• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Ольга Примаченко /

В прошлом выпуске наш автор Ольга Примаченко рассказала о том, что такое интуитивное питание и как оно помогает худеть без диет и тренировок. Сегодня поговорим о непреодолимом желании что-нибудь съесть, которое не обусловлено физическим голодом.

avatars.mds.yandex.net

Иногда это попытка справиться с сильной эмоцией: «заесть ее», заглушить — или съесть столько, чтобы не чувствовать вообще ничего, «онеметь»; иногда — способ отвлечься от грустных мыслей или оттянуть начало неприятного дела; иногда — просто скука или доступность еды.

Вот наиболее типичные ситуации, когда очень легко переесть и даже этого не заметить.

Еда за просмотром сериала, чтением книги, листанием соцсетей в телефоне

giphy.com

Мгновенно теряется фокус, вкус пищи не чувствуется, ощущается только движение челюстей: хрум-хрум-хрум. Ты вроде что-то в себя запихиваешь, но что — не осознаешь, не смакуешь. Замечаешь, что переела, лишь когда еда начинает неприятно давить на стенки желудка, и это неприятное ощущение срабатывает как запоздавший сигнал «хватит».

Когда еда — это способ взять «легальную» передышку

obedofis.su

Мы выросли в культуре, где сесть и посидеть, ничего не делая, — то есть просто отдохнуть! — нельзя. Это обязательно нужно совмещать с какой-то «разрешающей-ничего-полезного-не-делать» деятельностью, например едой (все легально: ты занят — ты ешь!).

Помню, как каждые выходные в мои «от 12 и старше» уже с утра что-то драилось-мылось-вытиралось, а в воздухе немым укором висел вопрос: чем это ты таким «полезным» занимаешься, если не помогаешь? (Тоскливая обреченность не меняющейся годами рутины: если мама бралась за тряпку, выходной был потерян у всех.)

А если наравне со всеми сражаешься с сервантом и книжными полками, то законный перерыв — только на перекус, и дальше снова в бой. Вспомните родителей, у кого они из деревни: там же тоже отдых был только на «поесть» между колхозными бураками, сенокосом, огородом, сбором колорадских жуков и подъемом в пять утра за ягодами.

Так формируется стойкая ассоциативная связь «отдохнуть = поесть», которая сейчас трансформировалась в «сериал = поесть», «книжка = поесть», «передышка на работе = кофейная пауза = поесть», «ребенок уснул = поесть», «устал = поесть». Просто так сесть и выдохнуть нельзя, надо обязательно это чем-то узаконить. Вот еда и становится причиной, достаточно уважительной, чтобы не придираться.

Это очень, очень непросто — разрешить просто сесть и отдохнуть, не обращая внимания на внутренний монолог про «лень» и «черную неблагодарность». Как говорится (а точнее, слышится): «Ты уже либо кофе пей с булкой, либо работай — что уселась-то?»

Семейное или дружеское застолье

giphy.com

Потому что множество вкусных неповседневных блюд, которые хочется попробовать: еда к празднику как отдельный праздник, волнующее многообразие, недоступное в обычной жизни. Именно этот голод — по богатому выбору — и утоляется. Все хочется попробовать, максимальное количество вкусов испытать.

В гостях отдельным удовольствием становится еще и то, что это не тебе пришлось стоять у плиты, продумывать меню, закупаться продуктами и вообще готовить. Такое же ощущение в кафе или ресторане. Только если в гостях часто переедают, чтобы не обидеть хозяйку (вредная культурная традиция, равно как и принуждение «накладывать побольше» и «вот это еще обязательно попробуй»), то в местах общепита — потому что «уплочено» и жаба душит оставить полтарелки вкуснейшей пасты. То есть за дискомфортное эмоциональное чувство «жалко недоесть» здесь и сейчас мы расплачиваемся сонливостью и неприятной тяжестью в животе получасом позже. (Спойлер: однажды можно перестать это делать.)

