• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Делай тело


Красота — это страна, полная тайн и загадок. Пытаясь в них разобраться, девушки встречают на своем пути множество вопросов и противоречий. В погоне за идеальным «всем» — от тела до маникюра, девушки готовы ложиться под нож пластического хирурга. И как бы ни выступали защитники «естественной красоты» против такого вмешательства в данное природой, количество поклонников радикальной коррекции внешности всё увеличивается.

Мы встретились с Дмитрием Юрьевичем Ладутько, пластическим хирургом медицинского центра «Санте», чтобы узнать, насколько увлечены белорусы изменением себя, что сейчас модно в сфере пластической хирургии и чем чревата погоня за красотой.

— На вашу сферу деятельности повлиял кризис?

— Кризис, безусловно, повлиял, как и на все сферы. У людей стало меньше денег, соответственно, они начали думать, как их потратить. Кризис помог отсеять тех, кому операции не были необходимы. Имея ограниченные финансы, человек несколько раз подумает, нужно ему это или нет. Остаются лучшие пациенты: они требовательные, они знают, чего хотят, их желания полностью сформированы, и, соответственно, с ними приятно работать.

— Во всем мире смеются над «утиными губами». А у нас их продолжают делать?

— До нас тоже добралась тенденция естественности во внешнем облике. То есть, если раньше было модно делать стандартный острый приподнятый нос, объемные губы и впалые скулы, то сейчас делают так, чтобы всё эстетически и гармонично подходило этому конкретному человеку. И это всех частей тела касается. На медицинских конференциях сейчас только об этом и говорят.

poli-clinica.ru

— А что подразумеваете под «стандартным» носом?

— Есть определенная проекция в сантиметрах. Это конкретные цифры. Так называемый «идеальный» нос. Такой, который рисуют художники. Но сегодня, повторюсь, от этого стереотипа уже уходят.

— То есть, если я приду к вам и скажу, что я хочу себе «стандартный» нос, вы будете меня отговаривать?

— Нет, это не значит, что я буду отговаривать. Просто нужно понимать: когда человек выбирает пластического хирурга, он верит ему, соответственно, он доверяет его мнению, его способностям. Я как специалист посоветую лучшую форму носа, лучший имплантат для груди, но если человек будет требовать чего-то невероятного и не подходящего ему, я, скорее всего, откажу — для его же блага.

— Часто приходится отказывать клиентам?

— Когда человек не знает, чего он хочет, и ему нужна просто операция ради операции, такому клиенту я откажу. Я не гонюсь за какими-то коммерческими интересами, прежде всего мне важен результат.

— Бывает так, что девушка просит вернуть ей ее естественную грудь или собственные скулы?

— Замена имплантатов — да, такое может быть. Но чаще всего не из-за того что «разонравилось». Просто с течением времени наше тело меняется, иногда в силу каких-то возрастных изменений. Имплантаты в таких случаях приходится также менять. Кроме того, если человек, например, резко сбрасывает вес, грудь деформируется и требуется коррекция.

— Белорусы, когда дело касается операций, часто ищут клиники за пределами страны. А на вашу сферу это правило распространяется?

— Пластической хирургии это касается в меньшей степени. Другое дело — лечение онкологии. За границей, в Дании или в Германии, оно действительно лучше. Это та отрасль, в которой очень важны технологии.

В эстетической же хирургии всё зависит от способностей хирурга, а не от технологий, поэтому важно искать не другую страну, а хорошего специалиста.

— А как понять, что перед тобой хороший врач?

— Нужно ему просто доверять.

— А как можно «просто доверять» незнакомому человеку? Может быть, есть ряд вопросов, которые стоит задать?

— Нужно просто сходить на консультацию к нескольким опытным врачам, послушать, что они вам скажут, и выбрать того, кому, на ваш взгляд, захочется доверять.

— Есть какие-то показания того, что эстетическая хирургия нужна?

— Никому она не нужна. Просто человек смотрит в зеркало — и его начинает что-то раздражать. Например, маленькая грудь или морщины вокруг глаз. Он живёт с этой мыслью, и она не дает ему покоя. Качество жизни ухудшается. И тогда он решается и приходит на консультацию. Только в таком случае эстетическая хирургия может быть необходимой.

— Какая самая популярная операция? А к какой прибегают реже всего?

— Блефаропластика (операция по изменению формы век и разреза глаз). Фейслифтинг (подтяжка кожи лица). Следом идет маммопластика — увеличение и уменьшение груди. А реже, наверное, выбирают круропластику — коррекцию формы голени эндопротезом.

aif.ru

— А проводятся ли у нас в Беларуси операции по смене пола?

— Да, проводятся. Делается это только в одном центре. Проводится порядка 10 операций в год.

