Анастасия Пеньевская /

Мы рождаемся разными и проходим через разные контексты, тем не менее для нас существуют определенные нормы и стандарты. Они диктуют, какими надо быть, чтобы вписываться в современное общество. С этим сложно не считаться, ведь следование принятым образцам — залог успешной социализации.

Получается конфликт: формально у нас есть право быть разными и думать по-разному, но зачастую безопаснее быть как все. Не вписаться в общество, стать изгоем — согласитесь, это страшно. Совсем немногие решаются на это, потому большинство людей все же принимает стандарты.

thebalance.com

Стандарты красивой внешности очень влиятельны. У нас с детства появляется установка, пусть даже неосознанная, что внешняя оболочка важна. Этому учит культура, куда деваться. Мы уверены, что красота повышает шансы человека на благополучную жизнь. И ведем себя соответственно: постоянно оцениваем свою и чужую внешность.

Особенно несладко приходится тем аспектам внешности, которые можно менять. Например, все понимают, что ноги колесом или короткая шея с вероятностью в 99,9% останутся такими до конца жизни. И лучше поскорее научиться принимать эти части тела. А вот изменяемые параметры тела, похоже, никогда не будут оставлены в покое. Уйдет мода на одни модификации — придет другая, а мы будем подстраиваться. Ну или нет, в зависимости от того, как много умов завербует новомодное течение бодипозитивизм. Причем список доступных изменений тела со временем только расширяется: одни уже кажутся обычными (увеличение губ), а другие пока остаются диковинкой (как операции по изменению длины конечностей).

plastichno.com

Но речь пойдет не о хирургическом вмешательстве во внешность. Мораль пока не дошла до того, чтобы «пластика» считалась чем-то похвальным и ее рекомендовали всем и каждому. Но кое-что мы в состоянии исправить и без ножа, и к этим вещам люди относятся совсем по-другому.

Один из таких параметров — вес тела. Им более чем реально управлять, если этому не мешает состояние здоровья. Этой податливой телесной «настройкой» живо интересуется общество: сочиняет предписания и рекомендации, разбивается на разные лагеря мнений.

Почему вопрос веса настолько важен? Почему здесь не руководствуются простой логикой: если человек полный, значит, он сделал выбор быть полным. Если худой — опять же, его выбор сделан, да и только. Кивнули с пониманием и разошлись по своим делам. Ан нет.

Рассмотрим несколько наиболее вероятных причин, почему чужой вес не дает нам покоя.

Полнота — это нездорово?

Против полноты есть два популярных аргумента. Некрасиво — раз, вредно для здоровья — два. Первый аргумент все еще жизнеспособен, несмотря на возрастающую популярность бодипозитивизма.

Второй — про здоровье — вызывает намного больше уважения хотя бы тем, что здоровье действительно важно. Именно оно составляет основу благополучной жизни, а не внешность. Тем не менее аргумент «нездорово» нередко оказывается не более чем лукавством. Откуда такой вывод?

Что движет человеком, который впадает в депрессию от семи «лишних» килограммов и упрямо с ними борется? И человеком, который указывает другому на его «лишние» семь килограммов? Забота о внешности.

Действительно ли семь килограммов способны драматично сказаться на состоянии здоровья? Нет, нет и нет. Более того, никакого физического дискомфорта может не быть и при +10, +15 килограммах.

Итак, в случае некритичного плюса к норме разговоры о здоровье — не более чем благородное прикрытие для посылов «ты портишь свою внешность», «ты совсем разленился» и т.д.

В нашей культуре принято принимать меры, как только тело начинает отдаляться от стандартов красоты. Тогда тебя похвалят, тобой восхитятся. И никто не делает этого с мыслью, будто эти пять кило дают нежелательную нагрузку на сердце. Если же человек заметно пополнел и ничего не предпринимает по этому поводу, принято намекать ему о целесообразности похудения. Намеки могут быть как мягкими и заботливыми, так и жесткими, издевательскими.

i.ytimg.com

Другое дело, реальное ожирение, из-за которого организм получает многочисленные перегрузки. Тут действительно впору побеспокоиться о себе или о близком. Но давайте будем честными: чтобы поправить здоровье, не обязательно худеть до общепринятой стройности. Сколько полных людей начинало худеть ради здоровья и доводило себя до истощения?

А если полный человек абсолютно безразличен или вообще незнаком? Мы видим его раскрасневшееся, вспотевшее лицо, слышим тяжелое дыхание, и это трогает наши чувства. Но что мы чувствуем? Подлинное сострадание или просто дискомфорт от того, что кому-то рядом плохо?

Наблюдать какие-либо проявления болезни у других морально нелегко. А если болезнь вызвана равнодушием и беспечностью самого больного, возникает скорее презрение и раздражение, чем сочувствие. Вероятно, через эту призму воспринимается обществом и ожирение. Сам виноват — не будет тебе ни сочувствия, ни уважения. Более того, в какой-то мере ожирение приравнивается к саморазрушению подобно алкоголизму или наркомании. А последствия саморазрушения уж точно не встречают никакой жалости.

