Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  2. 1000-летие Бреста и аккумуляторная эпопея. Чем запомнился теперь уже экс-губернатор Анатолий Лис
  3. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  4. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  5. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  6. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  7. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  8. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  9. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  10. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  11. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  12. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  13. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  14. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  15. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  16. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  17. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  18. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  19. Две области под снегом, свежие кадры, карта флагов и новые странности ковидной статистики — все за вчера
  20. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  21. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  22. Как белорусу переехать в Великобританию и найти здесь работу и жилье — рассказывает айтишник
  23. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  24. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  25. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  26. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  27. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  28. В Tinder появились профили студентов, которые сейчас в СИЗО. Как так получилось
  29. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  30. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»


Наста Захаревич / Фото: pinterest.com /

Праздничный марафон заканчивается, а это значит, что наконец исчезнет реклама, призывающая похудеть к Новому году, но ей на смену придет призыв похудеть после него. В конце концов, теперь нам надо начинать готовиться к купальному сезону. О том, как праздники дают зеленый свет ненависти к собственному телу, рассуждает наш колумнист Наста Захаревич.

Наблюдать, как расцветает массовый невроз относительно объемов тела, очень грустно. И мне бы очень хотелось заявить, что я выше этого всего, но куда уж там. Все мы родом из детства, а мне в детстве постоянно говорили, что надо худеть. И я, конечно, верила! Помню, как в школе считала себя толстой и некрасивой и как стеснялась своего тела, но недавно я пересматривала старые фотографии и ужасалась этим воспоминаниям, потому что… Ну как же прицельно мне гадили в мозг все эти годы!

Впрочем, гадить продолжают и сейчас, но теперь я могу хоть как-то этому противостоять, а не просто верить, что «это тебе нельзя, тут слишком много калорий», «ты такое не ешь, тебе же надо следить за фигурой» и «сколько можно есть, ты скоро в дверь не пройдешь». Теперь я знаю, что моя ценность не имеет связи с тем, сколько килограммов я вешу и какой размер одежды ношу, но я по-прежнему вижу, как рекламщики пытаются меня убедить в том, что любить себя категорически нельзя — иногда собой можно быть довольной, но только если предварительно провела несколько часов в спортивном зале или на протяжении месяца питалась строго по правилам, единственная цель которых — сделать меня меньше.

В праздники от этой массовой истерии на тему худобы становится особенно грустно: женщины часами стоят у плиты, чтобы приготовить уйму вкусных блюд, которые они в результате будут есть, приговаривая, что это все ужас и кошмар, и что в одежду никакую скоро не влезут. Некоторые же совсем не притронутся к тому, что подали для остальных гостей: помимо основного меню они приготовили низкокалорийный салат и парочку паровых котлет — и будут есть только их.

В абсолютном большинстве случаев все эти ограничения не имеют ничего общего с заботой о здоровье. Это самый обыкновенный невроз, который ежедневно подпитывается рекламами диет и спортзалов, а также твердой общественной установкой, что чем женщина меньше, тем женщина лучше.

Мы настолько привыкли к тому, что себя надо постоянно ругать за несовершенство, что умеем вписать пожелание худобы в высказывание любого формата. Мы шутим над собой, знаем 100 способов намекнуть кому угодно и в любой ситуации, что надо бы худеть, и даже привыкли к тому, что на любые жалобы врач может ответить «ну вам бы похудеть для начала». Мы остаемся без своевременной медицинской помощи, но находим оправдание непрофессионализму отдельных медиков: мы же сами виноваты, что ввели специалиста в заблуждение. Вот весили бы меньше, и врач сразу же понял бы, что симптомы указывают на гормональный дисбаланс!

Но вернемся к праздничному столу. Просто наслаждаться едой женщине нельзя — это наслаждение обязательно надо оправдать и прикрыть самоиронией или откровенной ненавистью к себе. Без угрызений совести можно есть только огурец и мандарин, все остальное — повод для самобичевания.

«Ахаха, я все ем и ем, как подо мной еще не проломился стул», «Боже, сколько я наела за праздники, жирная, как тюлень», «Если не начну худеть в ближайшее время, умру от ожирения» — за такими шутками стоит вовсе не желание посмеяться.

Это в принципе не очень смешно, потому что у женщины, как правило, есть только одна причина так шутить: она играет на опережение и не позволяет окружающим сделать серьезное замечание. Может, они и не стали бы, но никогда не знаешь, чего ждать, если только это не близкие подруги и друзья, выбранные самостоятельно. В семейном кругу расслабиться — это та еще роскошь, доступная ой как далеко не всем. Так что подход «лучше я шуткой погноблю себя сама, чем дождусь нападения от мамы или брата» вполне объясним.

И да, я специально подчеркиваю, что все это касается именно женщин. Требования к мужской внешности гораздо более мягкие: помылся, побрился — и на том спасибо. Это видно и по вездесущей рекламе средств для похудения, направленной исключительно на женщин, и по тому, что мужчинам накладывают, как правило, больше еды, чем женщинам, и это происходит независимо от роста и реальных физических нагрузок. Просто мужчине «нужны силы», а женщине «стоит держать себя в руках».

Представить, что мужчину, который носит размер XL, незнакомые люди станут попрекать в излишней лени или будут комментировать его обеденное меню, практически невозможно. Я же однажды прослушала лекцию от соседа о том, что надо больше двигаться и меньше сидеть на диване, когда просто встретила его около подъезда.

Многие из моих приятельниц хоть раз сталкивались с тем, что незнакомцы комментировали их еду или манеру одеваться именно в контексте «женщина должна занимать меньше места в пространстве».

Если вы мужчина и сейчас думаете, что я все преувеличиваю и вообще выдумываю, ведь вы себе никогда ничего подобного не позволяли, а знакомые женщины на такое ни разу не жаловались, то у меня для вас плохие новости: ваши знакомые женщины не считают вас особо близким человеком и в целом не очень доверяют. Вам рассказывают то, что рассказывать безопасно, а делиться историями о том, как нас унижают, — это всегда риск. Вы ведь можете ответить «а что такого-то!», обвинить нас в отсутствии чувства юмора или сказать, что на правду нельзя обижаться.

Если вы женщина и сейчас думаете, что я все преувеличиваю и вообще выдумываю, ведь вы в свой адрес никогда ничего подобного не слышали, а знакомые женщины на такое ни разу не жаловались, то у меня и для вас плохие новости: вам знакомые тоже не очень доверяют. И есть большая вероятность, что выпады в свой адрес вы по какой-то причине забыли или не посчитали оскорблением. Я постоянно такое наблюдаю и относительно себя, и относительно окружающих — мы часто склонны обесценивать свои переживания и преуменьшать собственные проблемы.

Признать, что тебя оскорбили или унизили, — та еще задача со звездочкой. Гораздо проще превратить все в шутку, ведь это классика жанра: не можешь бороться — возглавь. Вот мы и возглавляем. Унижаем себя за праздничным столом, стыдимся каждого «лишнего» съеденного куска мяса, смеемся над собственными объемами и усиленно худеем после Нового года. Когда унижаешь себя сама, это хотя бы можно контролировать. Хоть какая-то радость от этих праздников.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-10%
-70%
-20%