— А парни или девушки чаще обращаются за этой услугой?

— Чаще мужчины.

— После такой операции человеку нужно сменить паспорт?

— Нет, паспорт меняется до операции. И человек должен обязательно пообщаться с психиатром, чтобы тот подтвердил: пациент себя чувствует как мужчина или как женщина, физически таковым не являясь.

— А какие справки требуются перед более традиционной пластической операцией?

— Стандартный список анализов, которые в хороших клиниках сдают непосредственно перед операцией. Ну и главная «справка» — желание измениться.

— Если к вам приходит девушка, которой уже есть 18, и говорит, что она кардинально решила сменить внешность и хочет поменять все. «Мне нужны новые губы, новый нос, скулы, грудь». И у нее есть много денег…

— …Я откажу такому пациенту!

— Как вы относитесь к постоянной борьбе между хирургией и косметологией?

— Мне кажется, сегодня война не ведется, сегодня это две тесно связанные области. Хирургия дополняет косметологию, а косметология не имеет смысла без хирургии. Чтобы получить хороший эстетический результат, нужно учитывать оба фактора. Сегодня смело можно говорить о синтезе различных методик. Например, липофилинг (контурная пластика собственным жиром) выполняется совместно с фейслифтингом (подтяжка кожи лица) и маммопластикой (операции на молочной железе).

favim.com

— Операция — это стресс для организма. Как не переступить грань, чтобы не навредить своему здоровью?

— Нужно понимать, что могут быть осложнения после любого хирургического вмешательства. Конечно, врачи стараются их минимизировать, но они все же есть. Так, например, в 0,5 процента случаев после блефаропластики (пластика век) может быть синдром круглого глаза — выворот века. Но грамотно проведенная опытным хирургом операция, с учетом всех индивидуальных особенностей пациента, сделает человека только краше.

Также нужно понимать: операции проводятся под наркозом, и если они проходят часто, здоровья это не добавит. Об этом врачи должны предупреждать пациента.

— А вы как врач могли бы подтвердить, что не стоит вмешиваться в то, что дано природой, если только это не мешает здоровью?

— Однозначно, каждый человек прекрасен от рождения. Но в течение жизни большое количество внешних факторов может влиять и изменять наше тело и красоту. Например, когда молодая женщина, родив несколько детей, желает восстановить форму своей груди и живота. Она не противоречит своей естественной природной красоте, она помогает ее сохранять и продлевать.

— А каково процентное соотношение мужчин и женщин среди ваших клиентов?

— Женщин, безусловно, больше, но и количество мужчин за последние годы заметно увеличилось. Среди моих пациентов 80% женщин и 20% представителей сильного пола.

— И к какому виду операций прибегают мужчины чаще всего?

— Блефаропластика (коррекция век) и отопластика (коррекция ушных раковин).

— Можно сказать, что пластическая хирургия сегодня помолодела?

— Не могу так сказать. Средний возраст клиенток остался прежним: 25−40 лет. Просто сейчас это стало более доступно.

— Но во всех СМИ и ток-шоу обсуждают, насколько это неправильно — вмешиваться в данное от рождения…

— Но, тем не менее, те, кто ведет эти ток-шоу, что-нибудь себе обязательно корректируют. (Смеется.)

bobr.by

— А если говорить о девушках, которые в 30 лет просят о том, чтобы им сделали подтяжку лица?

— Уважающие себя хирурги не будут делать операции, просто чтобы заработать деньги. Важно понимать уровень ответственности и то, что к каждой операции должны быть показания. Кроме того, нужно примерно представлять, что после нее может измениться. Я не буду говорить обо всех, возьму себя в частности. Для меня важен результат. Хотя не исключаю, что есть и такие, кто оценивает всё с коммерческой точки зрения.

— Наверняка бывают случаи, когда человек остается недоволен результатом. Как вы тогда поступаете?

— Ну, в моей практике такого не было. То есть просто, если я вижу, что человеку что-то не нравится, я стараюсь тут же все исправить сам, бесплатно.

— Существует такое мнение: пластическая операция, как татуировка. Как только сделаешь одну, сразу хочется сделать еще и другую.

— Да, такое есть. Чаще всего клиенты приходят еще и еще. Они начинают искать изъяны в себе, а затем способы их исправить.

— Существует ли гарантия на вашу работу?

— Гарантия — это опыт и профессионализм хирурга. Специалист должен сам максимально представлять и уметь донести ожидаемый результат с учетом индивидуальных особенностей пациента. А все эти компьютерные программы, которые пытаются предугадать результат — это полная чушь. Нужно доверять словам своего врача.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-10%
-20%
-35%
-50%
-10%
-50%
-30%
20170626