Анна Топилина /

«Большим женщинам» — большой секс, уверена наш колумнист Анна Топилина. Почему plus-size не отменяет интимную близость, а делает ее еще более яркой и чувственной — в этой колонке.

Нам говорят: секс — только для красивых людей. Нам говорят: если твоя внешность не вписывается в существующие идеалы красоты — ты навеки потеряна для большого секса, тебе будет сложно найти партнера и тебе стоит заметно понизить планку, чтобы на тебя в принципе кто-то «позарился». Нам говорят: похудей — и у тебя отбоя не будет от ухажеров и сексуальная жизнь твоя расцветет во всем своем великолепии. Нам говорят вредную чушь.

Большие женщины не только заслуживают отличного секса, они еще и вовсю им занимаются — что бы об этом ни говорило возмущенное большинство.

Наше общество безжалостно к толстым женщинам. Я могу дать руку на отсечение, что ни один из читающих этот текст не вспомнит навскидку ни одной серьезной сексуальной сцены в кино с участием толстой героини. Толстые показываются как асексуальные, смешные и жалкие персонажи второго плана, с завистью наблюдающие за тем, как их худые подруги бегают на свидания, и посвящающие все свое время влажным мечтам о прекрасном принце, который им, конечно же, никогда не достанется.

Послание вполне однозначно: если ты толстая — тебя невозможно хотеть, тебе нужно «зарабатывать» любовь и секс какими-нибудь другими умениями — например, добрым характером, умом или хозяйственностью, тебе нужно прятать свою сексуальность и подбирать любые крохи внимания, потому что те мужчины, которых хочешь ты, никогда на тебя не посмотрят.

С такими установками, летящими из каждого чайника, очень тяжело расти и формироваться как сексуальный субъект. Сложно изучать и познавать свое тело, когда ты убеждена, что с ним что-то фундаментально не так, что оно заранее проиграло другим телам. Сложно выставлять себя на «рынок межполовых отношений», зная, что твое тело — удобная мишень и что вместо комплиментов, свиданий и эндорфинов легко можно получить оскорбления и унижения. Сложно ходить на свидания и соглашаться на секс с новыми людьми, будучи уверенной в том, что эрекция партнера немедленно угаснет вместе со всеми его наполеоновскими планами, лишь только он увидит складчатый женский бок и растяжки на животе. Сложно заниматься сексом при свете, сложно расслабиться, сложно перестать думать о том, что твое тело — отпугивающее и отвратительное. Сложно не обесценивать своих партнеров и не считать их тайно неудачниками только потому, что они согласились на секс с тобой — а значит, были недостаточно хороши для других, «красивых» женщин. Очень сложно.

И вот тут важно остановиться, задержаться и подумать. Что именно лишает нас хорошего секса: наш вес или общественные ожидания, запрещающие нам нашу сексуальность, калечащие и ограничивающие ее? Ответ однозначен и дарит огромную свободу.

Наши тела, какими бы они ни были, созданы для удовольствия, созданы для близости. Как не бывает уродливых цветов, так и не бывает некрасивых человеческих тел. Каждое тело — прекрасно и способно получать и дарить огромное наслаждение, испытывать близость, сливаться в одно с другими телами, чувствовать свободу и восторг от этого слияния, чувствовать влечение, жажду и похоть.

К тому же секс — это не конкурс красоты, куда нужно долго квалифицироваться и откуда так легко быть исключенным, секс — это не соревнование. Секс — это в первую очередь человеческое взаимодействие. Один живой человек, тянущийся к другому в своей нагой уязвимости, в своем животном желании слияния, в своем человеческом желании близости.

И тут, кстати, именно на этом месте, наши толстые тела делают нам большое одолжение. Тот факт, что общество отказывается сексуализировать и объективировать толстых женщин, имеет огромный плюс: в итоге мы занимаемся сексом с мужчинами, которые видят в нас людей. Которые тоже считают секс взаимодействием двух личностей, которые не сводят нас к набору внешних черт, которые видят и вожделеют нас в нашей целостности — не фетишизируя и не объективируя. Которые возносят нас до небес и не боятся быть уязвимыми рядом с нами. И, поверьте мне, секс двух личностей всегда интересней театральной постановки, где каждый играет социально обусловленную роль. Постановки, где ему можно быть только сильным активным самцом без слабостей и чувств, а ей — нежной ланью, пассивно сдающейся на милость победителю.

А вот нам, большим и бесстыдным женщинам, — можно все. В тот момент, когда мы запрещаем оскорблениям и общественным ожиданиям нас определять, когда мы начинаем видеть настоящую, живую красоту наших тел, когда мы начинаем излучать эту красоту вовне, когда мы начинаем чувствовать и жить, вместо того чтобы выглядеть и казаться — мы становимся по-настоящему свободными. И именно в этой точке абсолютной свободы и начинается самый лучший секс. Не верите? Попробуйте сами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-15%
-30%
-30%
-50%
-10%
-21%
-10%
-50%
-25%
-30%