Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Делай тело


По-настоящему осознать, что мир принадлежит худым, можно лишь тогда, когда ты сам из многолетнего S вдруг внезапно перепрыгиваешь в L. И ситуация вынуждает тебя скорректировать гардероб. И вдруг оказывается, что в магазинах — по крайней мере в тех, к которым ты привык — на тебя ничего нет. Или на тебе ничего не застегивается.

Модели Victoria’s Secret

Сначала я с удивлением обнаружила, что на меня нет брюк.

Может, в принципе, когда-то они и были, может, их просто разобрали такие же крупные любители поесть и приодеться, как и я, может, это связано с тем, что необходимость в смене гардероба совпала с последними днями распродаж. Неважно. Для человека, никогда не испытывавшего проблем с покупкой одежды и не сталкивавшегося с отсутствием нужного размера, это стало открытием. Тень сомнения была брошена.

Потом я не влезла в платье. В первое, во второе…

— На размер больше? Хм… Бывает, но редко.

И это же речь не о 52-м.

Потом мне повезло больше. Потому что потом я увидела пальто. Прекрасное пальто, с отличным составом, светло-серого цвета, свободного кроя. Давно искомый оверсайз. Да еще и нужного мне, самого большого в мире, ха-ха, размера. Конечно же, объемное, оверсайзное пальто добавило мне объема, и худенькие девочки продавцы-консультанты, поведав мне, что между собой они называют эту модель «бочонок», всячески намекали, что это пальто превращает в бочонок и меня, и что в черном классическом приталенном пальто, в котором я пришла, я выгляжу гораздо стройнее.

Как можно купить пальто, в котором ты выглядишь больше, чем ты есть на самом деле? Полнит? Носить нельзя. Почему?

Я его отвоевала. Я принесла его домой. — Ты в нем гора, — сказали мне родные.

Лена Данэм, американская актриса, режиссёр, сценарист, продюсер

За всю свою жизнь я ни разу не сидела на диете. Ни одного дня. Мне незнакомы ежедневные стенания и страдания на тему вечного голода, отказа от десерта и стакана кефира в качестве единственно разрешенной после 18.00 пищи. И сейчас я не собираюсь лишать себя любимых продуктов, ограничивать себя в пирогах и вообще менять привычный рацион питания только лишь для того, чтобы влезть в джинсы на два размера меньше. Что это изменит? Глобально? Игра вообще стоит свеч?

Все худеют. Похудеть хотят все, даже те, кому не помешало бы набрать с пяток кило. Худеют после родов, худеют к лету. Худеют после праздников и перед отпуском. И никто за это не осудит. Молодец, пример для подражания.

С другой стороны, кажется, что наступает эра бодипозитива. Куклу Барби, наконец, начинают выпускать с разными вариантами фигуры, календарь Pirelli отказывается от глянцевых красоток, на обложке спецвыпуска журнала Sports Illustrated, посвященного купальникам, впервые появляется модель плюс сайз.

Масс-медиа, пытаясь реабилитировать себя после многих лет отфотошопленного глянца, призывают нас перестать стесняться собственного неидеального тела и принять себя.

Но дело в том, что в обсуждениях никто не хочет видеть главного месседжа. А он — о том, что вес не имеет никакого значения, что можно жить, и любить, и быть любимым, и счастливым, и довольным вне зависимости от наличия складок, лишнего веса и прочего целлюлита.

Модель Эшли Грэм на обложке Sports Illustrated

Большинство все равно осудит осмелившегося выставить свое неидеальное тело напоказ, и 99% комментариев обязательно будут негативными. «С каких это пор жир вошел в моду?», «Это отвратительно», «Почему мы должны на это смотреть?», «Ей просто лень заняться собой». Неидеальному человеку обязательно расскажут о вреде лишнего веса, открыв ему Америку. Спасибо. Это мнение очень важно для нас.

И никто не задается вопросом: почему человек выглядит так, как он выглядит. У него на это может быть масса причин. А может не быть ни одной, потому что 90−60−90 — это вовсе не единственный возможный в жизни вариант, все люди разные, и это — нормально. Кроме того, есть нарушения обмена веществ, есть гормональные и эндокринные проблемы, есть побочные реакции на действие определенных медицинских препаратов, есть увеличение массы тела на фоне приема антидепрессантов — и если ты их принимаешь, то тебе в принципе не до фитнес-клубов.

Фигня, скажет нам общество. Просто надо меньше жрать.

Никто не скажет же прямо, нет. Если вы похудели, то это событие, если поправились — об этом говорить в глаза не принято. И если на протяжении многих лет каждый встречный считал своим долгом указать мне на мою худобу и посоветовать «кушать побольше», чтобы набрать немного веса, то когда это все же случилось, все сделали вид, что ничего не произошло. Эй, а где же всеобщая радость от того, что я стала похожа на человека? Нет? Наверное, нет.

На самом деле мы не можем, не умеем принять себя такими, какие мы есть, а если и захотим, то нам просто не дадут. Не поверят. Большинство полагает, что это лукавство, самообман. Давай, оправдывай себя и свою лень.

Нам настолько вбили в голову, что красота — это худоба, что изменить это очень и очень сложно. Причем вбили с самого детства, начиная с «Ералаша», где полный персонаж всегда смешон, и заканчивая тем, что на твои стандартные бедра 46−48 размера в приличном магазине нет белья.

И, кстати, дискриминация в этом вопросе ничем не отличается от другого рода дискриминаций, будь то пол, национальность или сексуальная ориентация. И чрезмерное внимание к чему бы то ни было — в данном случае к весу — это не норма.