Наш колумнист Александр Зантович начинает утро вторника бодро, выступая сразу с несколькими опасными тезисами: институт брака появился благодаря проституции, разница между браком и блудом не всегда очевидна, а секс-работницам надо помогать. Давайте, покажите ему в комментариях.

Тема проституции — очень непростая. Потому что у меня нет ни одной знакомой проститутки. Наверное…

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Я однажды встречался с проституткой. В смысле, подвозил. То есть я думал, что просто мокрую девушку спасаю от дождя, а она думала, что работает. Ситуация вышла до того неловкая, что я так и не догадался расспросить, как ей живется. Но кажется мне, что не очень.

В нашем пуританском обществе жрицы любви почетом и уважением не пользуются. Это мягко говоря.

Помните, какой был громкий скандал на «Мисс Минск — 2013»? Там девчонок полишали корон и титулов только за то, что они танцевали go-go. Хотя злые языки, конечно, тут же продолжили логический ряд: где танцы, там и стриптиз, где стриптиз, там и эскорт, где эскорт, там и трасса. Все вокруг — наркоманы и проститутки!

Общественное мнение считает ночных бабочек людьми второго сорта. Что естественным образом отражается в языке. В русском сотни определений для девушек такого спорного рода занятий, и все они звучат оскорбительно. Шкура, мясо, давалка, спидоноска, шмара, потаскуха, дешевка, подстилка и так далее, и так далее. Согласитесь, такое в трудовой книжке не напишешь.

Но несмотря на лютую ненависть просвещенного человечества, они были, есть и, смею утверждать, будут.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Кто-то в шутку называет проституцию древнейшей профессией. Кто-то считает, что, вполне возможно, так и есть. Некоторые ученые доказывают, что предоставление сексуальных услуг за еду и защиту — важнейший этап эволюции. Еще до появления человека разумного такое изобретение избавило группы наших предков от постоянной борьбы между самцами за право владеть самками группы. Вместо этого каждая узколобая красотка проявляла благосклонность к отдельному узколобому самцу за еду. Между ними формировались отношения "проститутка — постоянный клиент", которые за тысячелетия переросли в моногамию, и наступили мир, порядок и земледелие.

Мне кажется забавным тот факт, что институт брака сложился из-за так называемых шлюх. Почему-то я не думал об этом, когда много лет назад произносил клятвы верности в загсе.

Гетеры были в Вавилоне и Древней Греции. Дома терпимости можно было найти по всему Древнему Риму. Причем в период расцвета его заката общественная разнузданность доходила до того, что в проститутки уходили даже дочери сенаторов. Говорят, супруга императора Клавдия тоже любила по ночам ускользнуть в бордель на часок-другой потехи ради.

Не угасала эта отрасль экономики ни в средневековую эпоху, ни даже в Советском Союзе, в котором, казалось бы, и секса-то не было.

Есть что-то похожее даже у животных. Самцы обезьян преподносят самкам в надежде на секс всякие дары. А богомолы — даже собственную голову.

Конечно, проститутки не всегда считались отбросами общества.

История знает немало примеров того, как, оттолкнувшись от этого, так сказать, социального дна, женщины умудрялись неплохо устроиться в жизни. Мадам Дюбарри стала фавориткой Людовика XV; Нелл Гвин стала актрисой и любовницей короля Англии; Таис Афинская вышла замуж за египетского короля и сожгла дворец Ксеркса; Мата Хари стала шпионкой; Настя Рыбка — просто звездой.

Фото: unsplash.com

С 80-х годов, когда набрало силу движение феминизма, начали звучать призывы считать проституцию вполне нормальной работой. Соответственно, сотрудницам домов терпимости следует предоставлять медицинское обслуживание, социальные блага и защиту от недобросовестных работодателей.

Но, как бы ни развивалась прогрессивная мысль, спроси любую домохозяйку, что она думает о ночных бабочках, и услышишь в ответ все тот же набор нелестной терминологии.

