/

– До двадцати девяти лет можешь вообще не париться, – объяснял мне пару лет назад теорию устройства личной жизни знакомый. – Во-первых, это самое шикарное время заниматься собой и реализовывать свои амбиции, во-вторых – в двадцать девять основная масса мужиков начинает разводиться. И, как правило, искать себе новых спутниц жизни, потому что все радости от жизни семейной они уже ощутили, как и неприятности.

Получили хороший жизненный опыт, мудрости набрались, поэтому строить новые отношения будут уже по-другому. По-настоящему, с глубоким чувством, с толком, с любовью. И навсегда. Вот посмотришь, у тебя именно так и будет, – делал для меня расклад сил и событий знакомый на ближайшие пару лет.

В чем-то он оказался прав. Это время, которое прошло с последнего дня рождения, когда мне исполнилось двадцать девять, было действительно самым удивительным за всю жизнь. И продолжает таким оставаться. Очевидно, дело не в определенных цифрах возраста, а в том, что время, которое было до дня сегодняшнего, прожито не просто так.

фото

За эти годы, которые прошли с момента окончания университета, с момента начала собственной полноценной и абсолютно ни от кого независимой жизни, случилось очень многое. Было еще два университета, четыре съемных квартиры разной комфортности, цены и удаленности от центра города, три автомобиля, с десяток глупейших дорожных происшествий, несколько мест работы, каждая из которых была потрясающей.

Было много страстей и эмоций, которые обязательно через край, потому что либо так, либо никак. Были утраты – родных, близких, дорогих людей, были потери веры во все человечество, в женскую дружбу и в то, что счастье, безусловное и настоящее, все же существует. Умирали боги, умирала я сама. Мимо моей жизни проходило бесчисленное количество людей, некоторым удавалось в нее заглянуть, кому-то – всего на чуть-чуть, у кого-то получалось вынести мне все мозги вместе с сердцем, у кого-то – отремонтировать душу, вернуть это все на свои места и заставить соображать головой, а не другим местом, удаленным от нее.

фото

Вокруг почти ничего не поменялось: мир живет своей жизнью, я – своей, отдельной. Но заказы, отправленные во вселенную тогда, когда понимание круговорота энергий и физического воплощения всех желаний, только начинало формироваться, выполняются. Высший разум четко реагирует на изменения внутреннего мира событиями внешнего – работают все законы, справедливые и честные, когда ты совсем не реагируешь на любителей лезть не в свое дело и в чужие жизни, потому что сама знаешь, как тебе надо. И получаешь это все.

Между тем бабочки в животе и во всех других частях тела от того, что происходит с тобой и вокруг тебя, размножаются быстро и беспощадно. И безусловное ощущение счастья, которое пьянит лучше любого алкоголя, и принуждает верить в то, что все в твоей жизни происходит вовремя – как раз тогда, когда должно было случиться. А чувство нежности, которое переполняет, вперемешку с бесконечным уважением, – это вообще что-то абсолютно новое, оттого еще более прекрасное и интересное.

В двадцать девять жизнь не начинается. В двадцать девять начинается жизнь по-новому. И очень важно, что те, кто рядом на этапе, осознают: то, что было до, – это лишь факты, наличие которых никак не может повлиять на решения, принимаемые сейчас. Потому что они были до тебя и без тебя. Скелеты же из шкафа, оказывается, доставать можно, даже самые древние и малопристойные. Потому что не страшно. Совсем.

-20%
-20%
-20%
-20%
-25%
-46%
-40%
-10%