172 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  2. «Мне говорят: «Тебе же еще рожать! Какая пила?!». История Вики, которая валит лес
  3. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  4. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  5. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  6. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  7. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  8. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  9. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  10. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций
  11. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  12. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  13. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  14. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  15. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  16. Длинные выходные: День Победы, декрет «о коллективном президенте», пожар в костеле, трагедия в школе
  17. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  18. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  19. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  20. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  21. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  22. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  23. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  24. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  25. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  26. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  27. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  28. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  29. Один из лидеров минского «Динамо» покинул команду
  30. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Радуница на маленьких кладбищах Минска


Наста Захаревич / Фото: pinterest.com /

Праздничный марафон заканчивается, а это значит, что наконец исчезнет реклама, призывающая похудеть к Новому году, но ей на смену придет призыв похудеть после него. В конце концов, теперь нам надо начинать готовиться к купальному сезону. О том, как праздники дают зеленый свет ненависти к собственному телу, рассуждает наш колумнист Наста Захаревич.

Наблюдать, как расцветает массовый невроз относительно объемов тела, очень грустно. И мне бы очень хотелось заявить, что я выше этого всего, но куда уж там. Все мы родом из детства, а мне в детстве постоянно говорили, что надо худеть. И я, конечно, верила! Помню, как в школе считала себя толстой и некрасивой и как стеснялась своего тела, но недавно я пересматривала старые фотографии и ужасалась этим воспоминаниям, потому что… Ну как же прицельно мне гадили в мозг все эти годы!

Впрочем, гадить продолжают и сейчас, но теперь я могу хоть как-то этому противостоять, а не просто верить, что «это тебе нельзя, тут слишком много калорий», «ты такое не ешь, тебе же надо следить за фигурой» и «сколько можно есть, ты скоро в дверь не пройдешь». Теперь я знаю, что моя ценность не имеет связи с тем, сколько килограммов я вешу и какой размер одежды ношу, но я по-прежнему вижу, как рекламщики пытаются меня убедить в том, что любить себя категорически нельзя — иногда собой можно быть довольной, но только если предварительно провела несколько часов в спортивном зале или на протяжении месяца питалась строго по правилам, единственная цель которых — сделать меня меньше.

В праздники от этой массовой истерии на тему худобы становится особенно грустно: женщины часами стоят у плиты, чтобы приготовить уйму вкусных блюд, которые они в результате будут есть, приговаривая, что это все ужас и кошмар, и что в одежду никакую скоро не влезут. Некоторые же совсем не притронутся к тому, что подали для остальных гостей: помимо основного меню они приготовили низкокалорийный салат и парочку паровых котлет — и будут есть только их.

В абсолютном большинстве случаев все эти ограничения не имеют ничего общего с заботой о здоровье. Это самый обыкновенный невроз, который ежедневно подпитывается рекламами диет и спортзалов, а также твердой общественной установкой, что чем женщина меньше, тем женщина лучше.

Мы настолько привыкли к тому, что себя надо постоянно ругать за несовершенство, что умеем вписать пожелание худобы в высказывание любого формата. Мы шутим над собой, знаем 100 способов намекнуть кому угодно и в любой ситуации, что надо бы худеть, и даже привыкли к тому, что на любые жалобы врач может ответить «ну вам бы похудеть для начала». Мы остаемся без своевременной медицинской помощи, но находим оправдание непрофессионализму отдельных медиков: мы же сами виноваты, что ввели специалиста в заблуждение. Вот весили бы меньше, и врач сразу же понял бы, что симптомы указывают на гормональный дисбаланс!

Но вернемся к праздничному столу. Просто наслаждаться едой женщине нельзя — это наслаждение обязательно надо оправдать и прикрыть самоиронией или откровенной ненавистью к себе. Без угрызений совести можно есть только огурец и мандарин, все остальное — повод для самобичевания.

«Ахаха, я все ем и ем, как подо мной еще не проломился стул», «Боже, сколько я наела за праздники, жирная, как тюлень», «Если не начну худеть в ближайшее время, умру от ожирения» — за такими шутками стоит вовсе не желание посмеяться.

Это в принципе не очень смешно, потому что у женщины, как правило, есть только одна причина так шутить: она играет на опережение и не позволяет окружающим сделать серьезное замечание. Может, они и не стали бы, но никогда не знаешь, чего ждать, если только это не близкие подруги и друзья, выбранные самостоятельно. В семейном кругу расслабиться — это та еще роскошь, доступная ой как далеко не всем. Так что подход «лучше я шуткой погноблю себя сама, чем дождусь нападения от мамы или брата» вполне объясним.

И да, я специально подчеркиваю, что все это касается именно женщин. Требования к мужской внешности гораздо более мягкие: помылся, побрился — и на том спасибо. Это видно и по вездесущей рекламе средств для похудения, направленной исключительно на женщин, и по тому, что мужчинам накладывают, как правило, больше еды, чем женщинам, и это происходит независимо от роста и реальных физических нагрузок. Просто мужчине «нужны силы», а женщине «стоит держать себя в руках».

Представить, что мужчину, который носит размер XL, незнакомые люди станут попрекать в излишней лени или будут комментировать его обеденное меню, практически невозможно. Я же однажды прослушала лекцию от соседа о том, что надо больше двигаться и меньше сидеть на диване, когда просто встретила его около подъезда.

Многие из моих приятельниц хоть раз сталкивались с тем, что незнакомцы комментировали их еду или манеру одеваться именно в контексте «женщина должна занимать меньше места в пространстве».

Если вы мужчина и сейчас думаете, что я все преувеличиваю и вообще выдумываю, ведь вы себе никогда ничего подобного не позволяли, а знакомые женщины на такое ни разу не жаловались, то у меня для вас плохие новости: ваши знакомые женщины не считают вас особо близким человеком и в целом не очень доверяют. Вам рассказывают то, что рассказывать безопасно, а делиться историями о том, как нас унижают, — это всегда риск. Вы ведь можете ответить «а что такого-то!», обвинить нас в отсутствии чувства юмора или сказать, что на правду нельзя обижаться.

Если вы женщина и сейчас думаете, что я все преувеличиваю и вообще выдумываю, ведь вы в свой адрес никогда ничего подобного не слышали, а знакомые женщины на такое ни разу не жаловались, то у меня и для вас плохие новости: вам знакомые тоже не очень доверяют. И есть большая вероятность, что выпады в свой адрес вы по какой-то причине забыли или не посчитали оскорблением. Я постоянно такое наблюдаю и относительно себя, и относительно окружающих — мы часто склонны обесценивать свои переживания и преуменьшать собственные проблемы.

Признать, что тебя оскорбили или унизили, — та еще задача со звездочкой. Гораздо проще превратить все в шутку, ведь это классика жанра: не можешь бороться — возглавь. Вот мы и возглавляем. Унижаем себя за праздничным столом, стыдимся каждого «лишнего» съеденного куска мяса, смеемся над собственными объемами и усиленно худеем после Нового года. Когда унижаешь себя сама, это хотя бы можно контролировать. Хоть какая-то радость от этих праздников.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-30%
-40%
-20%
-10%
-50%
-15%
-30%