Анна Петрова /

Появление на обложке Cosmopolitan плюс-сайз-модели Тесс Холлидей навело, конечно, шороху. Начиная с ожидаемых комментариев в духе «не хочу видеть эту мерзость» и заканчивая тем, что обложку назвали опасной для общества. Мотивируют это тем, что она служит пропагандой ожирения.

instagram.com/tessholliday / Тесс, которая и стала инфоповодом

Давненько ни на кого не выливалось столько агрессии, злобы и ненависти. И «она жируха, а не плюс-сайз, плюс-сайз — это просто чуть-чуть полненькие» (ага, сорок шестого размера). И «бедные женщины, глядя на эту обложку, будут думать, что лишний вес — это нормально» (да, нормально вообще-то). В обсуждениях модель ставят на одну ступень с насильниками («они же тоже имеют право на существование, потому что не могут контролировать свои импульсы»). Ее сравнивают с наркоманами, алкоголиками и заядлыми курильщиками. Признавая худобу как единственный вариант нормы, забрасывают полных людей в какое-то гетто, в какую-то отдельную категорию недолюдей, которых нужно запретить или хотя бы изолировать — чтобы своими видом они не оскорбляли чувство прекрасного ранимых натур.

«Она без стеснения позирует в купальнике», — пишут СМИ о Тесс, и такие заголовки еще больше подчеркивают тот факт, что такой фигуры, в принципе, надо стесняться — так принято.

И если почитать обсуждения в соцсетях, становится понятно, что такого мнения придерживается практически каждый. Проблема есть, она глобальна: мы живем в обществе, которое очень недружелюбно к лишнему весу. Наше общество фэтфобно.

bigpicture.ru / Эми Шумер и Сирена Уильямс в календаре Pirelli 2016

Никого не гнобят в школе больше, чем полных детей. «Толстяк», «жирдяй», «жиртрест», и это уже с самого детства — стыдиться своего тела, обзаводиться не только проблемами психологического плана, но и ограничивать свои возможности, стесняясь пойти заниматься, например, танцами.

На каждом углу нам предлагают избавиться от лишнего веса, убрать живот, убрать складки, убрать целлюлит, подготовить тело к пляжному сезону, потому что с обычным телом выйти в купальнике на люди стыдно.

Люди годами сидят на жестких диетах, ненавидят собственное тело, считают себя толстыми в сорок четвертом размере.

Посмотрите, женщины и еда — это же целая отдельная культура, завязанная именно на боязни набрать лишний килограмм. Нельзя есть после шести, нельзя есть мучное, нельзя есть жирное, сладкое, нельзя есть на свиданиях, нельзя есть. Фото полной женщины с едой — это практически всегда «фу».

zozhnik.ru

«Как ты похудела» — это всегда комплимент.

Полные люди дискриминируются везде. Врачи первым делом советуют им похудеть («ну что же вы хотели с вашим-то весом»), в магазинах попробуйте найти адекватный ассортимент вещей больше сорок восьмого размера, работодатель зачастую сделает выбор в пользу более стройного соискателя — считается, что худые люди красивее, успешнее, в общем, будут и работать лучше.

В романе Чимаманды Нгози Адичи «Американха» главная героиня, нигерийка, живет в Соединенных Штатах и встречается с белым мужчиной. Однажды он видит у нее на столике глянцевый журнал для афроамериканок (единственный на территории США) и говорит, что он однобок в расовом отношении. Героиня ведет мужчину в книжный, вываливает перед ним кучи женских журналов и предлагает сосчитать черных женщин. Так вот, это очень хороший пример, который применим не только к расизму, но и к другим видам дискриминации.

Раскрыть глаза и сосчитать. Образ толстых людей: в фильмах, на телевидении, в журналах, их много? Они или комичны, или это «фото до счастливого преображения».

И вот на обложке появляется полная модель, и оказывается, что это опасно для общества.

А как же изнанка худобы и модельной внешности?

talkyland.com

Когда предел мечтаний девочек-подростков быть моделью, завидовать тем, кто высокий, худой и вписывается. Когда они доводят себя до анорексии, попадают в психиатрические клиники, на всю оставшуюся жизнь зарабатывают себе расстройство пищевого поведения. Одноклассницы моего ребенка через одну годами сидят на жестких диетах. Не рано ли? И не опасно ли это для общества?

Мир принадлежит худым, наш угол зрения смещен настолько, что одна-единственная обложка — это капля в море по сравнению с такой глыбой, как глянцевая индустрия с миллионами одинаково стройных женщин.

Никто не будет воспринимать эту обложку как прямое руководство к действию, никто не побежит зарабатывать себе 155 кг. Но есть вероятность, что такое расширение рамок даст возможность, например, подросткам не чувствовать себя некрасивыми толстухами, увидеть, что есть разные тела, разные размеры, разные пропорции, и худоба не единственный вариант нормы, что несоответствие глянцевым стандартам — не трагедия, что с этим можно жить, и даже вполне себе счастливо.

-50%
-30%
-10%
-10%
-15%
-25%
-10%
-20%
-20%
-20%