С особенным смаком мы обсуждаем сплетни о том, что та или иная певица или актриса пробилась наверх, к софитам и популярности, через постель. Мне доказывали, что Сандра Буллок была чемпионом США по минету. Рассказывали, что во время съемок фильма «Основной инстинкт» случилась оргия с Шэрон Стоун в главной роли. Что Кэмерон Диаз снималась в жестком порно. Ну а что группу «Стрелки» набирали из московского эскорта, так это как бы и не обсуждается. С российским шоу-бизнесом и так, мол, все понятно.

Новости такого рода будят в нас интерес и отвращение одновременно. Наверное, такую информацию называют пикантной. Как в чужом бельишке покопаться. Стыдно, но любопытно.

Но бог с ним, с шоу-бизнесом. Меня вот какой парадокс мучает. Как так выходит, что всем обществом, взявшись за руки, мы дружно порицаем проституцию и проституток, а они все равно есть? Ведь для того, чтобы греховный акт обмена секса на деньги свершился, необходимо как минимум два участника. Тот, кто продает (женщина или мужчина, неважно), и тот, кто покупает.

Почему мы все время фокусируемся только на предложении?

Ведь если все дальнобойщики будут проезжать мимо, все моряки — любоваться архитектурой портовых городов, бизнесмены в сауне будут мыться, а заскучавшие мужья станут покупать женам цветы, для девочек не останется работы. Предложение появляется потому, что есть спрос. Не наоборот! Это вам любой экономист скажет.

Исторический экскурс указывает на то, что спрос, похоже, был всегда. И, наверное, всегда будет.

И сдается мне, в этой истории не все так однозначно, как написано в Уголовном кодексе.

Ведь как работает мужская привлекательность? Если мужчина делает для женщины что-то хорошее, его сексуальность в ее глазах резко повышается. Мужчина может купить женщине шубу, айфон, белоснежный "Дэу Матиз", сережки, обручальное кольцо; починить кофеварку, прикрутить смеситель, отвезти машину на ТО, ребенка в детский садик; защитить свою женщину от хамства, хулиганов — не в этом суть. Материальные (или не очень) блага меняются на секс.

Так в чем же разница? Где граница между хорошо и плохо? Почему одно — это священные узы брака, а другое — блуд, разврат и мракобесие?

Фото: unsplash.com

Знаете, мне вот кажется, что просто у женщин есть то, что мужчинам очень нужно. Это чудесное во всех своих изгибах женское тело. Это роскошные шелковистые волосы. Это взмах игривых ресниц. Это улыбка, за которую сжигали города и бросали к ногам целые царства. Вот эта вся божественная сексуальность, такая опасная и такая манящая.

И мы очень хотим это все получить и готовы на многое.

Хорошо и классно, когда наши дары — это внимание, забота, понимание и любовь. Когда кроме секса есть полноценные отношения.

Но люди разные.

И всегда найдутся те, кто будет искать простых путей. Вместо «жили долго и счастливо» предложит запись альбома, корону конкурса красоты или просто достанет из бумажника сто баксов. И всегда найдутся те, кто даже такие, сугубо материальные, дары благосклонно примет. И вместо постоянной богини будет богиня по вызову.

Выходит, что проституция — вроде как некая норма, хотя и неприятно это признавать. Солнце желтое, трава зеленая, вода мокрая, а жрицы любви каждую ночь выходят на улицы.

Не нужно их осуждать. Защищать, помогать — да. У нас они вне морали и вне закона. А значит, и без прав. И это неправильно.

И когда я слышу, как поливают грязью продажных женщин, вспоминаю эпизод из российского фильма «Девятая рота». Помните, когда призывники встречались с Белоснежкой, один из них ей говорит: «Киприда, из моря выходящая. Вечно непорочная блудница. Богиня».

А затем все они падают перед ней на колени и целуют ее прекрасные обнаженные ноги…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-5%
-10%
-20%
-40%
-19%
-10%
-20%
-20%
-10%
-50%