• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Илья Колмановский — российский биолог, кандидат наук, лектор, но, пожалуй, главное — он проводник между наукой и людьми, которые от нее далеки, но хотели бы стать немного ближе. Его научные лекции — настоящее шоу, в котором он по полочкам объясняет, как работает наш мозг, чего хочет наш живот и как они вместе контролируют наши желания.

Фото: предоставлено организаторами научного шоу "Про плохое"
Фото: научное шоу про плохое в лектории «Прямая речь»

Про то, как гамбургеры берут в плен человека, и о том, когда мы будем жить больше ста лет, читайте в этом интервью.

— Илья, почему вы стали заниматься популяризацией науки? Почему это важно?

— Потому что мы живем в эпоху, когда достижения прогресса (как и побочные следствия вроде пандемий) имеют слишком тесное отношение к реальной жизни обычных людей и больше нет возможности считать, что нас не касаются области экспертного знания; что мы не можем и не должны иметь суждений и делать выбор в этой области. Каких экспертов слушать и какие делать выводы — вопрос выбора каждого из нас; пассивность — тоже выбор, и часто опасный.

— Когда вы поняли, что науку нужно и важно популяризировать?

Вскоре после защиты диссертации. Дело не только и не столько в том, что можно и нужно. А в том, что очень интересно: у меня появилась привилегия — заниматься одновременно самыми разными областями, говорить с учеными со всего мира, иногда передавая им мнения коллег и с просьбой о комментарии. И самое интересное: общественный разговор, который больше некому начать, кроме популяризатора.

— Почему люди доверяют лженауке или блогерам больше, чем ученым?

— Необязательно. Лженаука действительно часто обещает много бонусов: излечение, простое объяснение там, где его нет, умение предсказывать вещи, которые сложно предсказать. Одним словом, несет в себе все преимущества воровства перед честным трудом. Но люди, по-моему, постепенно наедаются этим фастфудом — и начинают ценить менее калорийную, но более надежную и питательную «пищу», сделанную на кухне, где верят в существование истины, и доказуемость, доказательность.

Фото: предоставлено организаторами научного шоу "Про плохое"
Фото: научное шоу про плохое в лектории «Прямая речь»

— Сейчас только и разговоров, что о коронавирусе. Раньше СМИ также много писали про вирусы эбола и зика. Почему мы так боимся новых заболеваний?

— Потому что наука предсказывает, что они могут нанести нам серьезный вред.

— Откуда появляются теории заговора относительно того, что вирус вывели в лаборатории злые ученые по заказу фармацевтических компаний?

— Из-за того, что человеку с его социальным интеллектом проще и менее страшно представить себе человека, стоящего за какой-то бедой, чем бездушную и неумолимую стихию, особенно стихию случайности — как в случае с мутациями вирусов.

— Какие самые популярные ложные научные факты гуляют по интернету сейчас? Может, есть что-то, что вас больше всего раздражает?

— Наверное, вера в гомеопатию. Но, кстати, я вижу, как борцы с «фуфломицинами» набирают силу и голос — я верю, что скоро препараты, не доказавшие эффективность в серьезных исследованиях, окончательно потеряют доверие людей.

Фото: предоставлено организаторами шоу "Про плохое"
Фото: научное шоу про плохое в лектории «Прямая речь»

— Вы приезжаете в Беларусь с лекцией для детей «Про плохое», где расскажете про вред сахара, соли, жира, сигарет и алкоголя. Чему еще будет посвящена эта лекция?

— На самом деле это не лекция про вред. То есть да, про вред — но речь идет о потенциальной опасности веществ, которые люди неизбежно употребляют; а когда вред неизбежен — важно убрать панику и истерику, уйти от идеи полного запрета, иначе нет никакого смысла внимать предостережениям, и такие запреты не работают. Моя задача — рассказать увлекательную историю о том, как развиваются отношения нашего мозга и разных быстрых и простых «наград», о толерантности, когда мозг привыкает к определенному уровню, например, сахара, и уже не рад ему, и требует больше. Эти восходящие спирали (особенно знаменитые по алкоголю и сигаретам, но не менее опасные для сахара, соли и жира) — вот с чем должен научиться иметь дело современный человек, в первую очередь — осознавая, что происходит с ним, отслеживая свои реакции и стремясь к осознанности.

— Растет ли на постсоветском пространстве количество детей с ожирением?

Растет. В мире, и в России и в Беларуси происходит глобальная эпидемия ожирения, которое повышает риск развития диабета второго типа, инфаркта и инсульта.

Фото: предоставлено организаторами научного шоу "Про плохое"
Фото: научное шоу про плохое в лектории «Прямая речь»

— Почему сегодня, когда еды достаточно, мы продолжаем есть калорийные продукты, а обычную еду не любим?

Это древний инстинкт. Мы — потомки чемпионов, чей мозг умел лучше и проще всего находить калории и запасать. Все, что дольше и сложнее жевать и переваривать, ценится меньше.

— Почему, несмотря на переизбыток вредной еды, продолжительность жизни людей на планете растет?

— Растет только в тех странах, где нарастает уровень базовой гигиены и базовой медицины. А в развитых странах не растет уже 30 лет: мы уперлись в максимум возможностей достижений сегодняшней медицины.

— Насколько в будущем продолжительность жизни у людей вырастет?

— Нужны радикальные прорывы в науке, без этого люди будут жить не больше 100 лет. Другое дело, большой заслугой будет работа правительств, которые максимально повысят долю доживающих до 100 лет людей — это вопрос, в первую очередь, организации здравоохранения.

-10%
-50%
-10%
-12%
-10%
-40%
-10%
-50%
-20%
0069165