Доступность / наличие любимой еды

wclub.ru

«Если есть — надо съесть!» Желание, в основе которого часто лежит опыт пережитого когда-то дефицита пищи (когда еды не было, было очень мало или когда ее количество строго ограничивалось диетой). Военное поколение, а потом и наши родители, мягко сказать, не имели возможности переедать (исключения, безусловно, возможны). Нас (я сейчас про поколение 30-летних) тоже в детстве сладостями особо не баловали — не было такого манящего разнообразия, как сейчас. Конфеты (по-настоящему вкусные конфеты — шоколадные, а не какие-нибудь леденцы или карамельки) были роскошью и появлялись в доме по праздникам. А если семья была большая, то клювом в ней щелкать было нельзя: или не зевай, или оставайся голодным. Так и закрепилось: 1) сладости = праздник (а праздника никогда не бывает много); 2) если какая-то вкуснотища доступна, надо постараться быстрее ее прикончить, чтобы не остаться ни с чем.

Есть и еще одна причина, на первый взгляд парадоксальная и крайне редко осознаваемая: иногда человек, особенно привыкший сидеть на диетах и постоянно что-то себе запрещать, начинает еды бояться (ведь именно она — причина срывов и уходов в зажор с последующей волной ненависти к себе за «слабость»). И этот страх настолько невыносим, что «враг» попросту «уничтожается». Лучше съесть прямо сейчас, чем носить в себе тягостное ожидание «когда рванет». (О вреде диетического мышления мы еще обязательно поговорим.)

Еда как компенсация «страданий» за физические нагрузки

После ударной тренировки в зале или активных бытовых работ (пололи, копали картошку, делали генеральную уборку) еда представляется как награда за труд. Это кто не работает, тот не ест, а ты поработала — и теперь имеешь полное право!

Кстати, было интересное исследование, проведенное с участием женщин 45−75 лет с избыточным весом и находящихся в менопаузе, которое показало, что те из них, кто проводил в тренажерном зале по 1−3 часа в неделю с персональным тренером похудели не больше, чем женщины из контрольной группы, которые не занимались вообще. Срабатывал психологический эффект компенсации: ну я же занимаюсь — значит, имею право наградить себя за старания.

Еда как утешение

takprosto.cc

Есть еда, которая для нас психологически комфортна — например, она ассоциируется у нас с детством (мамины пельмени, папин плов, бабушкин хворост) и дарит чувство радости и покоя, надежной стены из теплых и добрых воспоминаний, за которой хочется спрятаться от тревог.

О заедании эмоций очень здорово написала в своей книге «On Eating» известный английский психоаналитик и психотерапевт Сюзи Орбах, один из крупнейших специалистов по работе с проблемами пищевого поведения (именно она когда-то лечила от булимии принцессу Диану):

«Если вы едите, когда на самом деле хотите плакать, ваши слезы так и останутся невыплаканными. Если вы едите, когда вы злитесь, вы проглатываете чувства, которые нуждаются в том, чтобы быть выраженными. Если вы едите, когда чувствуете себя потерянными, вы можете потерять еще больше. Возможно, вы вообще „не голодны по еде“. Возможно, у вас голод по объятиям, слезам, сну, отдыху, любви, болтовне с другом. Еда может сделать другой голод более тихим, успокоить на мгновение, но не удовлетворить его: когда вы закончите есть, вы его снова почувствуете. Еда, которую вы едите, чтобы временно подавить свои эмоции, не может в действительности сделать это. Единственный, кто может успокоить непростые эмоции, — это вы, а не еда» (перевод Л. Колесниковой, на русском книга не издавалась).

Еще более метко выразилась Джанин Рос, автор многочисленных бестселлеров о психологии питания: «Жизнь можно вытерпеть и без постоянного праздника живота». Но над этим нужно работать.

giphy.com

О том, как помочь себе не терять осознанность в еде и не переедать, — в следующем материале.

Продолжение следует.

-20%
-20%
-22%
-10%
-21%
-20%
-20%
-20%
-20%
-50%
-10%
0063297