорвала его на куски…

Видела статью о том, что «в Европе полным ходом идет ранняя сексуализация детей». Оказалось, автор возмущается ранним половым просвещением подростков. Но ранняя сексуализация детей — это не рассказы о том, откуда берутся дети и что такое контрацепция, а полный макияж для девочки десяти лет.

Сначала мы поощряем использование косметики с малых лет, покупаем девочкам обувь на каблуке, стремимся, чтобы они пробились на конкурсы красоты или на сцену, в общем, делаем все, чтобы девочки выглядели как маленькие женщины, а потом удивляемся. То есть общество своими руками сексуализирует девочек, а потом они вдруг «малолетние шлюхи».

Около года назад активно обсуждалась фотосъемка для рекламы детского нижнего белья, где двенадцатилетние девочки были представлены в образе взрослых женщин. А вот так, например, сегодня выглядит пятнадцатилетняя звезда сериала «Очень странные дела» Милли Бобби Браун. Трудно отрицать, что образы абсолютно ненормальны для подростков.

Ток-шоу, посвященные всем этим беременным или родившим школьницам, больно смотреть. Например, в историях наподобие «у восемнадцатилетней девушки трое детей» аудитория аплодирует, эксперты говорят о том, что рано рожать — это для здоровья очень хорошо, все дружно восхищаются прекрасной семьей и радуются, что отца семейства не посадили за то, что он в свое время вступил в связь с тринадцатилетней девочкой. Герой, не бросил ее с детьми!

Женились, семья, все отлично. Вот только никто не принимает во внимание тот факт, что, во-первых, девочка в таком возрасте — незрелый ребенок и не могла принимать осознанных решений, во-вторых, образование ее так и остается незаконченным даже на уровне школы, не говоря уже о дальнейшем. «Рожайте пораньше и побольше», может, для кого-то и звучит отлично, но на деле как эта девочка должна содержать детей? Какие у нее перспективы в карьерном плане, какая ей в будущем светит пенсия и прочее, прочее, остающееся без ответов.

При этом мы руками и ногами противимся какому-либо внятному половому просвещению. Нет, говорить о сексе с детьми ненормально («в приличных семьях об этом не говорят» — реальная точка зрения), в СМИ об этом писать — а жалобу получить не хотите ли? Зато потом беременеть в тринадцать — а почему бы и нет.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Да что говорить о подростках, если даже среди взрослых уровень грамотности оставляет желать лучшего, а метод прерванного полового акта и лактационной аменореи по-прежнему остаются популярными методами контрацепции.

Да и с абортами нужно бороться не с помощью запретов, а на совершенно другом уровне — посредством толкового информирования и просвещения, чтобы нежелательных беременностей в принципе не возникало…

— Так что, может, теперь и паспорт спрашивать? — часто можно услышать с насмешливой интонацией, когда речь заходит о том, что не нужно вступать в отношения с несовершеннолетними. Ну, в общем-то, да.

Если есть вероятность, что девушке (юноше) тринадцать, четырнадцать, пятнадцать лет, то почему бы и нет? Если каждый будет подходить к этому вопросу с большей ответственностью, то меньше будет и нежеланных беременностей, и абортов, и сроков за связь с несовершеннолетними.

-15%
-70%
-20%
-40%
-40%
-30%
-5%
-20%
-5%