108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  2. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  3. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  4. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  5. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  6. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  7. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  8. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  9. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  12. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  13. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  14. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  15. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  16. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  17. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  18. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  19. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  20. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  21. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  22. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  23. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  24. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  25. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  26. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  27. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  28. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  29. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  30. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное


/

Миллионы идеальных женских образов в журналах, кино, в социальных сетях. Ретушь, фильтры, профессиональная постановка света и талантливые фотографы. А как это влияет на восприятия нами своего собственного тела?

Мы приводим мнение психолога Юлии Лапиной, которая объясняет, почему медиа и модная индустрия должна как можно чаще использовать образы обычных женщин.

Почему в историях о вампирах подчеркивается, что они не отражаются в зеркалах? Потому что есть архетип, что монстров не должны видеть. Чудовища должны прятаться от дневного света и взглядов людей. Чтобы сделать из человека монстра, достаточно лишить его «отражения». Мы так устроены, что не можем видеть себя со стороны, без отражений в зеркалах и глазах других людей — даже исходя из анатомического расположения глаз. Сегодня в эпоху интернета медиа в самом широком смысле наше основное зеркало мира.

Самые обычные женщины не видят своих отражений на страницах журналов, в кино, в соцсетях — это дает им ощущение, что естественные процессы тела — растяжки, изменившаяся форма груди и тела есть нечто, чего нужно стыдиться и прятать, никому никогда не показывать и считать это «монстром».

Интересно, что в мартовском номере далекого доцифрового 1998 года пионер глянца Cosmopolitan предпринимает, наверное, первую попытку поговорить о том, как глянцевый мир отрывается от реальности и публикует материал «7 обнаженных девушек довольных собой», который вызывал очень горячую дискуссию у читателей ровно в рамках того же спектра, что и сейчас, почти 20 лет спустя, от «фу, ужас, это как такое можно показывать» до «завидую их смелости и уверенности в себе».

Это были фото самых обычных девушек немодельной внешности разного роста и комплекции, которые не постеснялись раздеться, чтобы напомнить о разнице между телом реальным и телом с картинки. С тех пор попытки подобных экспериментов появлялись в глянце, но явно не создавали тренда, а скорее, наоборот, имели привкус рубрики в стиле желтых газет «зазеркалье». И это объяснимо — такие материалы могут продавать журнал, лишь когда они исключение из калейдоскопа глянцевых тел, но не когда эти обычные тела присутствуют в журнале на равных.

Очень точно этот дисбаланс «глянец/реальность» подметила Хелен Филдинг в своей книге «Бриджит Джонс без ума от мальчишки»:

«…Впрочем, даже разодевшись в пух и прах и нанеся на лицо полную «боевую раскраску», многие женщины продолжают считать, что выглядят совсем не так, как могли бы.

Посмотрите на моделей, красующихся на рекламных плакатах. Можно подумать, будто мы живем на планете, населенной низенькими толстенькими зелеными человечками, среди которых лишь изредка встречаются высокие, худые, желтокожие особи, однако местные рекламщики по какой-то непонятной причине предпочитают использовать в своем бизнесе именно их, причем стараются с помощью фотошопа сделать их еще более высокими и еще более желтокожими.

Что в таком случае остается маленьким толстеньким зеленым человечкам, которым не посчастливилось родиться худыми и ростом с телеграфный столб? Только острое чувство собственной неполноценности!"

Но эпоха «каждый сам себе медиа» меняет правила игры, и когда издержки для ведения блога уже не штат редакции, финская бумага и прибыль акционеров издательского дома, а лишь доступ в интернет и немного свободного времени автора, то можно не оглядываться на бюджеты рекламодателя и строить иную информационную политику.

Присутствие в визуальном пространстве изображений обычных женщин с самыми разными телами — это в первую очередь про то, что тело просто тело — оно может быть самым разным, в том числе у одного человека в течение его жизни. Это про преодоление одиночества, это про «я-не-монстр, я вижу отражения таких же, как я».

Стыд за тело, ощущение, что его надо скрывать, потому что оно монстр, лишает человека радостей жизни в конкретном моменте, моменте, кроме которого у нас ничего и нет, моменте, в котором мы лишаемся возможности радоваться летнему солнцу, теплому ветру, компании друзей. Это мучительное ощущение, что ты не просто живешь с монстром, а ты и есть монстр, да еще такой, каких на белом свете не сыщешь.

Фотографии в Сети, они для того, чтобы именно ПОКАЗАТЬ — тело может быть разным, тело никогда не монстр, потому что настоящие монстры всегда невидимо прячутся в человеческой душе, воплощаясь не в растяжки, целлюлит или жировую ткань, но в ненависть, нелюбовь и насилие к другим.

-31%
-10%
-15%
-15%
-25%
-5%
-17%
-26%
-50%