Итак, практически (!) со всех углов зрения, забота о здоровье — социально приемлемое прикрытие для настоящих мыслей и чувств.

Элитарность стройности и изгои

Судя по всему, стереотипы о подобающем весе тела оказываются намного сильнее благоразумия. Они предписывают нам, что есть нормальный вес, что — лишний, а что — недостаточный. Причем лишним весом может называться чуть ли не любой плюс к «нормальному»: от 1,5 килограмма до бесконечности. А после определенной черты приставшие килограммы превращают нас в «полных».

Недостаток веса тоже осуждается, но многие из двух зол выбрали бы именно его, а не полноту. Почему? Элементарно! Каким бы тощим ни был человек, он все равно будет намного ближе к стандартам красоты, чем полный. Посмотрите на подиумных моделей и поймете почему. Конечно, сегодня набирает популярность и plus-size моделинг, но он пока не стал примером для повального подражания.

fashionzilla.net

Так как полнота нежелательна, от нее, как мы выяснили, нужно избавляться. Или хотя бы выражать такое желание. Вы замечали, как некоторые люди годами сетуют на свою полноту, порой предпринимая непродолжительные и бесплодные попытки похудеть? Ничего не меняется, зато отношение окружающих более благосклонное: хотя бы пробует!

Если же полный человек вообще не собирается худеть, значит, он и так доволен своей внешностью. Этим он как бы отрицает элитарность стройности. Почему элитарность? С одной стороны, стройность в обществе ценна и одобряема. С другой — труднодостижима. Все, кому удалось ее добиться, подтвердят. Причем похудеть обычно не так трудно, как удержать достигнутый результат. В силу физиологических причин.

Так вот, сочетание важности и труднодостижимости делает стройность элитарной. Статус элитарности, как многие знают из маркетинга, наделяет вещи удивительно сильной привлекательностью. Заполучить элитное тело трудно, но почти все об этом грезят. Быть стройным — повод для гордости и для ощущения собственного превосходства.

Довольство собой полного человека закономерно вызывает непонимание и раздражение — именно поэтому под материалами о моделях плюс-сайз закономерно появляются десятки гневных комментариев.

Стройность для таких женщин не авторитет, они и так чувствуют себя красивыми и счастливыми. А, как известно, почтение перед авторитетом — распространенная причина для разжигания войны. В данном случае — войны с полными.

Более того, авторитет стройности настолько силен, что становится нормой для большинства. Соответственно, инакомыслящее меньшинство превращается в изгоев. А людям свойственно что? Правильно, травить тех, кто отбился от стаи. Именно это и происходит между стройными и полными людьми во многих случаях.

changeme-app.com

И все же, полные люди в последнее время все громче заявляют о своих правах на красоту. Такое расшатывание стандартов вызывает немало беспокойства: если рамки удастся расширить до бесконечности, общественная значимость внешности упадет. С соответствующими последствиями для многих, многих областей. Но пока заигрывание модной индустрии с полнотой все равно ограничено какими-то стандартами: кукольным личиком модели, отсутствием целлюлита, относительно тонкой талией.

В других раздражает то, что не можем принять в себе

Полнота сильно раздражает вчерашних полных, сумевших похудеть. Раздражает и самих людей с лишним весом. И те, и другие убеждены, что жизнь в полном теле несчастна. Просто одни уже избавились от полноты, а другие пока нет. А вот стройные от природы люди с меньшей вероятностью станут нападать на полных. На них никогда не давили стереотипы о фигуре, их тело всегда соответствовало канонам. Им не за что ненавидеть полноту, она не портила им жизнь. Хотя некоторые люди из-за своей природной худобы могут считать себя особенными.

Такая ситуация иллюстрирует психологический закон: в других нас раздражает то, что мы не любим в себе. Видя свои недостатки со стороны, мы бесимся, потому что сами себя за них не уважаем. Отношение проецируется и на другого. Даже если нам удалось исправить недостаток, раздражение никуда не уходит. Мы думаем: я смог, хотя мне было трудно, и ты мог бы поработать над собой, а тебе все равно!

Причем недостаток полноты — не только во внешнем несовершенстве, но и во внутренней слабости, которую автоматически приписывают полным людям. Нежелание худеть рассматривается как лень и слабоволие. Эти качества в той или иной степени присущи всем, и с ними принято бороться. Или как минимум не потакать. Быть полным — значит сдаваться своим слабостям, а это вызывает раздражение.

Несмотря на все причины агрессии, границы понятия «стройность» все же расширяются. Оно уже не подразумевает подросткового телосложения у взрослой женщины. Силуэт у нового идеала остается изящным, а талия тонкой, но вот грудь и ягодицы становятся выпуклыми. Эта мода популяризирует занятия фитнесом как средство достижения красивой и здоровой фигуры. И пускай некоторых нервирует повальная гонка за ростом ягодиц, такие стереотипы о красоте хотя бы немного адекватнее предыдущих.

Материал подготовлен психологом и фитнес-тренером Анастасией Пеньевской

-20%
-10%
-20%
-50%
-15%
-20%
-15%
-25%
-80%
-10%