176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  2. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  3. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  4. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  5. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  6. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  7. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  8. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  9. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  10. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  11. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  12. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  13. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  14. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  15. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  16. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  17. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  18. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  19. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  20. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  21. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  22. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  23. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  24. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  25. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  26. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  27. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  28. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  29. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  30. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом


Наста Захаревич / Фото: pinterest.com /

Почему в любой сложной ситуации общество спрашивает «а где была мать?» и на плаху ведут женщину? Об этом сегодня рассуждает наш колумнист Наста Захаревич.

Есть такая простая житейская псевдоистина: в любой непонятной ситуации обвиняй мать. И нет, я не о психоанализе и поисках своих детских психологических травм. Я имею в виду все те ситуации, когда с кем угодно случилось что угодно плохое, а виноватой в беде оказывается почему-то чья-то мать.

Мужчина изнасиловал девочку? Ему мама привила неправильные ценности, а ее мама не научила быть достаточно осторожной. Младенец умер по причине синдрома внезапной детской смерти? Тоже, конечно, виновата мама: недосмотрела, не в той позе уложила спать, вовремя не проснулась проверить дыхание, неправильно одела. Няня избила подопечного? Нет, ну ясно же, что мать плохо подбирала персонал и вообще безответственная, раз бросает ребенка на постороннего человека. Отец избил младенца? Вы подумайте только, мамаша не только родила от неадеквата, так еще и оставила с ним свою кровинушку!

Во-первых, из всех этих рассуждений всегда чудесным образом исчезают собственно отцы. Неважно, что у нас написано в семейном и других кодексах — в глазах общества ответственность за ребенка несет только мать. Во-вторых, эта ответственность безгранична и по объему, и во времени. Матери убийц виноваты в убийствах, матери насильников — в насилии, матери грабителей — в грабежах.

И пусть их детям давным-давно исполнилось 18! Это вообще ничего не значит в ситуации, когда надо быстро найти виноватых, а собственно преступников обвинять почему-то не очень хочется.

Ну а в третьих, совершенно ясно, что с рождением ребёнка женщина для общества будто теряет все остальные идентичности, перестает иметь хоть какие-то желания и потребности — даже биологические.

В начале декабря в Бресте во сне умер младенец. Женщина положила ребенка спать в кроватку, заснула сама, а когда утром проснулась и подошла, чтоб покормить малыша, мальчик был мертв. Это ужасная трагедия, и очевидно, что женщина нуждается как минимум в психологической поддержке. Мне даже представить страшно, как она грызет себя чувством вины и бесконечно прокручивает тот вечер в памяти. Все, что стоит сделать нам, посторонним людям, — это посочувствовать и по возможности поддержать ее добрым словом.

Но не все, конечно, со мной согласны. Почитав комментарии под статьей, я узнала, что женщина должна была ставить будильник на каждые несколько часов, а еще лучше каждый час подходить к кроватке, слушать дыхание и переворачивать младенца на другой бок. Но в идеале, конечно, должна была вообще не спать. Никогда. Она же мать!

Я не знаю, откуда у людей возникают эти мысли, что после родов женщина превращается в биоробота, который строго по графику выполняет все предписанные функции, а сам не имеет никаких нужд, но эта идея явно поспособствовала не одному психозу и не одному эпизоду послеродовой депрессии. Впрочем, люди, которые верят в матерей-биороботов, обычно не верят в депрессию и считают, что это не болезнь, а «придурь от безделья».

Люди постарше вспоминают времена, когда не было ни одноразовых подгузников, ни стиральных машин, ни блендеров, ни пылесосов. Их логика простая: раз страдали они, то и все остальные тоже должны помучиться. И вообще, не задолбалась — не мать! Те, кто помладше, просто взывают к инстинктам, ответственности и неким эволюционным процессам, которые из женщин и делают биороботов сразу после родов.

Вот, кстати, об ответственности. На нее же принято ссылаться «задним числом», и только если плохое уже случилось. Одни и те же люди умудряются сначала рассказывать, что они-то в семь лет сами в магазин через три дороги ходили и суп варили на всю семью, а потом обвинять в безответственности какую-нибудь мать, чьего девятилетнего ребенка сбила машина, когда он один возвращался из школы. А если он был и с мамой, это ее все равно не защитит от обвинений: ребенка надо было привязывать к себе веревкой, шарфом, силой мысли, материнским чутьем и памятью воды на худой конец.

Была бы мать, а в чем ее обвинить, всегда найдется. Не так воспитала, не так научила, легко одела, жарко одела, разрешает поздно гулять, строго ограничивает прогулки, оставила дома с отцом на 20 минут, оставила ребенка одного дома, завела собаку, отказалась заводить собаку, вышла вместе с ребенком на улицу, решила не вести малыша на прогулку, отдала в ближнюю к дому школу, отдала в школу за три километра от дома, не проконтролировала выполнение домашней работы, помогала делать домашнюю работу, не пришла на родительское собрание, слишком активно вела себя на родительском собрании. Я могу продолжать так много часов и остановлюсь не потому, что закончатся примеры, а просто из-за усталости.

Но пункт «оставила дома с отцом на 20 минут» заслуживает того, чтоб остановиться на нем подробнее. Я не раз и не два слышала рассуждения о том, можно ли доверить младенца отцу, у которого нет этого мифического материнского инстинкта и который, соответственно, скорее всего, просто не справится с ребенком. То есть это не у младенца есть двое взрослых, которые должны в равной степени о нем заботиться, а у женщины есть два человека, за которых она отвечает.

В этой жуткой картине мира есть мать, ответственная вообще за все и всегда, и весь остальной мир, который для нее одновременно и потенциальный источник проблем, и потенциальный источник претензий. Она должна одновременно оберегать ребенка от мира и мир от ребенка, и в этом невротичном царстве ей совершенно не с кем разделить ответственность, потому что отец ребенка — тоже часть внешнего мира, на который ответственность никак не может распространяться.

Но если женщина погрузится в это царство неврозов и будет неустанно следить за ребенком, в этом ее тоже обязательно обвинят. Для общества невозможно быть достаточно хорошей матерью, и это серьезная проблема, которая заслуживает отдельного текста.

Мать — это всегда самая удобная мишень. Возможно, мы таким образом как бы выдаем авансом прощение самим себе: мол, если что, то это не я ужасный человек, а меня просто мама плохо воспитала. И заодно уговариваем себя, что наши дети вырастут хорошими людьми и с ними ничего плохого не случится, потому что сами мы все делаем правильно. Но это так не работает.

Мир несправедлив, плохие вещи случаются с хорошими людьми, младенцы мучительно болеют и умирают, убийцы и насильники доживают до глубокой старости и безболезненно умирают во сне. Мы не можем повлиять на огромный пласт вселенской несправедливости, но вполне можем сдержаться и не добавлять в него ненависть к матерям. Начинать, конечно, страшно, но страх — это нормально. «Бойся, но делай», — я постоянно себе это повторяю. Вроде бы помогает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-30%
-30%
-20%
-47%
-50%
-99%
-5%
-15%
-10%
-35%