• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Популярный клинический психолог Юлия Лапина перевела статью Virgie Tovar: Fat Activist, Sexologist & Author об универсальном оскорблении «ты страшная», о страхе быть толстой и о том, почему полные женщины становятся объектами ненависти. Посвящается всем, кого своими упреками ранили самые разные люди.

Фото: @virgietovar

«Однажды ты просыпаешься утром и обнаруживаешь, что некто по имени Мириам Хиндс ровно в 07:32 отправила тебе по электронной почте полное ненависти письмо. В заголовке письма зловеще стояло слово «Правда». Мириам сразу перешла к делу: «Ты отвратительная, отталкивающая, нереально жирная и страшная…».

Возможно, вас удивит тот факт, что я не стала читать дальше этой фразы. У Мириам, которую я раньше называла Мим (поскольку одно время мы дружили), явно был плохой день. Это так странно получать подобные письма. Каждый человек, которому в лицо бросают такие оскорбления, чувствует, будто внутри него что-то обрывается. Но потом шок и разочарование растворяются в понимании факта: я просто имею дело со слепым фанатизмом.

Слова Мим всколыхнули воспоминания.

Очень и очень давно я была убеждена, что я страшная, потому что толстая. Я была уверена, что те проблемы, с которыми я столкнулась — одиночество, ненависть к себе, чувство ничтожности, тревога и ощущение, что мне нигде нет места, — все их можно было бы решить, если бы только я была симпатичной.

Симпатичная и худая для меня звучали как синонимы, и поэтому я бросила все силы на то, чтобы стать симпатичной, то есть похудеть. Я вложила все ресурсы, что у меня были, в эту цель. Я была уверена, как и многие женщины, что быть симпатичной — это цена, которую мы должны платить за свое существование в этом мире.

Проблема такого подхода в том, что я не видела всю картину. Толстым женщинам постоянно говорят, какими бы «симпатичными» они были, если бы только стали поменьше. Таким образом, красота является как бы пропуском к удовлетворению базовых человеческих потребностей; пропуском к возможности ощущать себя полноценным человеком, к счастью, к любви.

Фото: @virgietovar

Но тем не менее, фэтфобия — это не про то, красивая я или нет. И не про то, хотят ли люди со мной встречаться или заниматься сексом. Фэтфобия — это про контроль над жизнями определенной группы людей. Цель — контролировать всех людей вообще.

Правда в том, что поведение Мим не имело ничего общего с тем, как я выгляжу. «Страшная» — всего лишь слово из гендерного языка, которое она употребляет, чтобы напугать меня тем, что я не подхожу под социальные ожидания, которые общество установило для меня как для женщины.

В нашей сексистской культуре женщины — это граждане второго сорта. Женщин учат обменивать свои тела на доступ к романтическим отношениям с мужчинами (и учат их, что это то же самое, что и любовь).

Именно женщинам культура предлагает целый набор ритуалов, которые на самом деле ничего нам не дают, но рекламируются как путь к счастью. В этом случае сказать женщине, что она «страшная», равносильно тому, что сказать ей: «В рамках этой культуры ты бесполезна».

Мим отправила мне эти слова ненависти, не потому что она лично не хотела идти со мной на свидание и не потому что без этого письма мои фото были бы в обязательном порядке напечатаны на ее настольном календаре, и она бы лицезрела каждый месяц мое новое фото со вкуснейшим десертом и новой чихуахуа у меня под мышкой.

Нет, она отправила мне это письмо, потому что я представляю угрозу ее образу мыслей и ее пониманию того, как этот мир работает.

Фото: @virgietovar

Она отправила мне это письмо, потому что моя легкость существования в своем толстом теле представляет для нее угрозу перемен. И если она дружит с тем, как сегодня относятся к женщинам и женскому телу, ей есть чего бояться. Потому что я очень хочу изменить существующую культуру.

Я хочу изменить то, как обращаются с женщинами.

Я хочу изменить то, как женщинам разрешено видеть свои жизни.

И я на самом деле хочу видеть мир, в котором люди несут ответственность за методы, которые выбирают, чтобы справляться со своими тревогами, а не действуют в интернете как последние социопаты.

И да, когда культура меняется, для людей возникает реальная угроза того, что все инвестиции, которые они вложили в поддержание существующего отношения к женскому телу, окажутся бессмысленными. Для некоторых страх потери гораздо сильнее, нежели желание чего-то лучшего и более справедливого.

Важно понимать, что выражение ненависти — это способ адаптации. Нападающий на вас человек выбирает язык, на котором обращается к вам, в зависимости от своего пола, расы и сексуальности. Он делает это, чтобы втолкнуть вас в свою картину мира и все для него вновь стало «нормально».

Фэтфобия нацелена на женщин и именно поэтому принимает форму разговоров о внешности. Внешность — поверхностный слой, за которым прячется фанатизм.

И если мы окончательно примем, что фэтфобия это всегда форма фанатизма, мы сможем увидеть, что ненависть — это ответственность преступника, а не жертвы. Когда кто-то нападает на вас из-за того, как вы выглядите, — это поведение слепого фанатика. Не попадайтесь в плен социальных стереотипов.

Фото: @virgietovar

Ведь проживание жизни в страхе перед такими фанатиками всегда ведет к тому, что мы становимся жертвами. И это замкнутый круг! Мы подчиняемся идеологии фанатиков, и это запирает нас в причиненной ими боли.

И наконец: когда вы знаете, с чем имеете дело на самом деле, вам проще отстаивать свою позицию. Будьте честны с собой. Что же на самом деле пытаются сделать с вами все эти бесконечные Мириамы? Поставить вас на свое место любой ценой, чтобы они сами никогда не почувствовали дискомфорт. И вы с этим смиритесь? Я — точно нет.

И хотя мы с Мим вряд ли уже пойдем вместе в ближайшее время за обтягивающей неоновой розовой юбкой, я хочу, чтобы вы знали: в следующий раз я буду демонстрировать свой живот специально для нее и для всех тех, кто думает, что может использовать мое тело против меня.

-20%
-30%
-20%
-30%
-30%
-20%
0065385